Судебная практика ук статья 69

Дело N23-О17-1.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 8 февраля 2017 г. N 23-О17-1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего судьи Ботина А.Г.,

судей Абрамова С.Н. и Лаврова Н.Г.

при ведении протокола секретарем Мамейчиком М.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Дашева И.И. и кассационному представлению государственного обвинителя Пономаренко В.А. на приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 6 июля 2007 г., по которому

Дашаев И.И., судимый 27 декабря 2002 г. по ч. 2 ст. 209 , ст. 317 , п. п. «а» , «б» , «д» , «з» , «н» ч. 2 ст. 105 , п. п. «а» , «б» ч. 3 ст. 162 , п. п. «а» , «б» ч. 4 ст. 226 , п. «а» ч. 4 ст. 158 , ч. 3 ст. 222 УК РФ и по совокупности преступлений к 20 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ на 12 лет; по п. п. «б» , «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 22 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 23 года;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору от 27 декабря 2002 г. окончательно на 25 лет с отбыванием первых 7 лет в тюрьме, остального срока — в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2007 г. приговор оставлен без изменения.

Постановлением Верхнеуральского районного суда Челябинской области от 17 июня 2011 г., вынесенным в соответствии со ст. ст. 397 и 399 УПК РФ , в соответствии с ч. 5 ст . 69 УК РФ Дашаеву И.И. назначено 24 года 11 месяцев лишения свободы с отбыванием первых 7 лет в тюрьме, остального срока — в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 30 августа 2011 г. постановление оставлено без изменения.

Постановлением Верхнеуральского районного суда Челябинской области от 25 мая 2012 г., вынесенным в соответствии со ст. ст. 397 и 399 УПК РФ , Дашаева И.И. постановлено считать осужденным по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ) к 11 годам 11 месяцам лишения свободы, по п. п. «б» , «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ — к 22 годам лишения свободы, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст . 69 УК РФ — к 22 годам 11 месяцам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно назначено 24 года 10 месяцев лишения свободы с отбыванием первых 7 лет в тюрьме, остального срока — в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 16 августа 2012 г. постановление в части пересмотра приговора Верховного Суда Чеченской Республики от 6 июля 2007 г. оставлено без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 7 сентября 2016 г. кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 октября 2007 г., а также все судебные решения, вынесенные в порядке исполнения приговора, вступившего в законную силу в отношении Дашаева И.И. отменены, а уголовное дело передано на новое кассационное рассмотрение в порядке, предусмотренном главой 45 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н. о содержании приговора, кассационных жалобы и представления, выступления осужденного Дашаева И.И. и его адвоката Лунина Д.М., поддержавших доводы, изложенные в кассационной жалобе, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г.-о., просившего об изменении судебных решений, освобождении Дашаева И.И. от отбывания наказания по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ, в связи с истечением срока давности и снижении назначенного ему наказания, Судебная коллегия

Дашаев признан виновным в совершении 1 октября 2001 г. похищения трех лиц — Э. У. и Г. в составе организованной группы (банды), с применением оружия и насилия, опасного для жизни, в убийстве У. в составе организованной группы, сопряженном с бандитизмом, с особой жестокостью, в связи с выполнением потерпевшей общественного долга.

В кассационной жалобе (с дополнениями от 29 декабря 2016 г.) осужденный Дашаев И.И. просит об отмене приговора и прекращении производства по делу в части осуждения его по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ. Подробно излагает обстоятельства произошедшего, анализирует показания свидетелей и утверждает, что он не совершал похищения потерпевших, и в деле отсутствуют объективные доказательства его вины в совершении этого преступления. Считает, что показания Х. оглашенные в судебном заседании, не могут быть положены в основу приговора, поскольку вызывают сомнения в их достоверности и правдивости, так как в этих показаниях Х. оговорил его, Дашаева, и умершего до убийства У. З. в похищении потерпевших. Ссылается также на то, что потерпевший Э., вопреки содержанию приговора, не назвал его как участника похищения потерпевших. Указывает, что он, Дашаев, пришел во двор дома Ч., куда привезли потерпевших, уже после их похищения. Ссылается и на то, что суд не обеспечил явку свидетеля Н. необоснованно сославшись на ее показания в ходе предварительного следствия, не дав оценку тем противоречиям, которые имеются в показаниях этого свидетеля. Указывает, что он не мог отказаться от убийства У., так как совершением этого преступления руководил сам Ч., возглавлявший банду. По его мнению, следствие по делу велось недопустимыми методами, в основу приговора положены недопустимые доказательства о его виновности, назначенный судом адвокат Умаев, не был заинтересован его защищать, поскольку в деле отсутствует расписка об ознакомлении адвоката с материалами дела. Назначенное по ст. 105 УК РФ наказание считает чрезмерно суровым, просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационном представлении государственный обвинитель Пономаренко В.А. ставит вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, поскольку назначенное Дашаеву наказание является несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости. Указывает о том, что суд не в полной мере учел то обстоятельство, что Дашаев совершил преступление с маниакальной жестокостью, имея цель демонстрацией такой жестокости не допустить наступление мирной жизни в Чеченской Республике. По его мнению, неблагоприятные условия и сложная криминогенная обстановка в Чечне, на которые суд сослался в приговоре, не могут служить оправданием такой жестокости, которую проявил Дашаев при убийстве У.

Адвокат Умаев С.-С.К., принес возражения на кассационное представление государственного обвинителя, в которых просит оставить его без удовлетворения.

Проверив по материалам уголовного дела законность, обоснованность и справедливость приговора, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела.

Вывод суда о доказанности вины Дашаева в убийстве У. при отягчающих обстоятельствах и правильности квалификации его действий в этой части сомнений не вызывает, и не оспаривается в кассационных жалобе и представлении.

Вина Дашаева в похищении трех лиц подтверждается показаниями потерпевшего Э. на предварительном следствии и в судебном заседании, из которых следует, что 1 октября 2001 г. в его дом ворвались вооруженные люди в масках, которые под угрозой применения оружия похитили его, его жену У. и подругу жены Г. вывезли их в с. . Во дворе дома Ч., куда их привезли, похитители сняли маски, и среди них он увидел и узнал ранее знакомого Дашаева. С момента захвата и во дворе дома Ч. Дашаев в числе других лиц избивал его и У., требуя признаться, что они доносили на боевиков сотрудникам федеральных силовых структур. Затем в присутствии его и Г. убили У. Дашаев тоже резал У. горло и отчленил голову.

Из показаний свидетеля Н. на предварительном следствии следует, что 1 октября 2001 г. поздно вечером в их дом зашли вооруженные люди, вывели из дома ее мать У. отчима Э. и Г. которых насильно посадили в автомашину и увезли. Среди похитителей она узнала ранее ей знакомого Дашаева. Впоследствии она узнала, что ее мать убили за сотрудничество с правоохранительными органами.

Показания свидетеля Н. суд обоснованно привел в приговоре в качестве допустимого доказательства, поскольку они получены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и подтверждаются другими материалами дела.

Так, из показаний ранее осужденного за эти же преступления Х., данных им на предварительном следствии, и оглашенных судом в связи с его смертью, следует, что осужденный Дашаев был в числе лиц, которые, угрожая имевшимся у них оружием, похитили У., Э. и Г. на автомашине привезли в с. во двор дома Ч., где потом была убита У.

Как правильно установил суд, из материалов дела не усматривается каких-либо оснований у Х. для оговора Дашаева.

Совокупность этих и других доказательств, на которые суд сослался в приговоре, в их взаимосвязи, опровергают доводы кассационной жалобы осужденного Дашаева о том, что в деле отсутствуют доказательства его вины в совершении похищения трех лиц.

Действия Дашаева в этой части судом квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ в редакции Федерального закона от 9 февраля 1999 г. N 24-ФЗ, действовавшего на момент совершения им преступления, санкция которого предусматривала наказание в виде лишения свободы от 8 до 20 лет.

В соответствии со ст. 10 УК РФ, если уголовный закон устраняет преступность деяния, смягчает наказание или иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление, то он имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ санкция п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ была смягчена и стала предусматривать наказание в виде лишения свободы от 6 до 15 лет, в связи с чем, действия осужденного Дашаева подлежат переквалификации со снижением назначенного ему по этой статье наказания.

В соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 78 УК РФ осужденный Дашаев подлежит освобождению от наказания, назначенного ему по п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ в связи с истечением срока давности.

Как следует из приговора, наказание осужденному Дашаеву по п. п. «б» , «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в виде 22 лет лишения свободы назначено свыше санкции данной статьи , в связи с чем, оно подлежит снижению, в том числе, с учетом смягчающего наказание обстоятельства, установленного судом первой инстанции.

Вопреки доводам государственного обвинителя, оснований считать назначенное Дашаеву наказание явно несправедливым вследствие чрезмерной мягкости, оснований не имеется. К тому же, в соответствии со ст. 401.6 УПК РФ ( ст. 405 УПК РФ) поворот к худшему при пересмотре данного приговора не допускается.

Другие доводы, приведенные в кассационной жалобе, в частности, о недопустимых методах ведения следствия, нарушении права осужденного на защиту ввиду ненадлежащего исполнения адвокатом Умаевым своих обязанностей в суде первой инстанции являются необоснованными, противоречащими материалам дела.

