Соотношение понятий уголовное право и уголовный закон

Уголовное право и уголовная ответственность

Понятие и задачи уголовного права

Уголовное право — это отрасль права, представляющая собой систему юридических норм, определяющих преступность и наказуемость деяний.

Задача уголовного права — охрана общественного строя нашей страны, его политической и экономической систем, собственности, личности, прав и свобод граждан, правопорядка от преступных посягательств. Для осуществления этой задачи уголовное законодательство определяет, какие общественно опасные деяния являются преступными, и устанавливает наказания, подлежащие применению к лицам, совершившим преступление.

Уголовное право решает задачу обеспечения соблюдения законности в нашем государстве и устранения причин, порождающих преступность. Принуждая к соблюдению правовых норм, уголовное право содействует воспитанию граждан в духе точного выполнения законов.

Среди принципов уголовного права можно назвать такие, как принцип законности, принцип неотвратимости, ответственности и др.

Принцип законности означает, что никто не может быть привлечен к уголовной ответственности и подвергнут наказанию иначе, как за деяния (т. е. действия или бездействие), содержащие состав преступления, предусмотренный уголовным законом, а уголовное наказание может быть применено только по приговору суда.

Принцип неотвратимости ответственности состоит в том, что уголовный закон предписывает неуклонно соблюдать его требования о полном и своевременном раскрытии каждого преступления и применение к виновному лицу справедливого наказания.

Наряду с общими принципами в уголовном праве действуют и так называемые отраслевые принципы, т. е. присущие только данной отрасли права. К таким принципам, например, относят индивидуализацию наказания, ответственность за вину и др.

Уголовной кодекс включает нормы, закрепляющие уголовную ответственность за преступления, которые не предусмотрены в нормативных актах республик, входящих в состав РФ.

Уголовное право как система юридических норм подразделяется на общую и особенную части.

В общей части формулируются общие положения уголовной ответственности, определяется понятие преступления. Общая часть включает также нормы, определяющие формы и виды вины, обстоятельства, исключающие уголовную ответственность за приготовление к преступлению, покушение на преступление, за соучастие. В общей части кодекса дается характеристика целей и видов наказания и правила их назначения и т. д.

Особенная часть Уголовного кодекса включает нормы конкретных видов преступлений и установленных за них мер уголовного наказания.

Такая система построения Уголовного кодекса присуща всем уголовным кодексам республик и позволяет учитывать некоторые особенности. В частности, уголовная ответственность за поливное земледелие (данная ответственность предусмотрена не во всех уголовных кодексах, а только в тех республиках, где существует такое земледелие), за нарушение равноправия женщин в тех республиках, где подобные действия составляют пережитки религиозных и местных бытовых обычаев и др.

Все лица, совершившие преступления на территории РФ, подлежат ответственности по уголовным законам, действующим в месте совершения преступления.

Однако вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств разрешается дипломатическим путем, а поэтому такие лица неподсудны по уголовным делам российским судам.

Понятие “уголовное право” на практике применяется не только как система юридических норм, но и как наука, предметом которой являются преступление и наказание, взятые в их историческом развитии. Изучая практику применения уголовного закона, наука уголовного права разъясняет его положения и дает рекомендации судебным и следственным органам.

Понятие и признаки преступления

Уголовное законодательство дает определение преступления. Так, преступлением признается предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй, политическую и экономическую системы, личность, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан.

Не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Законодатель, давая определение преступления, выделил в его понятии основные признаки — общественная опасность и противоправность. Рассмотрим эти признаки.

Общественно опасное деяние означает объективное свойство деяния реально причинить существенный вред объектам, предусмотренным уголовным законодательством, т. е. личности, имуществу граждан и организаций и т. д.

Что касается термина “деяние”, то он включает два слова: “действие” и “бездействие”. Действие означает общественно опасное, активное и осознанное волевое поведение человека в обществе. Например, обман покупателя продавцом магазина, нанесение телесных повреждений гражданину из хулиганских побуждений и т. д. Бездействие — это общественно опасное, пассивное, осознанное волевое поведение лица. Пассивность проявляется в несовершении тех действий, которые лицо было обязано и могло совершить.

Противоправность проявляется в том, что нарушает закрепленное в норме уголовного закона запрещение совершать деяние, причиняющее или способное причинить существенный ущерб объектам, охраняемым уголовным законом. Так, под страхом уголовного наказания запрещает похищение личного имущества граждан.

Противоправность деяния может выражаться и в невыполнении лицом возложенных на него обязанностей.

Совокупность признаков, образующих согласно закону конкретный вид преступления, принято называть составом преступления. Уголовная ответственность и наказание возможны только при наличии в деянии лица состава преступления: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Объектом преступления являются:

  • общественный строй;
  • политическая и экономическая системы;
  • собственность;
  • личность (человек);
  • политические, трудовые, имущественные и другие права;
  • правопорядок.

Объективная сторона — это действие или бездействие, посредством которого совершается преступление. Например, путем действия совершается тайное похищение личного имущества граждан (т. е. кража).

Субъект преступления — это человек, достигший установленного в законе возраста, способный отдавать отчет своим действиям и руководить своими поступками, т. е. быть вменяемым (психически полноценным). Уголовное законодательство установило, что уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось 16 лет, а за совершение ряда преступлений (например, убийство, кража, грабеж, изнасилование и др.) — 14 лет.

Субъективная сторона — это вина, т. е. психологическое отношение лица к совершенному преступлению. Принято различать вину в форме умысла и форме неосторожности.

Умысел характеризуется тем, что лицо, совершившее преступление, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидело его общественно опасные последствия и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий.

Преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Уголовный закон различает стадии преступления. В частности, это приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление.

Суды должны учитывать при назначении наказания за приготовление и покушение характер и степень общественной опасности действий, совершенных виновным, степень осуществления преступного намерения и причины, в силу которых преступление не было доведено до конца. Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления.

Уголовный закон установил, что за преступление несут наказание не только лица, которые его непосредственно совершили, но и те лица, которые в той или иной степени содействовали его совершению. В данном случае речь идет о соучастии. Соучастием признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления.

Соучастниками преступления наряду с исполнителями признаются организаторы, подстрекатели и пособники. Уголовный закон предусматривает наказание и за укрывательство, и недонесение сведений о достоверно известном или совершенном преступлении.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность

Уголовное законодательство закрепило положение, согласно которому при наличии некоторых обстоятельств отдельные деяния, хотя и подпадают под признаки преступления, не признаются таковыми, т. е. преступлениями. К таким обстоятельствам закон относит необходимую оборону и крайнюю необходимость.

Необходимая оборона — это защита каждым своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества, государства от общественно-опасного посягательства независимо от возможности избежать посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Правомерной является защита личности, прав и законных интересов обороняющегося, другого лица, общества и государства путем причинения любого вреда посягающему, если нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Защита от нападения, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т. е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Вместе с тем закон установил, что за превышение пределов необходимой обороны лицо привлекается к уголовной ответственности и несет соответствующее уголовное наказание.

Состояние крайней необходимости — это устранение опасности, угрожающей интересам государства, общественным интересам, личности или правам данного лица или других граждан, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами и если причиненный вред считается менее значительным, чем предотвращенный вред. Не являются преступлением действия гражданина, если он причинил вред преступнику (например, нанес травму) при его задержании или при пресечении его преступных действий.

Понятие, виды и цель уголовного наказания

За совершенное преступление виновное лицо привлекается к уголовной ответственности. Уголовная ответственность — это один из видов юридической ответственности, при которой к виновному лицу суд применяет государственное принуждение в форме наказания. Наказание — это особая мера государственного принуждения за совершенное преступление, т. е. кара за совершенное деяние.

Наказание — это не только кара за совершенное преступление (деяние), но и имеет целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, а также предупреждение совершения новых преступлений как осужденным, так и иными лицами. Наказание не имеет целью причинение физического страдания или унижение человеческого достоинства.

К лицам, совершившим преступления, закон установил основные, дополнительные, альтернативные (основные и дополнительные) меры наказания и исключительную меру.

К основным мерам наказания уголовный закон, например, относит: лишение свободы, исправительные работы без лишения свободы, общественное порицание, направление в дисциплинарный батальон и др.

Дополнительные меры наказания — это конфискация имущества и лишение воинского или специального звания. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, штраф, увольнение от должности могут применяться в качестве основных или дополнительных наказаний.

В виде исключительной меры наказания, впредь до ее полной отмены, допускается применение смертной казни — расстрела — за особо тяжкие преступления в случаях, предусмотренных Уголовным кодексом (ст. 23 УК).

Соотношение уголовного права и уголовного законодательства

И.Я. Козаченко утверждает, что «уголовный закон является единственным источником уголовного права лишь в плане нормотворческой деятельности. Что же касается сферы применения норм уголовного права, то число ее источников богаче и разнообразнее».

Б.В. Яцеленко убежден, что «уголовный закон является формой выражения уголовного права и, кроме того, его единственным источником».

По мнению А.А. Толкаченко, «уголовный закон – не только источник уголовного права, но и форма его существования».

Приведенные примеры убедительно свидетельствуют о различных подходах к решению вопроса о соотношении уголовного права и уголовного законодательства. Безусловно, уголовное право выражается в уголовном законодательстве, которое является формой существования уголовного права. Соответственно, и принципы уголовного права должны найти отражение в уголовном законодательстве.

2. Наука уголовного права: предмет, методы и задачи на современном этапе.

Наука уголовного права: предмет, методы и задачи на современном этапе.

Уголовно-правовая наука – это составная часть юридической науки. Она представляет собой систему уголовно-правовых взглядов, идей, представлений об уголовном законе, его социальной обусловленности и эффективности, закономерностях и тенденциях его развития и совершенствования, принципах уголовного права, об истории уголовного права, о перспективах его развития, о зарубежном уголовном праве. Поэтому предмет науки уголовного права шире предмета уголовного права как отрасли права. Методика в уголовном праве представляет собой систему приемов и операций, средств и инструментария исследования уголовно-правовых явлений и понятий. В уголовно-правовой науке применяются такие методы, как догматический, социологический, сравнительно-правовой, историко-правовой, диалектический:

Догматический метод или юридический имеет назначением комментирование и систематизацию действующих уголовно-правовых норм, их толкование, определение основных уголовно-правовых понятий. Этот метод берет за отправную точку не какое-либо конкретное преступление либо совокупность преступлений, а преступление вообще, т.е. его юридическое понятие. Этот метод предполагает изучение уголовно-правовой нормы как таковой или совокупности правовых норм и юридических понятий.

— Социологический метод заключается в анализе уголовно-правовых норм, преступления и наказания как социальных явлений. Если догматический метод способствует уяснению, что такое правовая (уголовно-правовая) норма и преступление, как юридическое понятие, то социологический метод позволяет вскрыть их социальное содержание, т.е. определить каково в действительности то или иное преступление, каков субъект этого преступления и т.д. Этот метод заключается в опросах, анкетировании различных категорий лиц, экспертных оценках по раз-личным проблемам уголовного права. Например, о понимании ими тех или иных уголовно-правовых запретов, о согласии или несогласии с ними, об их эффективности; о предложениях по совершенствованию уголовных законов и т.д. Этот метод является основой уголовно-правового прогнозирования и правотворчества.

Сравнительно-правовой (компаративистский) метод заключается в анализе тех или иных уголовно-правовых институтов, категорий, понятий путем сопоставления их с аналогичными положениями уголовного законодательства зарубежных стран.

Историко-правовой (историко-сравнительный) метод заключается в исследовании уголовно-правовых институтов, категорий и норм в их историческом развитии, а также в изучении российского уголовного права и отечественной уголовно-правовой науки.

Диалектический (философский) метод заключается в использовании в уголовно-правовом исследовании основных законов и категорий диалектики. Законы диалектики касаются общих вопросов теории развития уголовного права.

Основные задачи на современном этапе:

1. Разработка фундаментальных проблем теории УП, и на этой основе дальней шее совершенствование угол. законодательства.

2. Изучение эффективности угол. нак5азания, практики его исполнения.

3. Разработка рекомендаций по дальнейшему усовершенствованию угол. политики.

4. Исследование проблем социологии УП, в целях дальнейшего укрепления законности и правопорядка

5. Изучение проблем, связанных с освобождением от угол. от-ти и наказания,

6. Анализ проявлений организованных форм преступного поведения

7. Изучение субъекта преступления, опасного и особо опасного рецидива.

3. Принципы российского уголовного права: понятие, система, содержание.

Принципы– правоприменительной практике основополагающие идеи которые определяют как его содержание в целом, так и содержание отдельных его институтов.