При назначении Дашаеву И.И. наказания, Судебной коллегией учитываются отмененные судебные решения, вынесенные в порядке исполнения приговора, вступившего в законную силу в отношении Дашаева И.И. в частях, улучшающих его положение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377 , 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 6 июня 2007 г. (с учетом отмененных в отношении Дашаева И.И. постановления Верхнеуральского районного суда Челябинской области от 17 июня 2011 г., кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 30 августа 2011 г., постановления Верхнеуральского районного суда Челябинской области от 25 мая 2012 г. и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 16 августа 2012 г. в части пересмотра приговора Верховного Суда Чеченской Республики от 6 июля 2007 г.) в отношении Дашаева И.И. изменить:

переквалифицировать его действия с п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 09.02.1999 N 24-ФЗ) на п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ), по которой назначить наказание в виде 11 лет 11 месяцев лишения свободы, от отбывания которого Дашаева И.И. освободить на основании п. «г» ч. 1 ст. 78 УК РФ в связи с истечением срока давности;

снизить наказание, назначенное Дашаеву И.И. по п. п. «б» , «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ до 19 лет 9 месяцев лишения свободы;

исключить указание о назначении Дашаеву И.И. наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний по п. п. «б» , «д» , «ж» , «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ по данному делу, и по приговору Ставропольского краевого суда от 27 декабря 2002 г. (с учетом внесенных в него изменений) окончательно назначить Дашаеву И.И. наказание в виде 21 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с отбыванием первых 6 лет в тюрьме,

в остальном приговор и судебные решения оставить без изменения, а кассационные жалобу и представление без удовлетворения.

Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

СТ 69 УК РФ.

1. При совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное
преступление.

2. Если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями
небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению,
либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается
путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного
сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более
чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое
из совершенных преступлений.

3. Если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким
или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или
полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не
может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы,
предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

4. При совокупности преступлений к основным видам наказаний могут быть присоединены
дополнительные виды наказаний. Окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера,
предусмотренного для данного вида наказания Общей частью настоящего Кодекса.

5. По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по
делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до
вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается
наказание, отбытое по первому приговору суда.

Комментарий к Ст. 69 Уголовного кодекса

1. В рассматриваемой норме предусмотрен пошаговый алгоритм действий судьи, назначающего наказание лицу, совершившему несколько преступлений, если хотя бы два из них сохраняют свое юридическое значение и ни за одно из них подсудимый ранее не был осужден.

2. При совокупности преступлений суд сначала назначает наказание отдельно за каждое совершенное преступление с учетом требований, закрепленных в ст. 60 — 68 УК.

3. В случае совершении лицом нескольких преступлений, одни из которых были совершены в несовершеннолетнем возрасте, а другие в совершеннолетнем возрасте, суд при назначении наказания по совокупности преступлений вначале назначает наказание за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, с учетом требований ст. 88 УК, затем за преступления, совершенные после достижения совершеннолетнего возраста, и лишь в итоге назначает по правилам ст. 69 УК окончательное наказание.

4. Затем суд определяет, к какой из категорий относятся совершенные преступления и выбирает вариант назначения окончательного наказания.

Если все совершенные деяния являются преступлениями небольшой и средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, то окончательное наказание по совокупности преступлений назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний.

Принцип поглощения состоит в том, что менее строгое наказание поглощается более строгим из числа назначенных за каждое преступление. Вопрос о том, какое наказание следует считать более строгим, каких-то затруднений не вызывает: необходимо руководствоваться ст. 44 УК, в которой наказания расположены по принципу от менее строгого к более строгому виду наказания. Если же за отдельные преступления назначены однородные наказания, то более строгим является наказание с более длительным сроком (например, лишение свободы) либо большим размером (например, штраф).

5. Если хотя бы одно из преступлений, входящих в совокупность, является тяжким или особо тяжким, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний.

При частичном сложении закон не требует указывать, какое и к какому наказанию должно присоединяться частично, но в любом случае при таком сложении окончательное наказание должно быть больше любого из наказаний, назначенных за каждое из преступлений, входящих в совокупность.

6. Если за преступления, входящие в совокупность, назначены разные виды наказаний, то для их сложения суд приводит все назначенные виды наказаний к одному виду, используя для этого правила ст. 71 УК.

7. Сложение наказаний по совокупности преступлений имеет определенные ограничения:

— если окончательным наказанием является лишение свободы, то суд из преступлений, входящих в совокупность, выбирает самое строгое и увеличивает в полтора раза верхний предел его санкции. Такой полуторный предел и становится максимальным сроком лишения свободы, до которого включительно можно складывать наказания в виде лишения свободы. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать 25 лет, а в случае совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, ч. 3 и 4 ст. 206, ч. 4 ст. 211, ст. 277, 278, 279, 353, 356, 357, 358 и 360 УК, — 30 лет;

— если окончательное наказание не связано с лишением свободы, то оно, с одной стороны, не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений, а с другой стороны, не может превышать тех пределов, которые установлены для данного вида наказания в Общей части УК.

8. Если лицо совершило несколько неоконченных преступлений, то за каждое из них назначается наказание в соответствии со ст. 66 УК. Наказание по совокупности преступлений при этом не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено по указанным правилам за наиболее тяжкое из совершенных неоконченных преступлений.

В случае совершения лицом нескольких преступлений, за каждое из которых назначено наказание с применением положений ст. 62 УК или ст. 65 УК, срок или размер наказания по совокупности преступлений не могут превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено за наиболее тяжкое из совершенных преступлений без учета правил, установленных указанными статьями (п. 50, 51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. N 58).

9. При совокупности преступлений к основным видам наказаний могут быть присоединены дополнительные виды наказаний. При этом дополнительный вид наказания должен быть вначале назначен за одно из преступлений, входящих в совокупность. Окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК.

Статья 69 УК РФ. Назначение наказания по совокупности преступлений

1. При совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление.

2. Если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

3. Если хотя бы одно из преступлений, совершенных по совокупности, является тяжким или особо тяжким преступлением, то окончательное наказание назначается путем частичного или полного сложения наказаний. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

4. При совокупности преступлений к основным видам наказаний могут быть присоединены дополнительные виды наказаний. Окончательное дополнительное наказание при частичном или полном сложении наказаний не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью настоящего Кодекса.

5. По тем же правилам назначается наказание, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу. В этом случае в окончательное наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору суда.

Комментарии к ст. 69 УК РФ

1. Определение совокупности преступлений содержится в ч. 1 ст. 17 УК.

«При совокупности преступлений наказание назначается отдельно за каждое совершенное преступление» (ч. 1 ст. 69 УК). В этом состоит первый этап назначения наказания по совокупности преступлений. Его необходимость диктуется рядом соображений практического характера. Если, например, обвинение в совершении какого-то из преступлений, входящих в совокупность, будет исключено из приговора в кассационном или надзорном порядке, либо одно преступление подпадет под акт амнистии, то величину наказания по совокупности преступлений можно будет определить, исключив из него наказание за преступление, исключенное из приговора.

Надо иметь в виду, что смягчающее наказание обстоятельство, признанное судом в отношении каждого из преступлений, образующих совокупность, должно учитываться как при назначении наказания отдельно за каждое преступление, так и при назначении наказания по совокупности преступлений (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания»).

Дальнейший порядок назначения окончательного наказания зависит от того, преступления каких категорий входят в совокупность.

2. Если в совокупность входят преступления только небольшой и средней тяжести, то окончательное наказание назначается или путем поглощения менее строгого наказания более строгим, или путем частичного или полного сложения назначенных наказаний (ч. 2 ст. 69 УК).

Правило поглощения менее строгого наказания более строгим является самым простым. Оно означает, что окончательное наказание по совокупности преступлений равняется наиболее строгому из основных наказаний, назначенных судом за отдельные преступления. Относительная строгость разнородных наказаний определяется порядком их расположения в системе наказаний (ст. 44 УК). Если сравнивать наказания одного и того же вида, то более строгим является наказание, назначенное в большем размере или на более длительный срок.

Это правило может использоваться и в ситуациях, когда за преступления назначены разные виды наказания.

По правилу полного сложения наказаний окончательное наказание, назначаемое по совокупности преступлений, равно арифметической сумме основных наказаний, назначенных судом за отдельные преступления, входящие в совокупность. При сложении наказаний разных видов следует руководствоваться ст. 71 УК. Полное сложение наказаний по совокупности преступлений на практике применяется весьма редко.

Правило частичного сложения наказаний заключается в том, что к наиболее строгому основному наказанию частично прибавляются основные наказания, назначенные за другие преступления.

Как при полном, так и при частичном сложении окончательное наказание любого вида не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Например, в случае привлечения лица к ответственности за совершение простой (ч. 1 ст. 158 УК) и двух карманных краж (п. «г» ч. 2 ст. 158 УК) окончательное наказание по принципу сложения не может превышать семи с половиной лет лишения свободы (пять лет, предусмотренные ч. 2 ст. 158 УК, и увеличенные наполовину).

3. Если хотя бы одно из преступлений, входящих в совокупность, является тяжким или особо тяжким, то окончательное наказание назначается только путем частичного или полного сложения. При этом окончательное наказание в виде лишения свободы не может более чем наполовину превышать максимальный срок наказания, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений (ч. 3 ст. 69 УК).