Признаки принципов:

1) по содержанию – объективны, т. к. отражают закономерности развития общества;

2) имеют высшую степень общности;

3) обладают определенной стабильностью, но реагируют на некоторые изменения;

4) образуют единую, взаимосвязанную систему, в которой отсутствует иерархия (принципы равноценны);

5) закреплены в нормах права.

Принципы уголовного права – основные руководящие уголовно-правовые начала (идеи), закрепленные в нормах уголовного права.

Виды принципов:

• общие (общеправовые), характерные для всех или для многих отраслей права;

• специальные (уголовно-правовые), присущие только уголовному праву.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2018 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.002 с) .

Соотношение понятий уголовное право и уголовный закон

Соотношение принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности

Р.С. Бурганов, аспирант Академии управления «ТИСБИ»

Анализируя систему принципов уголовного права, в первую очередь нужно разграничить разновидности этих принципов, сгруппировав их в отдельные принципы. Это особенно важно в связи с тем, что в уголовно-правовой науке не выработана единая позиция по поводу того, как соотносятся принципы уголовного права и принципы уголовной ответственности.

Уголовная ответственность относится к числу фундаментальных категорий уголовного права. Вместе с тем, следует отметить, что далеко не все аспекты уголовной ответственности в настоящий момент исследованы в полной мере. Как отмечается в литературе, «не только частные вопросы теории уголовной ответственности, но и само это понятие остаются дискуссионными»[1].

В зависимости от того, что понимается под уголовной ответственностью, можно выделить следующие основные точки зрения:

• уголовная ответственность как обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть наказание, заключающееся в лишениях личного или имущественного характера, порицающее его за совершенное преступление[2];

• уголовная ответственность как предусмотренное уголовным законом государственно-принудительное воздействие, которое применяется по приговору суда к лицу, совершившему преступление[3];

• уголовная ответственность как публичное государственное осуждение (порицание) общественно опасного деяния и лица, его совершившего[4];

• понимание уголовной ответственности как правоотношения является сейчас наиболее распространенным в уголовно-правовой науке[5].

По поводу соотношения принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности также ведутся споры.

При определении соотношения этих категорий В.Д. Филимонов исходит из того, что понятие «принципы уголовного права» является родовым для понятия «принципы уголовной ответственности»[6]. По мнению В.П. Малкова, данные категории не являются синонимами. В то же время он полагает, что отнесение принципов уголовного права к понятию родовому для понятия «принципы уголовной ответственности» представляется неприемлемым, «поскольку порождает новую проблему уяснения существа категории родовых принципов уголовного права – какие из них относить к родовым и неродовым»[7].

В.П. Ревин и Г.М. Миньковский полагают, что «различие терминологии – «принципы уголовного права» и «принципы уголовной ответственности» — не является принципиальным»[8]. Близкую к высказанной позицию по данному вопросу высказывает И.Г. Набиев, указывающий, что «принципы уголовной ответственности фактически пронизывают и задают содержание большинства норм и институтов уголовного права. Поэтому конституирование их в качестве принципов уголовного права представляется вполне обоснованным. Данный вывод вытекает и из систематического анализа положений главы первой УК РФ. Если в ее наименовании употреблено понятие «принципы Уголовного кодекса», то в ч. 2 ст. 2, расположенной в этой главе, — понятие «принципы уголовной ответственности». Если бы законодатель проводил между ними различие, то, скорее всего, он обозначил бы и те, и другие»[9].

Решение данного спора, думается, можно найти, анализируя соотношение понятий «уголовное право» и «уголовная ответственность». Так, С.М. Кочои рассматривает уголовную ответственность в качестве одного из фундаментальных понятий в уголовном праве[10]. Как категорию уголовного права рассматривают уголовную ответственность другие исследователи[11]. Как уже отмечалось, распространена точка зрения, рассматривающая уголовную ответственность как правоотношение[12]. Ряд исследователей относит уголовную ответственность к институтам уголовного права[13]. Последняя точка зрения, определяющая соотношение двух рассматриваемых категорий, наиболее убедительна.

Безусловно, по сути уголовную ответственность можно рассмотреть как правоотношение, обязанность претерпевать неблагоприятные последствия за совершенные преступления и принудительное воздействие государства на лицо, совершившее преступление. Однако с точки зрения системы уголовного права уголовная ответственность является группой правовых норм, входящих в отрасль уголовного права. Таким образом, говорить о тождественности принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности нельзя из-за разнородности явлений, сущность которых выражают эти основополагающие понятия.

Соответственно этому, можно сделать вывод, что принципы уголовной ответственности входят в систему принципов уголовного права. В связи с этим нельзя утверждать, что принципы уголовной ответственности не являются принципами уголовного права, как нельзя утверждать, что принципы уголовного права не являются принципами права.

В то же время уголовная ответственность является важнейшим институтом уголовного права, но отнюдь не единственным. Поэтому принципы уголовной ответственности являются наиболее важной частью системы принципов уголовного права, но не исчерпывают всей широты принципов уголовного права. Как справедливо подчеркивает В.А. Якушин, «отождествление принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности недопустимо»[14].

Взаимоотношения принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности строятся по следующей схеме. Принципы уголовного права, имея более общий характер, распространяются в полной мере на институт уголовной ответственности. В последнем же имеют место и другие специфичные принципы, не относящиеся к принципам уголовного права и присущие только этому институту. Данную позицию занимает Н.А. Лопашенко, отмечающая, что «уголовная ответственность может иметь свои, только ей присущие принципы, не распространяющиеся на все остальные компоненты уголовного права, например, принцип неотвратимости ответственности или принцип личной ответственности»[15].

Не является решенным и вопрос о том, какие же принципы — уголовного права или уголовной ответственности – закреплены в статьях 3-7 УК РФ. Условно позиции авторов по данной проблеме можно разделить на две группы.

Ряд авторов считает, что принципы гуманизма, демократизма, равенства всех перед законом являются принципами уголовной ответственности[16]. К таковым относится В.Д. Филимонов считающий, что принципы, закрепленные в статьях 3-7 УК РФ, относятся к принципам уголовной ответственности[17]. Далее он рассуждает: «Разграничивает понятие принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности и действующий УК РФ. Так, в названии главы 1 УК говорится о принципах Уголовного кодекса, а в тексте ч. 2 ст. 2 УК РФ – о принципах уголовной ответственности»[18].