Если, например, в совокупность преступлений входит создание банды (ч. 1 ст. 209 УК — преступление, наказываемое лишением свободы на срок от 10 до 15 лет), незаконное приобретение огнестрельного оружия (ч. 1 ст. 222 УК — лишение свободы до 4 лет) и разбойное нападение, совершенное организованной группой (ч. 4 ст. 162 УК — лишение свободы на срок от 8 до 15 лет), то максимально возможный срок окончательного наказания — 22,5 года лишения свободы (15 лет, предусмотренные ч. 1 ст. 209 УК и увеличенные наполовину). При этом максимальный размер наказания по совокупности преступлений определяется не назначенным, а предусмотренным за наиболее тяжкое преступление. Так, если за разбой по ч. 2 ст. 162 назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы, а за незаконное изготовление взрывных устройств по ч. 3 ст. 223 УК — 8 лет лишения свободы (максимальное наказание), то окончательное наказание может быть назначено путем полного сложения (14 лет), поскольку это меньше 15 лет (10 лет, предусмотренных по ч. 2 ст. 162 УК, и увеличенных наполовину).

Если за каждое из преступлений, входящих в совокупность, или за некоторые из них законом предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок до 20 лет, то окончательное наказание не может превышать 25 лет лишения свободы, т.е. максимума, установленного в ч. 4 ст. 56 УК для этого вида наказания (п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»).

4. При сложении разных видов наказания следует руководствоваться правилами, предусмотренными ст. 71 УК.

Если лицо совершило несколько неоконченных преступлений, относящихся к любым категориям, то за каждое из них назначается наказание в соответствии со ст. 66 УК; при этом окончательное наказание по совокупности преступлений не может более чем наполовину превышать максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено по указанным правилам за наиболее тяжкое из совершенных неоконченных преступлений.

По тем же правилам назначается окончательное наказание и в случаях, когда за все преступления, входящие в совокупность, наказание назначено с применением правил, предусмотренных ст. 65 УК, а также ч. 7 ст. 316 УПК РФ (п. 30 указанного Постановления).

5. При назначении наказания в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК в окончательное наказание полностью или частично засчитывается наказание, отбытое по первому приговору, однако окончательное наказание должно быть во всяком случае более строгим, чем назначенное за любое из преступлений, входящих в совокупность. Если назначенное по первому приговору наказание в связи со злостным уклонением от его отбывания было заменено более строгим видом, то в окончательное наказание по совокупности преступлений должны засчитываться и та часть первоначально назначенного наказания, которая была отбыта до замены более строгим видом наказания, и отбытая часть более строгого вида (п. 31 указанного Постановления).

6. К основным могут присоединяться дополнительные виды наказаний, назначенные за преступления, входящие в совокупность. Если дополнительное наказание не было назначено ни за одно из преступлений, образующих совокупность, оно не может быть присоединено к окончательному наказанию, назначенному по совокупности преступлений. Окончательное наказание при частичном или полном сложении дополнительных наказаний одного и того же вида (например, штрафа) не может превышать максимального срока или размера, предусмотренного для данного вида наказания Общей частью УК (ч. 4 ст. 69 УК).

Если за различные преступления, входящие в совокупность, судом назначены разные виды дополнительного наказания, то они с приведением соответствующих размеров и сроков должны быть присоединены к окончательному основному наказанию, назначенному по совокупности преступлений (п. 41 названного Постановления), и исполняются самостоятельно.

Судебная практика по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия за I полугодие 2012 г.

Судебная практика по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия за I полугодие 2012 года

1. Действия осужденного необоснованно квалифицированы как вымогательство, совершенное с применением насилия.

Приговором Кемского городского суда Республики Карелия от 20 февраля 2012 года П., ранее судимый, осужден: по п. а ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, по п. в ч. 2 ст. 163 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 4 годам 2 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, на основании п. в ч. 7 ст. 79 , ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытой части наказания по приговору Кемского городского суда РК от 19 декабря 2005 года к 5 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия частично удовлетворила кассационное представление государственного обвинителя, приговор суда изменила, указав следующее.

С учетом установленных судом первой инстанции фактических обстоятельств дела, действия П. по факту требования передачи денег и применения насилия в отношении потерпевшего О. судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать с п. в ч. 2 ст. 163 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и п. г ч. 2 ст. 161 УК РФ как покушение на открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

При этом судебная коллегия учитывает, что если при грабеже насилие является средством завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно подкрепляет угрозу. Завладение имуществом при грабеже происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

В данном случае применение П. насилия к потерпевшему О. было направлено на завладение его имуществом, однако, преступление не было доведено осужденным до конца по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку денег у потерпевшего при себе не оказалось. При этом угрозы применения насилия П. в отношении О. не высказывал, а сразу стал бить его и требовать деньги.

2. Квалифицирующий признак разбоя «с применением предмета, используемого в качестве оружия» исключен из объема обвинения осужденного как излишне вмененный.

Приговором Суоярвского районного суда Республики Карелия от 20 февраля 2012 года М., ранее судимый, осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осужден К.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия приговор суда изменила: из осуждения М. по ч. 3 ст. 162 УК РФ исключила квалифицирующий признак разбоя — «с применением предмета, используемого в качестве оружия», наказание смягчила до 8 лет 6 месяцев лишения свободы по следующим основаниям.

Квалифицируя действия М. по ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, совершенный с применением предмета, используемого в качестве оружия, суд основывался лишь на показаниях потерпевших П. и Р. Но анализ этих доказательств как каждого в отдельности, так и в совокупности, а также анализ показаний самих осужденных свидетельствуют, о том, что суд ошибочно вменил в вину М. квалифицирующий признак разбоя — «с применением предмета, используемого в качестве оружия».

Из приведенных в приговоре доказательств не следует вывод о том, что К. договорился с М. о применении в ходе разбойного нападения на Р. и П. средства самообороны «Удар». Доказательств, свидетельствующих о том, что между осужденными имелась предварительная договоренность о применении средства «Удар», а также о том, что М. знал о намерениях К. в ходе разбойного нападения применить в качестве оружия указанное средство, не добыто и в приговоре не приведено. Более того, обосновывая квалификацию действий осужденных в описательно-мотивировочной части приговора, суд признал установленным тот факт, что именно К. применил средство «Удар» с целью преодоления сопротивления потерпевших. Таким образом, с учетом установленных судом фактических обстоятельств, действия К., применившего при разбойном нападении в качестве оружия средство «Удар», являются эксцессом исполнителя, и действия М. следует квалифицировать по ч. 3 ст. 162 УК РФ — как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

3. Действия осужденного излишне квалифицированы как грабеж при совершении вымогательства с применением насилия.

Приговором Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 10 апреля 2012 года Б., ранее судимый, осужден: по п. а ч. 2 ст. 163 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, п.п. а, в ч. 2 ст. 163 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, по п. г ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы за каждое из двух преступлений, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Этим же приговором осужден К., приговор в отношении которого не обжалуется.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия приговор суда изменила, указав следующее.

Действия осужденного Б. по п. а ч. 2 ст. 163 УК РФ и п.п. а, в ч. 2 ст. 163 УК РФ квалифицированы судом правильно.

Вместе с тем, с выводом суда о том, что Б. помимо вымогательства совершил еще два эпизода открытого хищения имущества Т. и квалификацией его действий по п. г ч. 2 ст. 161 УК РФ судебная коллегия не согласилась по следующим основаниям.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, суд установил, что Б. завладел автомашиной и сотовым телефоном потерпевшего Т. в процессе вымогательства. В связи с этим, судебная коллегия посчитала, что, решая вопрос о квалификации отдельно каждого вмененного деяния, суд первой инстанции искусственно разграничил объективную сторону совершенного Б. одного преступления.

Действия Б., связанные с завладением чужим имуществом, полностью охватывались составом преступления — вымогательством и не требовали дополнительной квалификации как грабеж.

Судебная коллегия исключила как излишнее осуждение Б. по двум преступлениям, предусмотренным п. г ч. 2 ст. 161 УК РФ, назначила Б. наказание на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений по п. а ч. 2 ст. 163 УК РФ и п.п. а , в ч. 2 ст. 163 УК РФ путем частичного сложения 3 года 2 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Вопросы назначения наказания

1. Несправедливость приговора вследствие назначения осужденному чрезмерно мягкого наказания является основанием для отмены приговора.

Приговором Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 12 апреля 2012 года П., ранее судимый Петрозаводским городским судом РК: 1) 11 января 2002 года (с учетом последующих изменений) по п. д ч. 2 ст. 111 УК РФ, ч. 2 ст. 116 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожденный 3 мая 2006 года по постановлению Петрозаводского городского суда РК от 21 апреля 2006 года условно-досрочно на 2 года 10 месяцев 23 дня; 2) 18 мая 2007 года по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии с п. в ч. 7 ст. 79 , ст. 70 УК РФ окончательно к 3 годам лишения свободы, освобожденный 16 апреля 2010 года по отбытию срока наказания; 3) 22 декабря 2011 года мировым судьей судебного участка N 8 г. Петрозаводска РК по ч. 3 ст. 30 , ч. 1 ст. 158 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы без ограничения свободы, по п. а ч. 2 ст. 116 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы за каждое из двух преступлений, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 7 годам лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

П. признан виновным в умышленном причинении 24 августа 2011 года О. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенном из хулиганских побуждений, повлекшем по неосторожности смерть О. Он же, П. признан виновным в двух эпизодах нанесения побоев, причинивших физическую боль, совершенных их хулиганских побуждений в отношении Д. и М.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия удовлетворила кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу потерпевшей, отменила приговор суда в связи с его несправедливостью, направила дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Суд, признав П. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, назначил чрезмерно мягкое наказание как за совершенное преступление, так и по совокупности преступлений, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Согласно ст. 60 УК РФ при назначении наказания суд, прежде всего, учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного.

Данное требование уголовного закона судом выполнено не в полной мере.

Санкция ч. 4 ст. 111 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 15 лет. За совершенное преступление П. назначено наказание в виде 6 лет лишения свободы. Однако, суд не в достаточной степени учел характер и степень общественной опасности совершенного П. особо тяжкого преступления, конкретные обстоятельства дела и данные о личности осужденного.

Приговором Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 28 апреля 2012 года П., ранее судимый: 1) 9 ноября 2004 года по п. а ч. 2 ст. 161 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, постановлением суда от 13 июля 2005 года условное осуждение отменено, направлен для отбывания наказания в воспитательную колонию, освобожденный 11 июля 2006 года условно-досрочно на 1 год 12 дней, 2) 25 марта 2005 года по п. г ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, 3) 05 февраля 2007 года по ч. 1 ст. 111 УК РФ с применением ч. 6-1 ст. 88 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы, с отменой условно-досрочного освобождения по приговору от 9 ноября 2004 года и условного осуждения по приговору от 25 марта 2005 года окончательно на основании ст. 70 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, освобожденный 28 ноября 2009 года по отбытии срока наказания, осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

П. признан виновным в умышленном причинении 18 ноября 2011 года Ш. телесных повреждений, квалифицируемых как тяжкий вред здоровью, от которых наступила смерть Ш.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия удовлетворила кассационное представление государственного обвинителя, отменила приговор суда, направила дело на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Суд первой инстанции, признав П. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, назначил осужденному чрезмерно мягкое наказание.

Согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Данное требование закона судом выполнено не в полной мере. Суд не в достаточной степени учел дерзость преступления, количество ударов, нанесенных потерпевшему Ш. Без должной оценки суда остался тот факт, что П. был ранее судим по ч. 1 ст. 111 УК РФ за совершение аналогичных действий. Данное обстоятельство суд не учел, решая вопрос о возможности исправления осужденного в определенный ему срок наказания. Также суд оставил без оценки то обстоятельство, что П. во время судебного разбирательства нарушил избранную в отношении него меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении и скрылся от суда, в связи с чем, производство по делу приостанавливалось и объявлялся розыск П.

2. Не установление судом осужденному при назначении наказания за совершенные преступления ограничений, предусмотренных ч. 1 ст. 53 УК РФ повлекло отмену приговора.

Приговором Суоярвского районного суда Республики Карелия от 30 ноября 2011 года В., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к наказанию в виде ограничения свободы на срок 1 год 10 месяцев, по ч. 1 ст. 166 УК РФ к наказанию в виде ограничения свободы на срок 2 года, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ окончательно определено наказание в виде ограничения свободы на срок два года, установлены ограничения: не выезжать за пределы муниципального образования — Суоярвский район РК, не изменять место жительства, пребывания, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. На основании ч. 1 ст. 53 УК РФ на В. возложена обязанность являться раз в месяц на регистрацию в названный специализированный государственный орган.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия, по кассационному представлению государственного обвинителя, приговор суда отменила, указав следующее.

В соответствии с п.п.4 , 5 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным, и окончательная мера наказания по совокупности преступлений.

На основании п. 41 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.2007 года N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» в резолютивной части приговора надлежит указывать вид и размер назначенных основного и дополнительного наказаний отдельно за каждое преступление и окончательную меру наказания по совокупности преступлений.

Согласно ч. 1 ст. 53 УК РФ ограничение свободы заключается в установлении осужденному определенных конкретных ограничений.

Признав В. виновным в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166 УК РФ, и, указав на назначение за каждое из них наказания в виде ограничения свободы, суд первой инстанции никаких конкретных ограничений осужденному не установил, таким образом, фактически наказание осужденному за совершение каждого из преступлений не назначил.

3. Несоблюдение судом требований, предусмотренных ч. 2 ст. 53 УК РФ, при назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы явилось основанием для изменения приговора.

Приговором Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 сентября 2011 года Н., ранее судимый, осужден по п. в ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 3 месяца. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 3 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 3 месяца.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия приговор суда изменила по следующим основаниям.

Суд, назначая Н. наказание по п. в ч. 2 ст. 158 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 3 месяца, не учел, что в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 53 УК РФ дополнительное наказание в виде ограничения свободы не может быть назначено на срок менее 6 месяцев.

Поскольку суд первой инстанции фактически не назначил Н. дополнительное наказание в виде ограничения свободы, судебная коллегия исключила из приговора указание на назначение осужденному дополнительного наказания в виде ограничения свободы, как за совершенное преступление, так и по совокупности приговоров.

4. Несоблюдение судом положений ч. 1 ст. 56 УК РФ повлекло изменение приговора.

Приговором Прионежского районного суда Республики Карелия от 9 февраля 2012 года Б., ранее не судимая, осуждена по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году лишения свободы, с лишением права управлять транспортным средством на 3 года. На основании ст. 73 УК РФ назначенное основное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года. На Б. возложена обязанность не менять постоянного места жительства и работы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденных.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия частично удовлетворила кассационные жалобы осужденной и адвоката, приговор суда изменила, указав следующее.

В соответствии с Федеральным законом N 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года, вступившим в законную силу с 8 декабря 2011 года, в часть 1 статьи 56 УК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части УК РФ лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Учитывая, что Б., обвиняется в преступлении небольшой тяжести, обстоятельств отягчающих наказание судом не установлено, санкция ч. 1 ст. 264 УК РФ предусматривает альтернативные лишению свободы наказания ей не могло быть назначено наказание в виде лишения свободы.

С учетом изложенного, судебная коллегия изменила приговор, назначив Б. по ч. 1 ст. 264 УК РФ наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год с установлением следующих ограничений: не изменять место жительства и не выезжать за пределы г. Петрозаводска, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Возложить на Б. обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, на регистрацию 1 раз в месяц.

В связи с изменением осужденной Б. вида основного наказания на ограничение свободы, оснований для назначения Б. дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством не имеется.

5. Назначение судом наказания в нарушение положений ч. 1 ст. 56 УК РФ повлекло изменение приговора.

Приговором Суоярвского районного суда Республики Карелия от 6 марта 2012 года Е., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по факту кражи имущества Н.) к 150 часам обязательных работ, по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по факту кражи имущества И.) к 10 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по факту кражи имущества К.) к 10 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам 4 месяцам лишения свободы. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим назначено 2 года 4 месяца лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание назначено условно с испытательным сроком 3 года, с возложением обязанностей не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных, и проходить ежемесячную регистрацию в указанном органе.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия удовлетворила кассационное представление прокурора, приговор суда изменила, указав следующее.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 56 УК РФ наказание в виде лишения свободы может быть назначено осужденному, совершившему впервые преступление небольшой тяжести, только при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, за исключением преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 228 , ч. 1 ст. 231 и ст. 233 УК РФ, или только если соответствующей статьей Особенной части Уголовного Кодекса лишение свободы предусмотрено как единственный вид наказания.

Из материалов уголовного дела следует, что Е. совершил преступления впервые, отягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных ст. 63 УК РФ, приговором не установлено. Санкция ч. 1 ст. 158 УК РФ наряду с лишением свободы предусматривает и другие виды наказания.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции не вправе был назначить Е. наказание за эти преступления в виде лишения свободы, в связи с чем, судебная коллегия считает необходимым приговор в этой части изменить. На основании вышеизложенного, назначенное Е. наказание снижено: по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по факту кражи имущества И.) до 150 часов обязательных работ, по ч. 1 ст. 158 УК РФ (по факту кражи имущества К.) — до 150 часов обязательных работ. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем поглощения менее строгих наказаний более строгим назначено 2 года 4 месяца лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

6. Назначив наказание в виде исправительных работ по ч. 1 ст. 158 УК РФ, суд не выполнил требования ч. 3 ст. 50 УК РФ.

Приговором Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 26 декабря 2011 года А., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 5 месяцам исправительных работ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно определено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 1 месяц, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на срок 3 года с возложением обязанностей: в течение 10 дней после вступления приговора в законную силу встать на учет в специализированный государственный орган, осуществляющий исправление осужденного, не менять место жительства без уведомления специализированного органа, осуществляющего исправление осужденного.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия удовлетворила кассационное представление государственного обвинителя, отменила приговор суда, направила дело на новое судебное рассмотрение, по следующим основаниям.

В соответствии с п.п.4 , 5 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным, и окончательная мера наказания по совокупности преступлений.