Указанная точка зрения высказывалась также И.В. Коршиковым, писавшим, что «в УК РФ изложены не принципы уголовного законодательства, а принципы уголовной ответственности, что следует из содержания части 2 ст. 2 УК, а это, на наш взгляд, не одно и то же»[19]. И далее: » Нормы-принципы, зафиксированные в статьях 3-7 УК РФ, на наш взгляд, изложены неудачно, так как характеризуют только институт уголовной ответственности и поэтому являются не принципами уголовного права в целом, а принципами указанного института»[20].

Ссылка на содержание УК РФ здесь не совсем обоснована, так как регламентированные в статьях 3-7 УК РФ принципы законодатель, помимо ч. 2 ст. 2, упоминает в названии главы 1 УК, именуя их принципами Уголовного кодекса Российской Федерации. Довод о том, что закрепленные в УК РФ принципы характеризуют только институт уголовной ответственности, также не выдерживает критики, хотя бы исходя из содержания ч. 1 ст. 7 УК РФ, установившей, что «уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека». Несомненно, данное требование относится не только к институту уголовной ответственности.

Другая группа ученых исходит из того, что принципы, специально закрепленные в главе 1 УК РФ, являются принципами уголовного права. К этой группе относится, в частности, И.Э. Звечаровский, который отмечает: «Нормативный материал Кодекса не исчерпывается тем, который касается собственно ответственности… Увязка принципов, закрепленных в ст. 3-7 УК РФ, только с уголовной ответственностью означает, например, что о справедливости в уголовном праве следует говорить лишь в связи с оценкой соотношения содеянного с мерой ответственности за него, в то время как справедливость должна проявлять себя уже на стадии решения вопроса о криминализации того или иного общественно опасного деяния… Поэтому в данном случае более обоснованно говорить о принципах именно Уголовного кодекса в целом. Они, в свою очередь, будучи нормативно определенными в тексте закона, являются по своей сути отражением принципов уголовного права»[21].

Н.А. Лопашенко придерживается аналогичного мнения, указывая, что «нельзя расценивать принципы, указанные в ст. 3-7 УК только как принципы уголовной ответственности; они одновременно являются и принципами других институтов и категорий уголовного права (например, преступления)»[22].

Последние точки зрения представляются более обоснованными. Действительно, значение принципов, закрепленных в главе 1 УК РФ, распространяется далеко за пределы института уголовной ответственности. Их необходимо отнести к принципам уголовного права. Уголовная ответственность является важнейшим институтом уголовного права, но отнюдь не единственным. Поэтому принципы уголовной ответственности являются наиболее важной частью системы принципов уголовного права. Последние поглощают своим содержанием принципы уголовной ответственности, так как представляют собой более общую категорию. Рассматриваемые категории соотносятся как разнопорядковые явления, поэтому их отождествление представляется ошибочным. Принципы уголовного права охватывают собой принципы уголовной ответственности. Требования законности, гуманизма, равенства перед законом и других принципов уголовного права распространяются в полной мере на институт уголовной ответственности и обязательны при применении норм, регламентирующих уголовную ответственность. Принципы же собственно уголовной ответственности носят более специфичный характер, и их действие не должно распространяться на институты, не входящие в ее содержание (например, на принудительные меры медицинского характера, применяемые к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости).

В уголовно-правовой науке выделяются такие категории, как «принципы уголовного права»[23], «принципы уголовного законодательства»[24] и «принципы уголовного закона»,[25] их разграничение имеет важное значение. Необходимость разграничения обуславливается и тем, что уголовный закон также не избежал разночтений в трактовке принципов. Глава 1 УК РФ называется «Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации», а в части 2 статьи 2 УК РФ указано, что для осуществления задач настоящий кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности… Налицо противоречие, которое необходимо разрешить, исходя из следующего.

Данные категории соотносятся следующим образом. На первом месте по широте и многообразию входящих в него явлений стоит категория принципов уголовного права. Принципы уголовного законодательства – это по существу принципы уголовного права, закрепленные в его нормах. Тем самым принципы уголовного права приобретают легальную форму, становясь принципами уголовного законодательства.

Эти понятия соотносятся по типу «содержание» и «форма». Соотношение принципов уголовного права и принципов уголовного законодательства близко к соотношению системы права и системы законодательства. Данный тезис высказывает В.В. Мальцев[26], однако, развивая его, он приходит к выводу, что «принципы уголовного права – это и есть принципы правосознания»[27]. Такой подход не соответствует самому понятию принципов права, которые одним из своих обязательных свойств имеют свойство нормативной закрепленности. Последний не обязателен для принципов правосознания.

На основании этих положений необходимо внести изменение в часть 2 статьи 2 УК РФ, изложив ее в следующей редакции: «Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает принципы уголовного законодательства, основание уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений». Кроме того, для полного исключения разночтений УК следует изменить и наименование главы 1 УК РФ и назвать ее «Задачи и принципы уголовного законодательства Российской Федерации».

Принципы уголовной ответственности, таким образом, обосабливаются среди принципов уголовного права по следующим параметрам: по сфере действия – принципы уголовной ответственности распространяются на отношения уголовной ответственности; по содержанию – принципы уголовной ответственности содержат требования, касающиеся уголовной ответственности.

Подводя итог, необходимо выстроить систему принципов уголовного права, разместив в ней принципы уголовной ответственности. Система принципов уголовного права включает в себя:

1. Универсальные принципы уголовного права, распространяющиеся на всю данную отрасль права. К таковым относятся общеправовые принципы, нашедшие свое отражение в уголовном праве (законность, равенство, справедливость, гуманизм, вина), межотраслевые принципы, которые распространяются на уголовное право и на другие отрасли права (принципы индивидуализации и дифференциации ответственности), принципы уголовного права, которые свойственны только этой отрасли права (принцип экономии мер уголовной репрессии, принцип неотвратимости уголовной ответственности и иных мер уголовно-правового характера, принцип стимулирования отказа от продолжения преступной деятельности и позитивного посткриминального поведения).

2. Принципы уголовной ответственности как основного, генерального института уголовного права.

3. Принципы отдельных институтов уголовного права (принципы построения системы наказаний, принципы назначения наказания и др.).

[1] См.: Прохоров В.С., Кропачев Н.М., Тарбагаев А.Н. Механизм уголовно-правового регулирования. — Красноярск, 1989. — С. 26.