Согласно ст. 50 УК РФ, наказание в виде исправительных работ устанавливается на срок от двух месяцев до двух лет, при этом из заработной платы осужденного производятся удержания в доход государства в размере, установленном по приговору суда, от пяти до двадцати процентов.

Признав А. виновным в совершении двух преступлений и, указав о назначении за преступление предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ наказания в виде исправительных работ, суд первой инстанции не установил, в каком размере следует производить удержания из заработной платы осужденного в доход государства. Таким образом, суд не назначил А., наказание за данное преступление.

7. Назначение судом наказания без учета положений ч. 2 ст. 68 УК РФ повлекло изменение приговора.

Приговором Лахденпохского районного суда Республики Карелия от 9 апреля 2012 года Ж., ранее трижды судимый, осужден по п. а ч. 3 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия частично удовлетворила кассационное представление прокурора, приговор суда изменила, указав следующее.

Установив отягчающее наказание Ж. обстоятельство — рецидив преступлений, суд назначил осужденному наказание без учета положений ч. 2 ст. 68 УК РФ в виде лишения свободы на 1 год, не мотивировав свое решение. В то же время, с учетом положений ч. 2 ст. 68 УК РФ и ч. 7 ст. 316 УПК РФ минимальный размер наказания в виде лишения свободы за совершенное Ж. преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 158 УК РФ, не мог быть менее 1 года 4 месяцев.

Согласно ч. 3 ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, срок наказания может быть назначен менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, но в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ, а при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ, может быть назначено более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление.

Поскольку судом первой инстанции установлены предусмотренные ст. 61 УК РФ смягчающие наказание Ж. обстоятельства, а именно, явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба, судебная коллегия посчитала возможным назначить Ж. наказание с применением положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, внеся соответствующие изменения в приговор.

1. Постановление о применении к лицу принудительной меры медицинского характера, принятое в отсутствие этого лица, без учета фактического состояния психики и реальной способности такого лица самостоятельно осуществлять процессуальные действия, отменено.

Постановлением Суоярвского районного суда Республики Карелия от 19 октября 2011 года Л., ранее не судимый, освобожден от уголовной ответственности в связи с совершением в состоянии невменяемости запрещенных уголовным законом общественно-опасных деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ, ч. 1 ст. 222 УК РФ. В отношении Л. применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия, по кассационному представлению государственного обвинителя, постановление суда отменила, направила дело на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

На основании ч. 1 ст. 441 УПК РФ рассмотрение уголовного дела о применении принудительной меры медицинского характера производится в общем порядке с изъятиями, предусмотренными настоящей главой. Лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно быть предоставлено право лично участвовать в судебном заседании, если его психическое состояние позволяет ему участвовать в судебном заседании. При этом учитываются заключение экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы и при необходимости медицинское заключение психиатрического стационара.

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.04.2011 года «О практике применения судами принудительных мер медицинского характера» лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно быть предоставлено право лично осуществлять принадлежащие ему и предусмотренные статьями 46 и 47 УПК РФ процессуальные права, если его психическое состояние позволяет ему осуществлять такие права. При этом учитываются заключение экспертов, участвовавших в производстве судебно-психиатрической экспертизы и при необходимости медицинское заключение психиатрического стационара. Следует иметь в виду, что указанные медицинские документы не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами.

Как следует из протокола судебного заседания, суд, со ссылкой на заключения судебно-психиатрических экспертиз, пришел к выводу о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие Л.

Вместе с тем, вывод суда о невозможности личного участия Л. в судебных заседаниях сделан без достаточных на то оснований.

Из заключения N 196/1272 от 11 июля 2011 года следует, что имеющееся определенное хроническое психическое расстройство лишает Л. способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, давать о них показания, самостоятельно осуществлять право на свою защиту, участвовать в следственных действиях и судебных заседаниях.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона судебной проверке подлежит каждое из представленных сторонами доказательств, а согласно ч. 2 ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

С учетом этих требований судье следовало проверить невозможность личного участия Л. в судебном разбирательстве путем вызова Л. в судебное заседание, и, убедившись в том, что по своему психическому состоянию он не может участвовать в рассмотрении дела, принять решение о проведении судебного разбирательства в его отсутствие.

2. Нарушение требований ч. 2 ст. 32 УПК РФ о территориальной подсудности уголовного дела, и требований ч. 1 ст. 220 УПК РФ о содержании обвинительного заключения повлекло отмену приговора и возвращение уголовного дела прокурору.

Приговором Олонецкого районного суда Республики Карелия от 7 декабря 2011 года В., ранее судимый, осужден по ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 228 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ и ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия приговор суда отменила, дело возвратила прокурору Олонецкого района Республики Карелия для устранения препятствий его рассмотрения судом, указав следующее.

Исходя из положений ч. 2 ст. 32 УПК РФ, если преступление было начато в месте, на которое распространяется юрисдикция одного суда, а окончено в месте, на которое распространяется юрисдикция другого суда, то данное уголовное дело подсудно суду по месту окончания преступления.

Из материалов уголовного дела следует, что предварительное следствие проведено следователем СЧ СУ при МВД по Республике Карелия. Вместе с тем, в нарушение требований ч. 1 ст. 156 УПК РФ в описательно-мотивировочной и резолютивной частях постановления о возбуждении уголовного дела в отношении В., отсутствует указание о принятии следователем уголовного дела к своему производству. Не имеется постановления о принятии следователем уголовного дела к своему производству и в других материалах дела.

В ходе предварительного следствия В. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33 и ч. 2 ст. 228 УК РФ. При этом, согласно содержанию описательно-мотивировочной части постановления о привлечении В. в качестве обвиняемого, местом окончания преступления является г. Санкт-Петербург.

При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями ч. 2 ст. 32 УПК РФ данное уголовное дело подлежало судебному рассмотрению по месту окончания преступления. Однако обвинительное заключение по уголовному делу в отношении В. было утверждено прокурором Олонецкого района Республики Карелия, и данное дело направлено для рассмотрения по подсудности в Олонецкий районный суд Республики Карелия.

В нарушение положений главы 33 УПК РФ суд ненадлежащим образом провел подготовку к судебному заседанию, не выполнил требования пп.1 , 6 ст. 228 УПК РФ, в результате чего не были выявлены обстоятельства, препятствующие рассмотрению дела в суде.

Таким образом, рассмотрение уголовного дела в отношении В. Олонецким районным судом Республики Карелия осуществлено с нарушением положений ч. 2 ст. 32 УПК РФ, определяющих территориальную подсудность уголовного дела.

При указанных обстоятельствах в соответствии с ч. 1 ст. 381 УПК РФ приговор суда отменен, а уголовное дело возвращено прокурору.

1. Ранее отбывавшим лишение свободы следует считать лицо, которое за совершенное им в прошлом преступление было осуждено к наказанию в виде лишения свободы и отбывало его в исправительной колонии.

По приговору Сортавальского городского суда Республики Карелия от 31 октября 2011 года, постановленному в особом порядке судебного разбирательства, В., ранее судимый Сортавальским городским судом Республики Карелия 24 августа 2010 года за совершение двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166 УК РФ, к штрафу в размере 3 000 рублей за каждое, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к штрафу в размере 4 000 рублей (взыскан 27 апреля 2011 года); 25 августа 2011 года по ч. 1 ст. 166 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 3 месяца с отбыванием наказания в колонии-поселении, осужден по п. а ч. 2 ст. 116 УК РФ к лишению свободы на срок 9 месяцев, по п. в ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года без ограничения свободы, по п.п. а , б ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев без ограничения свободы, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 3 годам 8 месяцам лишения свободы, без ограничения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 25 августа 2011 года и окончательно назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы без ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 29 декабря 2011 года приговор оставлен без изменения.

Президиум изменил обжалуемые судебные постановления по надзорному представлению прокурора и надзорной жалобе осужденного в части назначения вида исправительного учреждения, указав следующее.

По приговору от 31 октября 2011 года суд, установив в действиях В. рецидив преступлений, в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ, на основании п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ определил отбывание наказания осужденному в исправительной колонии строгого режима. В соответствии с п. в ч. 1 ст. 58 УК РФ, отбывание лишения свободы в исправительной колонии строгого режима назначается мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы. По смыслу уголовного закона, ранее отбывавшим лишение свободы следует считать лицо, которое за совершенное им в прошлом преступление было осуждено к наказанию в виде лишения свободы и отбывало его в исправительной колонии.

По приговору от 25 августа 2011 года, вступившему в законную силу 5 сентября 2011 года, В. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к лишению свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, куда он должен был прибыть самостоятельно в соответствии с предписанием УФСИН России по Республике Карелия. Преступления, за которые В. осужден по приговору от 31 октября 2011 года, совершены им в г. Сортавала 8 и 18 сентября 2011 года. Как следует из представленного сообщения зам. начальника УФСИН России по Республике Карелия, предписание на следование в колонию-поселение осужденному В. не представилось возможным вручить, поскольку 19 сентября 2011 года он был задержан в порядке ст.ст. 91 , 92 УПК РФ по подозрению в совершении хищения имущества ООО «. «, и 21 сентября 2011 года постановлением Сортавальского городского суда РК В. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Таким образом, В. не прибыл в колонию-поселение и наказание по приговору от 25 августа 2011 года в местах лишения свободы не отбывал.