[2] См.: Брайнин Я.М. Уголовная ответственность и ее основание в советском уголовном праве. — М., 1963. — С. 25; Волженкин Б.В. Общественная опасность преступника и основание уголовной ответственности // Правоведение. — 1963. — № 3.

[3] См.: Советское уголовное право. Общая часть. — М., 1988. — С. 24.

[4] См.: Тарханов И.А. Поощрение позитивного поведения в уголовном праве. — Казань, 2001. — С. 181; Звечаровский И.Э. Посткриминальное поведение: понятие, ответственность, стимулирование. — Иркутск, 1993. — С. 25-26.

[5] См.: Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. — М.: Норма-Инфра М, 1999. — С. 71; Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. — М., 1997. — С. 72.

[6] См.: Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. — М., 2002. — С. 36.

[7] См.: Уголовное право России. Часть общая / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. — М.: Волтерс Клувер, 2005. — С. 36.

[8] См.: Уголовное право России. Общая и особенная части / Под ред. В.П. Ревина. — М., 2000. — С. 16.

[9] См.: Набиев И.Г. Принципы назначения наказания: Автореф. дисс. … к.ю.н. — Казань, 2004. — С. 28.

[10] Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А. И. Чучаева. — М., 2005. — С. 69.

[11] См.: Курс российского уголовного права. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. — М., 2001. — С. 474; Курс уголовного права. Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. — М., 2002. — С. 187; Кропачев Н.М., Прохоров В.С. Механизм уголовно-правового регулирования: уголовная ответственность. — СПб., 2000. — С. 5.

[12] См.: Уголовное право. Общая часть / Отв. ред. И. Я. Козаченко З. А. Незнамова. – М., 1999. – С. 72; Уголовное право России. Часть общая / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. – М.: Волтерс Клувер, 2005. – С. 118.

[13] Уголовное право России. Общая часть / Под общ. ред. М.П. Журавлева. — М., 2005. — С. 51; Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Ф.Р. Сундурова. — Казань, 2003. — С. 39; Тарбагаев А.Н. Ответственность в уголовном праве. — Красноярск, 1994. — С. 5.

[14] Уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. Ф.Р. Сундурова. – Казань, 2003. – С. 39.

[15] См.: Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. – СПб., 2004. – С. 153.

[16] См.: Мироненко М.Б. Принципы юридической ответственности. – Тольятти, 2001. – С. 45.

[17] См.: Филимонов В.Д. Принципы уголовного права. – М., 2002. – С. 36.

[19] См.: Коршиков И.В. Принцип гуманизма в уголовном праве Российской Федерации: Автореф. дисс. … к. ю.н. — Саратов, 1999. — С. 41.

[21] См.: Звечаровский И.Э. Современное уголовное право России. – СПб., 2001. – С. 41.

[22] См.: Лопашенко Н.А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. – СПб., 2004. – С. 153.

[23] Данная категория выделяется многими исследователями, хотя и законодательно не закреплена, но традиционно она чаще всего рассматривается в литературе (см.: Уголовное право России. Общая часть. – М.: Инфра-М-Норма, 1998. – Т. 1. – С. 6-13; Галиакбаров Р.Р. Уголовное право. Общая часть. – Краснодар, 1999. – С. 15-21 и др.).

[24] См.: Курс уголовного права. Общая часть. – М., 1999. – С. 65-89; Уголовное право Российской Федерации. – М., 2000. – С. 16-29.

[25] См.: Практикум по уголовному праву: Учебное пособие. – М.: БЕК, 1997. – С. 15.

[26] См.: Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. – М.: Юридический центр «Пресс», 2004. – С. 120-121.

[27] См.: Там же. – С. 122.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст документа, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

Решняк М.Г. Понятие уголовного закона и его соотношение с понятиями уголовного законодательства и уголовного права

Решняк М.Г. Понятие уголовного закона и его соотношение с понятиями уголовного законодательства и уголовного права // Вестник Международного юридического института. 2012. № 2.

Решняк Мария Генриховна, кандидат юридических наук, доцент, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Международного юридического института

Понятие уголовного закона и его соотношение с понятиями уголовного законодательства и уголовного права

Процессы, происходящие в политической, экономической, социальной и иных сферах жизнедеятельно­сти общества, с течением времени обусловливают несоответствие определенных уголовно-правовых форм, осуществляющих регулирование обществен­ных отношений, качественным изменениям последних. Это приводит к изменению содержания уголовного закона, в том числе к декриминализации либо криминализации определенных деяний [1] . Например, Федеральным законом от 7 декабря 2011г. [2] были декриминализованы клевета и оскорбление, а также контрабанда в сфере экономической деятельности.

Давая общую характеристику названному Федеральному закону, есть все основания констатировать, что его новации направлены на дальнейшую демократизацию и гуманизацию сферы уголовно-правового регулирования, а также на укрепление специальных принципов дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания, что обусловлено соответствующими установками уголовной политики нашего государства.

Конституционный Суд Российской Федерации в одном из своих постановлений [3] привел ряд положений, которые, на наш взгляд, было бы желательно учитывать российским законодательным органам.

Во-первых, Конституция Российской Федерации провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью, а признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина — обязанностью государства (статья 2). Будучи непосредственно действующими, права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18 Конституции Российской Федерации).

Во-вторых, реализация названных конституционных принципов в сфере уголовно-правового регулирования предполагает, с одной стороны, использование средств уголовного закона для защиты граждан, их прав, свобод и законных интересов от преступных посягательств, а с другой — недопущение избыточного ограничения прав и свобод при применении мер уголовно-правового принуждения. Соответственно, характер и содержание устанавливаемых уголовным законом мер должны определяться исходя не только из их обусловленности целями защиты конституционно значимых ценностей, но и из требования адекватности порождаемых ими последствий (в том числе для лица, в отношении которого эти меры применяются) тому вреду, который был причинен в результате преступных деяний. В случаях, когда предусматриваемые уголовным законом меры перестают соответствовать социальным реалиям, приводя к ослаблению защиты конституционно значимых ценностей или, напротив, к избыточному применению государственного принуждения, законодатель — исходя из указанных конституционных принципов — обязан привести уголовно-правовые предписания в соответствие с новыми социальными реалиями.

Такой вывод согласуется с положениями Всеобщей декларации прав человека, в частности п. 2 ее ст. 29, в силу которого при осуществлении своих прав и свобод каждый человек может быть подвергнут только таким ограничениям, какие предусмотрены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

В-третьих, установление уголовно-правовых запретов и наказания за их нарушение, равно как и принятие законодательных норм, устраняющих преступность и наказуемость деяний и смягчающих ответственность, должны предопределяться конституционными основами демократического правового государства, включая приоритет и непосредственное действие Конституции Российской Федерации, разделение властей, государственную защиту прав и свобод человека и гражданина, справедливость и равенство, запрет произвола, требования соразмерности и связанности органов государственной власти и должностных лиц, реализующих уголовно-правовые предписания, в том числе судей, Конституцией Российской Федерации и законами (ч. 1 ст.1, ч.1 ст. 2; ст. 4, ч. 2; статьи 10, 19 и 45; ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации).

В-четвертых, ст. 10 УК РФ применительно к сфере уголовно-правового регулирования конкретизирует вытекающие из Конституции Российской Федерации (ч. 2 ст. 54) и Международного пакта о гражданских и политических правах (п. 1 ст. 15) принципы применения новых законов, устраняющих или смягчающих уголовную ответственность. Данные принципы сформулированы как императивные указания, адресованные, прежде всего, государству в лице соответствующих органов, которые призваны обеспечивать реализацию закрепленной в ч. 1 ст. 45 Конституции Российской Федерации гарантии государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и от которых зависит решение вопроса, какая именно ответственность может наступать за те или иные правонарушения.

Следовательно, тем самым предполагается, что законодатель, принимая закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность и, следовательно, являющийся актом, который по-новому определяет характер и степень общественной опасности тех или иных преступлений и правовой статус лиц, их совершивших, не может не предусмотреть — исходя из конституционно обусловленной обязательности распространения действия такого рода законов на ранее совершенные деяния — механизм придания ему обратной силы, а правоприменительные органы, в том числе суды, управомоченные на принятие во исполнение этого закона юрисдикционных решений об освобождении конкретных лиц от уголовной ответственности и наказания или о смягчении ответственности и наказания, оформляющих изменение статуса данных лиц, не вправе уклоняться от его применения.

Отметим, что статьи Особенной части УК РФ не только увеличиваются либо уменьшаются в своем количестве, предопределяя тем самым и соответствующие изменения в числе видов уголовно наказуемых деяний, но еще и подвергаются изменениям своего содержания. Так, актуализация проблем проявлений экстремистской деятельности в российском обществе побудило законодателя принять в 2002 г . Федеральный закон № 114-ФЗ «О противодействии экстремисткой деятельности», на основании которого была введена ст. 2821 УК РФ, первоначально содержавшая перечень преступлений экстремисткой направленности. Такой подход, судя по всему, не удовлетворил потребности правоприменительной практики, и в 2007 г . законодатель отказался от конкретного перечня деяний и взамен этого в примечании к ст. 2821 УК РФ привел понятие преступления экстремисткой направленности. Однако, ни в первом, ни во втором случае имевшие место законодательные изменения нельзя признать удачными, что подтверждается не прекращающимися научными дискуссиями и противоречивой правоприменительной практикой [4] .

Изменения содержания УК РФ, с одной стороны, могут рассматриваться в качестве позитивной тенденции совершенствования законодательства, обусловленной необходимостью привести его в более или менее точное соответствие с общественными потребностями, с меняющейся социально-экономической основой соответствующей отрасли права. С другой стороны, процесс обновления уголовного законодательства характеризуется тем, что всего за 15 лет действия нового УК РФ в него были внесены многочисленные изменения и дополнения, что объективно свидетельствует о том, что законодателю в период разработки и принятия данного Кодекса не удалось, к сожалению, в полной мере обеспечить его адаптационную емкость, то есть заложенную в самом содержании закона способность в ближайшей исторической перспективе в той или иной мере соответствовать меняющимся условиям общественной жизни с тем, чтобы выполнять социальную функцию эффективной охраны правопорядка, общественной и личной безопасности граждан. Считаем, что нельзя забывать незыблемый постулат о том, что стабильность закона является одним из основных показателей его совершенства.

Отметим, что норма уголовного закона не должна отождествляться с его статьями, поскольку структурные элементы соответствующей нормы размещаются в статьях Общей и Осо­бенной частей УК РФ. В уголовно-правовой системе норма рассматривается как «всеобщее», имеющее уровни «общего» и «единичного». При этом норма уголовного закона может быть определена как установленная в Российской Федерации мера возможной деятельности, адресованная обществу и физическому лицу, наде­ленным взаимными правами и обязанностями, регулирующая уголовно-правовое отношение [5] .

А. И. Бойцов в своей работе обосновывает бинарную структуру уголовно-правовых норм, при этом, по его мнению, в запрещающих и обязывающих нормах отражаются формы и содержание ответственности, в поощрительных — формы и виды стимулирования определенного поведения, в управомочивающих нормах — предоставляемая мера свободы. Также данный автор рассматривает уголовное право как относительно замкнутую систему, в которой статьи, определяющие пространственно-темпоральную привязку, образуют содержание гипотезы любой уголовно-правовой нормы, составляя неотъемлемый компонент уголовного закона, отвечающего на вопрос о том, каким образом его действие имеет одновременно пространственный и временной характер. С этой точки зрения, всякая правовая система представляет собой единую пространственно-временную сферу, в пределах которой пространственная протяженность и временная длительность идентифицируемого поведения (преступного, послепреступного или правомерного) должны быть согласованы между собой [6] .

М.Г. Мельников отмечает, что каждый действующий уголовный закон имеет свой определенный объем, сущность которого раскрывается в учении о пределах его действия и конкретизируется в определении относимости определенного акта человеческого поведения к тому или иному законодательному постановлению. Исходя из этого, данный автор предлагает понимать под действием уголовного закона во времени определенную связь между объемом закона и актом поведения субъекта правовых отношений. Данная связь может быть охарактеризована как соблюдение, исполнение и использование законодательной нормы или как ее применение к определенному виду деятельности, то есть как нормативная относимость данного акта поведения. При этом пределы нормативной относимости устанавливаются самим законодателем на основе учета круга общественных отношений, на которые распространяется данный закон, а также границ, в которых поддерживается установленный этим законом порядок правоотношений [7] .