Президиум признал необоснованным назначение В. к отбытию наказания по приговору от 31 октября 2011 года исправительной колонии строгого режима и принимая во внимание установленные судом конкретные обстоятельств совершения В. преступлений, наличие рецидива преступлений, категории их тяжести, данные, отрицательно характеризующие осужденного, пришел к выводу, что наказание В. в соответствии с п. а ч. 1 ст. 58 УК РФ надлежит отбывать в исправительной колонии общего режима.

1. Отсутствие в приговоре достаточных доказательств, подтверждающих доказанность предъявленного обвинения в содержании притона, повлекло отмену приговора в части осуждения по ч. 1 ст. 232 УК РФ и признание за лицом права на реабилитацию.

По приговору Питкярантского городского суда Республики Карелия от 18 ноября 2010 года Ш., ранее судимый, осужден по ч. 3 ст. 30 п. б ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, по ч. 5 ст. 33 , ч. 2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 1 ст. 232 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы без ограничения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к 6 годам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

В кассационном порядке приговор обжалован не был.

Отменяя приговор по надзорной жалобе осужденного в части осуждения Ш. по ч. 1 ст. 232 УК РФ Президиум Верховного Суда Республики Карелия указал следующее.

Согласно приговору действия Ш., связанные с содержанием притона для потребления наркотических средств, выразились в том, что он предоставлял квартиру по месту своего фактического проживания лицам М.,С.,О., желающим воспользоваться его жильем для потребления наркотических средств, обеспечивал их наркотическим средством — героином, создавал необходимые условия для потребления наркотиков путем ограничения доступа посторонних лиц в данное жилое помещение во время потребления ими наркотических средств, обеспечивал их необходимыми предметами и веществами для приготовления наркотических инъекций.

Доказательством виновности Ш. в совершении данного преступлении в приговоре приведены лишь показания сотрудника Сортавальского МРО УФСКН РФ по РК Т. о наличии в деле оперативной информации о том, что Ш. с апреля 2010 года, опасаясь разоблачения, стал просить лиц, приобретающих у него наркотики, употребить их у него в квартире, а также показания, данные Ш. в ходе предварительного следствия в качестве обвиняемого, оглашенные судом в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, о том, что в период с апреля по июнь 2010 года он эпизодически предоставлял своим наркозависимым знакомым комнату своей квартиры для употребления ими наркотиков, сбывал им героин, давал все необходимое для употребления и приготовления раствора героина.

Вместе с тем, согласно протоколу судебного заседания, при рассмотрении дела свидетель Т. не пояснял суду об указанных обстоятельствах. Вышеизложенные показания были даны им в ходе предварительного следствия, в судебном заседании они не исследовались, однако приведены в приговоре. Кроме того, свидетель Т. пояснил суду, что 28 апреля 2010 года после выхода из квартиры Ш. был задержан М., за которым велось наблюдение, добровольно выдавший шприц с раствором героина, сообщивший, что приобрел у Ш. героин, по его настоянию приготовил при помощи предоставленных им предметов раствор и часть его употребил. Показания иных свидетелей, в том числе М., которые могли бы подтвердить обстоятельства, свидетельствующие о содержании Ш. притона для потребления наркотических средств, в приговоре не приведены.

При таких обстоятельствах Президиум пришел к выводу об отсутствии в приговоре доказательств, подтверждающих доказанность предъявленного Ш. обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 232 УК РФ, отменил приговор в отношении Ш. в части его осуждения по ч. 1 ст. 232 УК РФ на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, назначил Ш. на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений ( ч. 3 ст. 30 п. б ч. 2 ст. 228.1 УК РФ, ч. 5 ст. 33 ч. 2 ст. 228 УК РФ) наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы. На основании ст. 134 УПК РФ за Ш. признано право на реабилитацию.

2. Подтверждение алиби явилось основанием для возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств и отмены судебных постановлений в части осуждения, с признанием за лицом права на реабилитацию.

По приговору Питкярантского городского суда Республики Карелия от 5 августа 2005 года С., ранее судимый, осужден по п.п. а , в , г ч. 2 ст. 161 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно определено 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Этим же приговором осужден Д. по п.п. а, в, г ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 26 сентября 2005 года приговор в отношении С. изменен: признано смягчающим наказание обстоятельством наличие у него малолетнего ребенка; наказание, назначенное по п.п. а , в , г ч. 2 ст. 161 УК РФ, смягчено до 3 лет 10 месяцев лишения свободы, по ч. 3 ст. 158 УК РФ — до 2 лет 10 месяцев лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ — до 4 лет 10 месяцев лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения. 23 марта 2010 года С. освобожден из мест лишения свободы по отбытии наказания.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия, рассмотрев заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств и проверив материалы уголовного дела, указал следующее.

По приговору суда, постановленному в особом порядке судопроизводства, С. осужден в том числе по ч. 3 ст. 158 УК РФ за совершение в марте 2005 года в г. Питкяранта Республики Карелия кражи имущества Х., группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Согласно приговору и протоколу судебного заседания С. в ходе судебного заседания вину в предъявленном обвинении признавал полностью, подтвердил ходатайство о постановлении приговора с применением особого порядка принятия судебного решения. Суд пришел к выводу, что ходатайство заявлено подсудимым добровольно, после проведения консультаций с защитником, предъявленное обвинение является обоснованным и подтверждается имеющимися в уголовном деле доказательствами.

Анализ доказательств, собранных органом расследования и представленных суду в подтверждение виновности С. в совершении кражи из квартиры Х., свидетельствует о том, что в основу обвинения положены признательные показания С. в качестве подозреваемого, обвиняемого, при проверке его показаний на месте и его явка с повинной. Соучастник преступления Б. по данному эпизоду преступления не была допрошена, т.к. умерла 11 апреля 2005 года, до написания С. явки с повинной.

1 декабря 2010 года в прокуратуру Республики Карелия поступила надзорная жалоба от осужденного С., в которой он, оспаривая приговор Питкярантского городского суда Республики Карелия от 5 августа 2005 года, утверждал, что не совершал кражу имущества Х., поскольку в это время работал слесарем-ремонтником в ОАО «. » в городе В. Московской области. В ходе проверки доводов жалобы из ОАО «. » были получены документы, подтверждающие факт работы С. на указанном предприятии в марте 2005 года.

В ходе расследования по возбужденному ввиду новых обстоятельств делу был допрошен в качестве свидетеля С., который пояснил, что в мае 2005 года его заключили под стражу за совершение грабежа. Через три дня он написал явку с повинной, в которой признался в совершении грабежа. После этого оперуполномоченные предложили ему признаться в совершении нераскрытого преступления за свидание с сыном, который в тот момент находился в детском доме, а также за передачи и спиртное. Он согласился и написал явку с повинной по факту кражи в марте 2005 года, которую не совершал. Фактически с февраля по апрель 2005 года он находился в городе В. Московской области, где в марте 2005 года работал слесарем в ОАО «. «, в г. Питкяранта не выезжал.

Из показаний начальника отдела кадров ОАО «. » следует, что согласно сохранившимся документам, С. работал на предприятии с 24 февраля по 4 апреля 2005 года. При осмотре изъятых в ходе выемки в отделе кадров ОАО «. » документов установлено, что в приказе о приеме С. на работу, приказе об увольнении его с работы, трудовом договоре с С., личной карточке, платежных ведомостях о получении заработной платы С. и табелях учета рабочего времени содержатся сведения о том, что С. действительно работал в ОАО «. » с 24 февраля 2005 года по 4 апреля 2005 года. Согласно справке, представленной Петрозаводским линейным отделом внутренних дел на транспорте, С. 14 февраля 2005 года на поезде убыл в г. Москву, куда прибыл 15 февраля 2005 года, в Питкяранту прибыл 10 апреля 2005 года.

Президиум пришел к выводу, что в ходе расследования по возобновленному уголовному делу получены убедительные доказательства, подтверждающие показания С. о наличии у него алиби на момент совершения кражи имущества Х. Данный факт в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК РФ является новым обстоятельством и основанием для отмены судебных постановлений в отношении С. в части, касающейся его осуждения по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

С учетом вышеизложенного, заключение прокурора удовлетворено, производство по делу возобновлено, судебные решения в части осуждения С. по ч. 3 ст. 158 УК РФ отменены, с исключением указания о назначении С. наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ. В удовлетворении гражданского иска потерпевшей Х. о взыскании материального ущерба отказано, уголовное дело по эпизоду хищения имущества Х. направлено руководителю следственного органа для производства предварительного расследования и установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. В соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 133 и ст. 134 УПК РФ за С. признано право на реабилитацию.

3. Участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу, является недопустимым.

По приговору Прионежского районного суда Республики Карелия от 21 апреля 2011 года Б., ранее судимый, осужден за совершение семи преступлений, предусмотренных п. а ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Закона от 07.03.2011 г.), к 3 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы за каждое, и по ч. 3 ст. 30 , п. а ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Закона от 07.03.2011 г.) к 2 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений определено 5 лет лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 24.09.2007 г. и окончательно определено 6 лет лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором К., ранее не судимый, осужден за совершение двух преступлений, предусмотренных п. а ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Закона от 07.03.2011 г.), к 1 году лишения свободы без штрафа и ограничения свободы за каждое, в силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 1 году 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года и П., ранее не судимый, осужден по п. а ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Закона от 07.03.2011 г.) к 1 году лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года.