Анализ теоретических разработок позволяет нам выделить следующие основные черты и свойства уголовного закона:

1) уголовный закон является нормативным правовым актом высших представительных органов государственной власти Российской Федерации;

2) юридической основой, базой уголовного закона являются Конституция Российской Федерации и общепризнанные принципы и нормы международного права (ч. 2 ст. 1 УК РФ);

3) уголовный закон представляет собой единственный источник российского уголовного права, рассматриваемого в узком смысле;

4) уголовный закон действует в системе статей УК РФ, в совокупности составляющих уголовное законодательство;

5) уголовный закон в составе уголовного законодательства Российской Федерации (УК РФ), с одной стороны, является нормативной основой борьбы с наиболее опасными посягательствами на интересы личности, общества и государства – преступлениями, а с другой – обеспечивает режим законности в данном процессе;

6) социальное предназначение (служебная роль) уголовного права, его задачи и основные функции реализуются посредством уголовного закона, который является не только носителем этих задач и функций, но и выступает необходимым инструментом претворения их в жизнь, в социальную практику;

7) уголовный закон в идеале должен воплощать в себе прогрессивные идеи, взгляды, положения российской доктрины уголовного права и достижения международной законодательной практики ведущих государств.

В соответствии с ч.1 ст. 1 УК РФ уголовное законодательство России состоит именно из данного Кодекса. При этом новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК РФ. Следовательно, УК РФ представляет собой определенную совокупность (систему) уголовных законов, каждый из которых не может рассматриваться и применяться самостоятельно в отрыве от этого кодифицированного нормативного правового акта.

Кодификация представляет собой основной способ систематизации законодательства в странах романо-германской семьи права, к числу которых относится и Россия. Любой кодекс — не просто сборник законов, а система последних, то есть такая их совокупность, которая должна подчиняться следующим системным законам [8] .

Во-первых, свойства элементов системы зависят от свойств системы в целом. То есть каждый уголовный закон, включенный в УК РФ, становится его неотъемлемым элементом, зависит от системы его норм.

Во-вторых, свойства системы как целого зависят от свойств ее элементов. Уголовные законы, составляющие содержание УК РФ, формируют предмет и предопределяют методы его регулирования, создают целостное представление об отрасли уголовного права.

В-третьих, свойства системы как целого не сводятся к сумме свойств ее элементов. Эти свойства субординируют все части и процессы данного целого, поэтому функции целого больше суммы функций его частей. Уголовное законодательство, состоящее из УК РФ, не просто суммирует свойства включаемых в него уголовных законов, а создает систему взаимосвязанных норм, составляющих отрасль уголовного права. Образно говоря, любой отдельно взятый уголовный закон, при его включении в УК РФ, «растворяется» в нем, обеспечивает его функционирование, взаимодействует с другими его элементами, становится неотделимым от них и от их общей совокупности, функционирующей как целостный организм.

Исходя из перечисленных системных законов, характеризующих свойства системы, можно утверждать, что применение УК должно учитывать взаимосвязь и взаимообусловленность содержащихся в нем норм. При этом важным представляется четкое разграничение понятий «уголовный закон» и «уголовное законодательство» как на уровне права, так и в практической деятельности правоохранительных органов, а также в научных исследованиях. Полагаем, что в самом УК РФ отсутствует четкое разграничение выделенных понятий, что усложняет правильное понимание и применение данного нормативного правового акта, в том числе с учетом его действия во времени.

Если в ч. 1 ст. 1 УК РФ говорится об уголовном законодательстве, состоящем из данного Кодекса, в который должны включаться все новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, то в ряде других уголовно-правовых норм используется словосочетание «уголовный закон», а не «уголовное законодательство» или «настоящий Кодекс».

Например, в ч. 2 ст. 3 УК РФ говорится о запрете применения по аналогии именно уголовного закона; в названии главы 2 УК РФ и предусмотренных в ней статей, а также в содержании последних – о действии уголовного закона во времени и в пространстве.

Считаем, что отмеченная ситуация создает предпосылки для неправильного понимания, а именно уравнивания понятий «уголовное законодательство» и «уголовный закон». По нашему мнению, более правильным является такое соотношение: уголовное законодательство (Уголовный кодекс) как целое и уголовно-правовая норма (нормы) как часть (части) или элемент (элементы) целого. Если же говорить об уголовном законе, то, как следует из ч. 1 ст. 1 УК РФ, он утрачивает свое самостоятельное значение, поскольку включается в этот УК и отдельно от него не применяется. Кроме того, в структуре УК РФ нет места для совокупности именно отдельно взятых уголовных законов – как было отмечено ранее, они «растворяются» в УК РФ, рассредоточиваются по его нормам. Поэтому, предусматривая, например, запрет применения аналогии следовало указать на то, что она касается именно уголовно-правовых норм. Применительно же к вопросам действия последних во времени и в пространстве целесообразно, на наш взгляд, уже говорить об их системе, то есть об уголовном законодательстве, УК РФ в целом.

Учитывая изложенные обстоятельства, в дальнейшем изложении материала словосочетание «уголовный закон» используется нами для обозначения УК РФ, то есть уголовного законодательства в целом.

Отметим, что в смежных для уголовного права отраслях при указании на их источники, в первую очередь, указывается именно на законодательство, а не на закон. Так, глава 1 УПК РФ носит название «Уголовно-процессуальное законодательство», а ст. 4 этого Кодекса – «Действие уголовно-процессуального закона во времени». Вместе с тем в содержании ст. 4 УПК РФ говорится уже об уголовно-процессуальном законе, при этом его действие во времени не предполагает обратной силы Согласно ст. 4 УПК РФ, «при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено настоящим Кодексом». Считаем, что законодателю следовало быть более последовательным и использовать единую терминологию, используя в данном случае в названии и тексте ст. 4 УПК РФ словосочетание «уголовно-процессуальное законодательство».

В ст. 6. УИК РФ говорится о действии уголовно-исполнительного законодательства (выделено нами – М.Р.) в пространстве и во времени. В качестве положительного момента законодательной техники отметим, что в содержании ст. 6 УИК РФ, также как и в ее названии, регламентируется действие во времени и в пространстве именно уголовно-исполнительного законодательства. При этом, согласно ч. 2 ст. 6 УИК РФ, «исполнение наказаний, а также применение средств исправления осужденных и оказание помощи освобождаемым лицам осуществляются в соответствии с законодательством, действующим во время их исполнения». То есть обратная сила не присуща не только уголовно-процессуальному, но и уголовно-исполнительному законодательству Российской Федерации.