Приговором суда разрешены гражданские иски потерпевших, с осужденных Б., Я. (осужден приговором Прионежского районного суда Республики Карелия от 28 октября 2010 года), К. и П. солидарно в счет возмещения материального ущерба взысканы денежные суммы. Отозваны выданные по делу Я. исполнительные листы о взыскании в пользу потерпевших сумм причиненного им материального ущерба. Взыскание обращено на принадлежащее Я. имущество.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 20 июня 2011 года приговор суда в части решения по гражданским искам потерпевших отменен с направлением дела в этой части на новое судебное разбирательство, в остальной части приговор оставлен без изменения.

Президиум, отменяя по надзорной жалобе осужденного Б. судебные решения в отношении всех осужденных и передавая уголовное дело в отношении Б., К. и П. на новое судебное рассмотрение в ином составе суда со стадии назначения судебного заседания, указал следующее.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 61 УПК РФ судья не может участвовать в производстве по уголовному делу, если имеются основания полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела. Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 17 июня 2008 года N 733-О-П, участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу, является недопустимым, поскольку высказанная судьей в процессуальном решении позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных по делу доказательств, ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного решения.

Эти требования закона не учтены судом по делу.

Как установлено приговором суда, Б., К. и П. каждый в отдельности, совершили преступления в группе лиц по предварительному сговору с Я., виновность которого установлена вступившим в законную силу приговором Прионежского районного суда Республики Карелия от 28 октября 2010 года.

Уголовное дело в отношении Я. рассматривалось под председательством судьи В. Суд установил обстоятельства дела и признал доказанным виновность Я. в совершении преступлений в группе лиц по предварительному сговору с лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

Этот же судья рассмотрел настоящее уголовное дело в отношении Б., К. и П., установил обстоятельства дела и признал их, каждого в отдельности, виновными в совершении преступлений по предварительному сговору с Я.

Таким образом, судья В. ранее уже высказал свое мнение по вопросам, которые вновь явились предметом судебного разбирательства по уголовному делу в отношении Б., К. и П. Данные обстоятельства могли связывать судью Б. при принятии решения по настоящему уголовному делу, и давали основания усомниться в его беспристрастности, что в силу ч. 2 ст. 61 УПК РФ исключало возможность его участия в рассмотрении уголовного дела в отношении Б., К. и П.

Согласно положениям ст.ст. 379 , 409 УПК РФ нарушения уголовно-процессуального закона, выразившееся в рассмотрении уголовного дела незаконным составом суда, которые допущены по настоящему делу, являются безусловным основанием для отмены состоявшихся по делу судебных решений с направлением материалов уголовного дела на новое судебное рассмотрение со стадии назначения судебного заседания.

4. Возлагая обязанность по возмещению процессуальных издержек в части недостающего у осужденного дохода на законных представителей солидарно, суд не учел, что солидарное взыскание процессуальных издержек законом не предусмотрено, дополнительная ответственность законных представителей несовершеннолетнего осужденного возможна в соответствии со ст. 1074 ГК РФ лишь при решении вопроса о возмещении причиненного несовершеннолетним вреда.

По приговору Муезерского районного суда Республики Карелия от 20 октября 2011 года несовершеннолетний М. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы, в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год 6 месяцев. На М. в период испытательного срока возложены обязанности. За потерпевшим Ч. признано право на удовлетворение гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства. Процессуальные издержки в сумме . рублей . копеек, связанные с оплатой труда адвоката на предварительном следствии и в судебном заседании взысканы в доход Федерального бюджета с М., а в случае отсутствия у несовершеннолетнего М. до совершеннолетия имущества или дохода, достаточного для возмещения процессуальных издержек, обязанность по их возмещению возложена солидарно на его родителей.

В кассационном порядке приговор пересмотрен не был.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия отменяя по надзорной жалобе законного представителя несовершеннолетнего М. приговор в части взыскания процессуальных издержек и направляя дело в этой части на новое рассмотрение в тот же суд в порядке ст.ст.397 , 399 УПК РФ в ином составе судей указал следующее.

В соответствии с ч. 1 ст. 132 УПК РФ процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. По уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, суд может возложить обязанность возместить процессуальные издержки на законных представителей несовершеннолетних ( ч. 8 ст. 132 УПК РФ).

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора в отношении М. суд пришел к выводу об отсутствии оснований для освобождения от уплаты процессуальных издержек, связанных с выплатой денежного вознаграждения адвокату по назначению, и о необходимости взыскания их с законных представителей несовершеннолетнего подсудимого. При этом в резолютивной части приговора указал на взыскание процессуальных издержек с М., а в случае отсутствия у него имущества или дохода, достаточных для их возмещения, возложил обязанность по возмещению процессуальных издержек на его законных представителей — родителей.

Таким образом, суд допустил в приговоре противоречие, имеющее существенное значение, не принял во внимание, что дополнительная ответственность законных представителей несовершеннолетнего осужденного возможна в соответствии со ст. 1074 ГК РФ лишь при решении вопроса о возмещении причиненного несовершеннолетним вреда. Возлагая обязанность по возмещению процессуальных издержек в части недостающего у осужденного дохода на законных представителей солидарно, суд не учел, что солидарное взыскание процессуальных издержек законом не предусмотрено. Кроме того, как следует из протокола судебного заседания, вопрос о возможности взыскания процессуальных издержек с осужденного и его законных представителей в судебном заседании не обсуждался, что лишило их возможности высказать свою позицию по этому вопросу, повлекло нарушение гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства.

При таких обстоятельствах приговор в части решения вопроса о взыскании процессуальных издержек подлежит отмене с направлением уголовного дела в этой части на новое рассмотрение в порядке исполнения приговора.

5. Заявитель, претендующий на роль потерпевшего в будущем уголовном деле, в случае обжалования в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, действий должностного лица, нарушающих, по его мнению, его конституционные права, не имеет процессуального статуса подозреваемого, обвиняемого, осужденного и положения ст. 50 УПК РФ, регламентирующей вопросы назначения защитника и оплаты его труда за счет средств федерального бюджета, на него не распространяются.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 13 декабря 2010 года адвокату Ч. выплачено за счет средств федерального бюджета за осуществление защиты заявителя М. в суде кассационной инстанции вознаграждение в сумме . руб. . коп. В возмещение расходов данная сумма взыскана с М. в доход государства.

Президиум изменил по надзорной жалобе заявителя М. данное судебное решение по следующим основаниям.

В соответствии с положениями ст.ст. 131 , 132 УПК РФ процессуальные издержки, к которым относятся и суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи в случае участия его в уголовном судопроизводстве по назначению, взыскиваются с осужденного или возмещаются за счет средств федерального бюджета. По смыслу закона процессуальные издержки взыскиваются с осужденного при расследовании и последующем рассмотрении уголовного дела судом.

Как следует из представленных материалов, М. обжаловал в кассационном порядке постановление Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 4 октября 2010 года, которым в порядке ст. 125 УПК РФ ему было отказано в удовлетворении жалобы на действия руководителя отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по РК. Данное процессуальное решение М. обжаловал как заявитель, претендующий на роль потерпевшего в будущем уголовном деле, поскольку он обжаловал в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ, действия должностного лица, нарушающие, по его мнению, его конституционные права. В силу закона лицо, обращающееся в суд с жалобой на действия и решения органов предварительного следствия и дознания, является заявителем и не имеет процессуального статуса подозреваемого, обвиняемого, осужденного. Следовательно, положения ст. 50 УПК РФ, регламентирующей вопросы назначения защитника и оплаты его труда за счет средств федерального бюджета, на заявителя М. не распространяются.

Судебная коллегия, вопреки указанным положениям закона, приняла решение о назначении защитника заявителю М., ошибочно распространив на него требования ст. 50 УПК РФ. Взыскивая с М. процессуальные издержки по оплате труда адвоката, участвующего в деле по назначению суда, судебная коллегия не учла процессуальный статус М., который в настоящем деле являлся заявителем, а не осужденным.

Президиум изменил обжалуемое определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Карелия от 13 декабря 2010 года, исключив указание о взыскании с М. процессуальных издержек в бюджет Российской Федерации.

Вопросы применения нового уголовного закона при пересмотре приговора в порядке, предусмотренном ст. 397 УПК РФ

1. Вопросы изменения категории тяжести преступлений по приговорам, вступившим в законную силу до вступления в действие Федерального закона N 420-ФЗ от 07 декабря 2011 года, подлежат рассмотрению в порядке исполнения приговора ( п. 13 ст. 397 УПК РФ).

Постановлением судьи Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 16 января 2012 года Ш., осужденному Кузьминским районным судом г. Москва 18 сентября 2009 года по ч. 1 ст. 30 , п. г ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, отказано в принятии к рассмотрению ходатайства о пересмотре приговора в связи с изменениями, внесенными в уголовный закон Федеральным законом N 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года

В кассационном порядке постановление судьи не пересматривалось.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия, отменяя по надзорной жалобе осужденного данное постановление и направляя ходатайство осужденного на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии принятия к производству, указал следующее.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 года N 420-ФЗ внесены изменения в ст. 15 УК РФ, позволяющие суду с учетом фактических обстоятельств и степени общественной опасности преступления при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию, при условии, что за совершение особо тяжкого преступления осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.

Приговором Кузьминского районного суда г. Москва от 18 сентября 2009 года, Ш. осужден за совершение особо тяжкого преступления к наказанию, не превышающему 7 лет лишения свободы. Суд признал ряд обстоятельств смягчающими его наказание, отягчающих наказание обстоятельств не установил, в связи с чем новый уголовный закон улучшает его положение. Отказывая в принятии к производству ходатайства осужденного о пересмотре приговора, судья Петрозаводского городского суда Республики Карелия в постановлении от 16 января 2012 года сослался на то, что неправомочен в порядке исполнения приговора разрешать вопрос об изменении категории преступления на менее тяжкую. Данный вывод противоречит положениям ст. 10 УК РФ, ст.ст. 396 , 397 УПК РФ, в соответствии с которыми вопрос о применении уголовного закона, улучшающего положение осужденных и имеющего обратную силу, разрешается судом в порядке исполнения приговора.

2. Суд, применив при пересмотре приговора положения ч. 2 ст. 69 УК РФ в редакции закона от 7 декабря 2011 года, ошибочно пришел к выводу об отсутствии оснований для смягчения наказания.

Постановлением Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 февраля 2012 года частично удовлетворено ходатайство осужденного С. о пересмотре приговора в связи с изменениями, внесенными в Уголовный Кодекс РФ Федеральным законом N 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года.

С. судим Петрозаводским городским судом Республики Карелия:

— 21 января 2009 года по ч. 3 ст. 30 , п. а ч. 2 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа, по ч. 3 ст. 30, п.п. а, б ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (2 эпизода) с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам 3 месяцам лишения свободы без штрафа за каждое, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

— 19 марта 2009 года (с учетом последующих изменений) по п. в ч. 2 ст. 158 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 11 месяцев, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно к 5 годам 11 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Обжалуемым постановлением приговор от 21 января 2009 года в отношении С. изменен, постановлено считать наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев без штрафа назначенным по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ (в редакции закона от 7 декабря 2011 года). В остальной части приговор оставлен без изменения.

В кассационном порядке данное постановление не обжаловалось.

Президиум Верховного Суда Республики Карелия частично удовлетворил надзорную жалобу осужденного С. по следующим основаниям.

Учитывая изменения, внесенные в ст. 69 УК РФ Федеральным законом N 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года, суд первой инстанции обоснованно постановил о назначении С. окончательного наказания по приговору от 21 января 2009 года по совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ в редакции указанного закона. Однако, пересматривая приговор, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для смягчения наказания, назначенного С. этим приговором по совокупности преступлений. Данное решение суда противоречит толкованию положений ст. 10 УК РФ, изложенному в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации N 4-П от 20 апреля 2006 года, согласно которому, закон, улучшающий положение лица, имеет обратную силу независимо от того, в чем выражается улучшение.

Президиум изменил постановление Медвежьегорского районного суда Республики Карелия от 29 февраля 2012 года и смягчил наказание, назначенное С. по приговору от 21 января 2009 года по совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ (в редакции Федерального закона N 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года) до 4 лет 4 месяцев лишения свободы без штрафа; с учетом этих изменений также смягчил наказание, назначенное С. по приговору от 19 марта 2009 года по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ до 5 лет 9 месяцев лишения свободы без штрафа.

3. Пересматривая приговор в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом N 26-ФЗ от 7 марта 2011 года, в отношении лица, осужденного за совершенные в несовершеннолетнем возрасте преступления, суд необоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для смягчения наказания по ч. 2 ст. 162 УК РФ, указав, что наказание ему назначено ниже нижнего предела, установленного законом, и отмена нижнего предела не влечет изменения наказания в данной части.

П., 22.08.1988 г.р., ранее судимый 28 июля 2006 года Петрозаводским городским судом Республики Карелия по п.п. а , г. ч. 2 ст. 161 УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 6 месяцев без штрафа, по ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ч. 6.1 ст. 88 УК РФ к лишению свободы на срок 4 года без штрафа, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 5 лет, осужден Петрозаводским городским судом Республики Карелия 7 июня 2011 года (с учетом последующих изменений) по ч. 3 ст. 30 , п. г ч. 3 ст. 228.1 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа и без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, на основании ч. 5 ст. 79 , ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно к 8 годам 11 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, без штрафа и без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Обжалуемым постановлением Лоухского районного суда Республики Карелия от 2 июня 2011 года пересмотрен приговор Петрозаводского городского суда Республики Карелия от 28 июля 2006 года в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом N 26-ФЗ от 7 марта 2011 года, смягчено наказание, назначенное П. по п.п. а , г ч. 2 ст. 161 УК РФ до 2 лет 5 месяцев лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 4 года 11 месяцев лишения свободы.

В кассационном порядке постановление обжаловано не было.

Президиум изменил по надзорной жалобе осужденного данное постановление, указав следующее.

С учетом изменений, внесенных в санкцию ч. 2 ст. 161 УК РФ Федеральным законом N 26-ФЗ от 07 марта 2011 года, и положений ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, улучшающего положение осужденного, суд, рассмотрев в порядке исполнения приговора ходатайство осужденного, правильно смягчил наказание, назначенное П. по приговору от 28 июля 2006 года, как по п.п. а , г ч. 2 ст. 161 УК РФ, так и по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ. Однако, пересматривая данный приговор, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для смягчения наказания, назначенного П. по ч. 2 ст. 162 УК РФ, указав, что наказание ему назначено ниже нижнего предела, установленного законом (5 лет), а отмена нижнего предела не влечет изменения наказания в данной части.

Вместе с тем, как усматривается из представленных материалов, преступления, за которые П. осужден по вышеуказанному приговору, были совершены им в несовершеннолетнем возрасте, и наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ назначено ему с применением положений ч. 6.1 ст. 88 УК РФ, согласно которым, при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части Уголовного Кодекса, сокращается наполовину. Низший предел наказания несовершеннолетнему осужденному за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 162 УК РФ, на момент постановления приговора судом составлял 2 года 6 месяцев лишения свободы. Согласно изменениям, внесенным в Уголовный Кодекс РФ Федеральным законом от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ, из санкции ч. 2 ст. 162 УК РФ исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы, тем самым улучшено положение осужденных, к категории которых относится и П., а поэтому, в соответствии со ст. 10 УК РФ данный закон имеет обратную силу, и, вопреки выводам суда в постановлении, подлежит применению со снижением осужденному срока назначенного ему наказания по ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Президиум изменил постановление Лоухского районного суда Республики Карелия от 2 июня 2011 года в отношении П., переквалифицировал его действия по приговору от 28 июля 2006 года с п.п. а , г ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) на п.п. а, г ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ), с ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года N 73-ФЗ) на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ), назначил по ч. 2 ст. 162 УК РФ наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев без штрафа; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений определил 4 года 8 месяцев лишения свободы без штрафа.

Судебная коллегия
по уголовным делам
Верховного Суда Республики Карелия

Смотрите еще:

  • Изменения в 2012 ст 158 ук рф Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 апреля 2012 г. N 33-Д12-1 Изменяя приговор, вынесенный в отношении осужденного, с переквалификацией содеянного, суд указал, что имущество потерпевшего было похищено осужденным из поясной сумки после убийства […]
  • Комментарий к ст 20 ук Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность 1. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. 2. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, […]
  • Мировой суд ленинского района г оренбурга 2 участок судебный участок №2 мирового судьи Ленинского района Оренбурга С 20 октября водители-нарушители смогут получить права назад только после уплаты всех штрафов на включение в кадровый резерв для замещения должностей государственной гражданской службы Оренбургской области […]
  • Изменения в ст 158 ч 2 ук рф Поправки по статье 158 часть 2 Поправки и изменения амнистии по статья 111 часть 4, статья 222 часть 4, статья 158 часть 2 Во-первых, указанные статьи кроме статья 158 часть 2 УК РФ никогда не подпадали и не подпадали под Амнистию. Во-вторых, нет никакой Амнистии и не […]
  • Виды определения коап рф Статья 29.9 КоАП РФ. Виды постановлений и определений по делу об административном правонарушении Новая редакция Ст. 29.9 КоАП РФ 1. По результатам рассмотрения дела об административном правонарушении может быть вынесено постановление: 1) о назначении административного […]
  • Тяжесть статьи 162 ук рф Считается ли разбой тяжким преступлением? Содержание статьи Под разбоем ст. 162 УК РФ подразумевает нападение для хищения чужого имущества. Эти действия совершаются с применением насилия, которое представляет опасность для жизни и здоровья лиц, являющихся […]
  • Движение велосипеда по пдд Глава 20. Движение на велосипедах и мопедах ПДД он-лайн ПДР на Беларускай мове Rules of the road ПДД для Android ПДД для iPhone ПДД в формате FB2 Стаж водителя Административная ответственность Уголовная ответственность История Правил Последние […]
  • Томск покупка дома Продажа домов в Томске этажей 1 , соток 9 , дом блочный , 2016 год канализация, электричество, газ этажей 1 , соток 14 , брусовой отопление, водопровод, канализация, электричество этажей 2 , соток 4 , кирпич , 2016 год отопление, водопровод, канализация, […]