Между тем не следует забывать, что уголовно-процессуальные и уголовно-исполнительные нормы неразрывно связаны с нормами уголовного законодательства, поэтому придание обратной силы последним неизбежно отражается и на применении положений смежных отраслей права.

Согласимся с позицией А.Н. Бойцова, в соответствии с которой «для системы уголовного права характерно не только наличие связей между образующими ее элементами, но и неразрывное единство с окружающей правовой средой, во взаимоотношениях с которой проявляется его целостность. Одной своей стороной оно обращено к внутреннему праву (нисходящая бланкетность), другой — к международному праву (восходящая бланкетность). Взаимодействие же правосистем различных государств образует одноранговую бланкетность» [9] .

Так как в ч. 1 ст. 1 УК РФ закреплено положение о том, что уголовное законодательство Российской Федерации состоит из данного УК, а в ч. 2 этой же статьи – что он основывается на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права, возникает вопрос о правовой природе бланкетных признаков. Отметим, что в УК РФ содержится множество бланкетных норм, причем их значительно больше, чем общепризнанных принципов и норм международного права, применяемых, как было указано ранее, не напрямую, а после включения их в УК РФ, постольку налицо существенный пробел, состоящий в отсутствии в УК РФ общей нормы, устанавливающей, что данный УК основывается еще и на других, помимо уголовного, законах и (или) иных нормативных правовых актах, и нуждающийся в восполнении. Если общепризнанные принципы и нормы международного права в основном были известны законодателю уже при принятии УК РФ, то большинство законов, помимо уголовного, и иных нормативных правовых актов, на которые сделаны или подразумеваются ссылки в бланкетных нормах этого УК, было принято и продолжает приниматься и изменяться уже после вступления данного УК в силу, что позволяет расширять или сужать сферу уголовной ответственности без непосредственного изменения текста уголовного закона [10] . Поэтому справедливым представляется утверждение, сделанное Л.Д. Гаухманом, о том, что наличие в УК РФ бланкетных норм при отсутствии в нем указанной общей нормы представляет собой «не узаконенное делегирование законодателем самому себе при принятии других, помимо уголовного, законов и другим субъектам нормотворчества при принятии ими иных нормативных правовых актов правомочий определять вне УК РФ сферу уголовной ответственности» [11] .

Полагаем, что устранение выделенного пробела уголовного законодательства возможно за счет установления и юридического закрепления в УК РФ общих положений, регламентирующих применение бланкетных уголовно-правовых норм.

Вместе с тем, важным для актуальной правоприменительной практики представляется утверждение, сделанное А.М. Ерасовым, о том, что «отсутствие в национальном законодательстве формальной внутригосударственной противоправности (запрещенности) деяния, обладающего общественной опасностью международного характера, не препятствует наказанию лица, совершившего такое деяние, если в момент совершения деяние признавалось преступлением в соответствии с нормами и общими принципами международного права» [12] .

[1] См.: Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономической деятельности: понятие, система, проблемы квалификации и наказания: Монография — Саратов: СГАП, 1997. С 3.

[2] См.: Федеральный закон от 7 декабря 2011г. № 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Справочная правовая система «Гарант».

[3] См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 г . № 4-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, части второй статьи 3 Федерального закона «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации», Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» и ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, касающихся порядка приведения судебных решений в соответствие с новым уголовным законом, устраняющим или смягчающим ответственность за преступление, в связи с жалобами граждан А.К. Айжанова, Ю.Н. Александрова и других» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 18. Ст. 2058.

[4] См.: Ревина В.В. Экстремизм в российском уголовном праве: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 7.

[5] См.: Наумов А.В. Применение уголовно-правовых норм. — Волгоград, 1973. С. 560.

[6] См.: Бойцов А.Н. Указ. соч. С.2.

[7] См.: Мельников М.Г. Указ. соч. С. 12.

[8] См.: Демин А.В. Система российского права: тенденции и перспективы // Системность в праве: Сборник статей / Под ред. Н.Л. Клык. Красноярск: Изд-во «Универс», 2002. С. 6-20.

[9] Бойцов А.Н. Указ. соч. С. 2.

[10] См.: Гаухман Л.Д. Актуальные проблемы уголовного законодательства РФ и направления его совершенствования // Основные направления современной уголовной политики: Сборник научных статей по итогам научно-практического семинара в Московском университете МВД России, посвященного 90-летию со дня рождения профессора Н.И. Загородникова. – М.: Московский университет МВД России, М., 2008. С. 30-31.

[12] Ерасов А.М. Обратная сила уголовного закона: Дисс. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 78.

Смотрите еще:

  • Консультация юристов ростов Бесплатная консультация юриста по телефону в Ростове на Дону Все сферы общественной жизни человека регулируются множеством законов. Каждый день люди совершают юридические действия, приобретая какой-либо товар, посещая парикмахера или врача, вступая в брак, заключая […]
  • Ст 98 гпк Статья 98 ГПК РФ. Распределение судебных расходов между сторонами Новая редакция Ст. 98 ГПК РФ 1. Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, […]
  • Гражданский кодекс 671 Статья 671 ГК РФ. Договор найма жилого помещения 1. По договору найма жилого помещения одна сторона - собственник жилого помещения или управомоченное им лицо (наймодатель) - обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) жилое помещение за плату во владение и […]
  • Типовой трудовой договор образец 2018 для ип Трудовой договор ИП с работником в 2018 году: образец и бланк Если вы решили принять в свою бизнес-команду сотрудников, вам понадобится трудовой договор. Он, как подушка безопасности, защитит вас от многих спорных ситуаций и позволит избежать проблем с […]
  • Оформить отказ от наследства рф Отказ от наследства Краткое содержание Срок отказа от наследства Наследование имущества, регламентированное разделом 5 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), предполагает под собой его передачу от умершего лица к другим лицам. Такая передача имущества подразумевает под […]
  • Статья о смерти тк рф Статья о смерти тк рф Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Статья 141 ТК […]
  • Ст 1070 ст 1069 гк рф Статья 1070 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда Новая редакция Ст. 1070 ГК РФ 1. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к […]
  • Статья ук за сепаратизм в украине Ответственность за призывы к сепаратизму С 9 мая 2014 г. в Уголовный кодекс РФ вступила в действие новая статья 280.1, предусматривающая ответственность за публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской […]