Гк рф 1102-1109

Статья 1102 ГК РФ. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

Новая редакция Ст. 1102 ГК РФ

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Комментарий к Ст. 1102 ГК РФ

1. Обязанность приобретателя возвратить имущество потерпевшему возникает при условиях:

а) возникло приобретение или сбережение имущества;

б) приобретение или сбережение возникло за счет потерпевшего;

в) приобретение или сбережение является неосновательным.

2. В обязательстве вследствие неосновательного обогащения (кондикционном обязательстве) участвуют два субъекта — приобретатель (лицо, неосновательно обогатившееся или сберегшее имущество) и потерпевший (лицо, лишившееся имущества или не получившее его).

Неосновательным обогащением, как усматривается из комментируемой статьи, является не только неправомерное получение «чужого» имущества (например, ошибочное, повторное получение денежных средств на расчетный счет), но и сбережение своего, если приобретатель должен был его передать (например, неоплата оказанных услуг).

В сжатом виде суть кондикционного обязательства может быть сведена к формуле «верни чужое». Это обязательство совсем не однопорядково другим отдельным видам обязательств. Оно универсально для всех случаев, когда одно лицо приобретает (сберегает) имущество за счет другого без правового основания и поэтому является родовым понятием по отношению ко всем обязательствам возвратить имущество, приобретенное (сбереженное) без достаточных оснований.

О приобретении имущества можно говорить только в случаях, когда у обогатившегося возникло то или иное имущественное право. Поступление вещей в фактическое владение не составляет обогащения.

Другой комментарий к Ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Институт обязательств вследствие неосновательного обогащения не является новым для российского гражданского права. До введения в действие части второй ГК, т.е. до 1 марта 1996 г., рассматриваемый вид обязательств регулировался ст. 133 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, а также применявшимися субсидиарно к указанной норме ст. 473, 474 ГК РСФСР 1964 г. Правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения содержались и в ст. 399 ГК РСФСР 1922 г. Современное правовое регулирование обязательств вследствие неосновательного обогащения претерпело значительные изменения по сравнению с ранее действовавшим законодательством, в частности, за счет большей детализации норм о неосновательном обогащении. Важное значение для применения норм ГК о неосновательном обогащении имеет информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49, содержащее Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении (далее — Обзор).

2. Как следует из п. 1 ст. 1102 ГК, под обязательством из неосновательного обогащения понимается правоотношение, возникающее в связи с приобретением или сбережением имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований одним лицом (приобретателем) за счет другого лица (потерпевшего). Сам термин «неосновательное обогащение» применяется для обозначения результата приобретения или сбережения имущества, т.е. как само неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. Основное содержание обязательства из неосновательного обогащения — обязанность приобретателя возвратить неосновательное обогащение и право потерпевшего требовать от приобретателя исполнения этой обязанности.

3. Стороны обязательства из неосновательного обогащения — приобретатель и потерпевший — являются соответственно должником и кредитором в этом обязательстве. Приобретатель — лицо, неосновательно обогатившееся путем приобретения или сбережения имущества. Под потерпевшим в рассматриваемом обязательстве понимается лицо, за счет которого неосновательно обогатился приобретатель. В качестве приобретателя и потерпевшего могут выступать любые субъекты гражданского права, в том числе недееспособные граждане, поскольку обязательство из неосновательного обогащения, как следует из п. 2 ст. 1102 ГК, возникает независимо от воли его участников.

Таким образом, объектом обязательства из неосновательного обогащения следует считать действие приобретателя (должника) по передаче имущества, составляющего неосновательное обогащение, потерпевшему (кредитору), а предметом обязательства — само неосновательное обогащение. Согласно п. 1 ст. 1102 ГК, неосновательное обогащение должно быть возвращено потерпевшему приобретателем, за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК.

4. Неосновательное обогащение имеет две разновидности — неосновательно приобретенное имущество и неосновательно сбереженное имущество. В первом случае имущественная масса приобретателя неосновательно возрастает, а во втором — неосновательно сохраняется, (сберегается). Предметом обязательства из неосновательного обогащения является имущество в самом широком смысле слова, т.е. любое улучшение имущественного положения приобретателя, любое имущественное благо, которое в обычных условиях гражданского оборота может быть предметом возмездной сделки. Такое улучшение может наступать вследствие поступления вещей в собственность или во владение приобретателя, передачи ему имущественных прав, освобождения приобретателя от имущественных обязанностей перед третьими лицами, выполнения работ или оказания услуг, принятия потерпевшим поручительства за приобретателя перед третьим лицом, выдачи потерпевшим в пользу приобретателя банковской гарантии и т.п.

5. Вещи, которые могут составлять неосновательное обогащение, могут быть как индивидуально-определенными, так и родовыми. Что касается приобретения индивидуально-определенных вещей, то неосновательным обогащением здесь является не приобретение права собственности на вещь (право собственности остается у собственника, который сохраняет возможность истребовать вещь посредством предъявления виндикационного иска в соответствии со ст. 301 ГК РФ), а владение, т.е. фактическое обладание вещью, которое, несомненно, само по себе — имущественное благо. Что касается неосновательно приобретенных родовых вещей, то здесь, как показывает анализ юридической литературы, по вопросу права собственности на такие вещи единства во взглядах не наблюдается.

В ряде работ выражается мнение, что у приобретателя возникает право собственности на неосновательное обогащение в виде приобретения родовых вещей (см., например: Толстой Ю.К. Обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества // Вестник ЛГУ. 1973. N 5. С. 136 — 137; Советское гражданское право. Учебник. Ч. II / Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1987. С. 433), в других высказывается противоположное суждение (см.: Чернышев В.И. Обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества. Ярославль, 1977. С. 73).

Основной довод сторонников первой точки зрения состоит в невозможности виндицирования родовых вещей, в силу чего потерпевшему возвращаются в натуре вещи того же рода, а не те же самые, которые составляли неосновательное обогащение, что особенно очевидно на примере возврата таких родовых вещей, как деньги. Справедливо обращается внимание также на то, что если бы право собственности оставалось на стороне потерпевшего, то между ним и приобретателем существовало бы правоотношение вещно-правовое, а не обязательственное, каковым является обязательство из неосновательного обогащения. Довод сторонников противоположной точки зрения сводится к тому, что ни ст. 218, ни ст. 1002 — 1009 ГК не квалифицируют неосновательное приобретение имущества в качестве основания возникновения права собственности.

Первая точка зрения представляется более обоснованной. Так, ГК прямо не предусматривает возникновения права собственности у незаконного владельца. Однако господствующая в российском праве доктрина и судебная практика стоит на позиции возможности возникновения права собственности у незаконного владельца (неосновательного приобретателя, если пользоваться терминологией ст. 1102 ГК РФ) при наличии предусмотренных ст. 302 обстоятельств, препятствующих истребованию вещи собственником. Невозможность виндикации родовых вещей не исключает аналогичного подхода к возможности возникновения права собственности на неосновательно приобретенное имущество в виде таких вещей у приобретателя.

Впрочем, несмотря на значительный теоретический интерес затронутого вопроса, следует заметить, что для целей применения правил ст. 1104 ГК о возврате неосновательного обогащения выбор одной из рассмотренных выше позиций не имеет определяющего значения, поскольку возврат потерпевшему в натуре такого имущественного блага, как владение вещью, невозможен без возврата потерпевшему самой вещи.

6. Для возникновения обязательства из неосновательного обогащения, как правило, необходимо наличие совокупности следующих обстоятельств:

1) возрастание или сбережение имущества (неосновательное обогащение) на стороне приобретателя;

2) невозрастание или уменьшение имущества (убытки) на стороне потерпевшего;

3) убытки потерпевшего являются источником обогащения приобретателя (обогащение за счет потерпевшего);

4) отсутствие надлежащего правового основания для наступления вышеуказанных имущественных последствий.

Первое из перечисленных условий предполагает увеличение экономической ценности имущественной массы приобретателя либо сохранение этой ценности на прежнем уровне.

Второе условие предполагает несение потерпевшим расходов или утрату принадлежащего ему имущества либо непоступление имущества (доходов, вещей), которое должно было бы поступить.

Неосновательное обогащение в форме приобретения имущества предполагает возрастание имущественной массы приобретателя за счет невозрастания или уменьшения имущества потерпевшего. Неосновательное обогащение в форме сбережения имущества предполагает неубывание имущественной массы приобретателя за счет расходования имущества потерпевшего.

Например, лицо, ошибочно оплатившее счет, предъявленный другому лицу, вправе требовать возврата неосновательно сбереженных денежных средств от действительного должника. В качестве другого примера неосновательного обогащения можно привести исполнение должником кредитору, уступившему свое требование другому лицу.

В этом случае, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное должником от прежнего кредитора как неосновательно полученное имущество. В то же время денежные средства, уплаченные за пользование имуществом, предоставленным по недействительному договору, могут считаться неосновательно полученными лишь в части, превышающей размер причитающегося собственнику имущества возмещения.

Неисполнение обязательств (как договорных, так и внедоговорных) по передаче имущества или уплате денежных средств не образует состава неосновательного сбережения имущества, так как в этом случае имеет место неуменьшение имущественной массы должника, но отсутствует взаимосвязанное с этим уменьшение имущественной массы кредитора.

7. Отсутствие надлежащего правового основания для обогащения как условие его неосновательности означает, что ни нормы законодательства, ни условия сделки не позволяют обосновать правомерность обогащения. По существу, указанное условие наступления обязательств из неосновательного обогащения представляет собой отрицательный факт. С процессуальной точки зрения это означает, что потерпевший не обязан доказывать отсутствие оснований для обогащения приобретателя. На потерпевшем лежит бремя доказывания факта обогащения приобретателя, включая количественную характеристику размера обогащения, и факта наступления такого обогащения за счет потерпевшего. Бремя доказывания наличия основания для обогащения за счет потерпевшего лежит на приобретателе.

8. В отличие от обязательств из причинения вреда, обязанность возвратить неосновательное обогащение возникает независимо от того, явилось ли такое обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (п. 2 ст. 1102 ГК РФ). Иными словами, в качестве оснований возникновения рассматриваемого обязательства могут выступать любые юридические факты — как правомерные и неправомерные действия, так и события (стихийные бедствия и другие природные явления и т.п.).

Апелляция поправила судей по взысканию неосновательного обогащения

Белгородский областной суд представил на своем сайте очередной выпуск информационного бюллетеня суда за октябрь 2015 года.

В бюллетень традиционно вошел обзор судебной практики по уголовным, гражданским и административным делам. Кроме того, приводятся статистические данные пересмотра судебных решений в апелляционном порядке и обзор судебной практики в европейском суде.

Анализируя одно из дел, апелляционный суд отмечает, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Д. обратился в суд с иском к своему сыну Ю. о взыскании суммы долга, сославшись на то, что согласно расписке от 12 мая 2012 года, Ю. обязался в течение двух лет с момента ее написания выплатить ему 120 000 руб., внесенных им за обучение в Губкинском филиале Московского государственного открытого университета. Истец, помимо этой суммы, просил взыскать с ответчика расходы по оплате госпошлины в 1000 руб. Суда удовлетворил заявленные истцом требования в полном объеме. Однако это решение было отменено в апелляционном порядке.

Согласно условиям договора о подготовке специалиста в Московском госуниверситете, Ю. был принят в него на обучение. В сентябре 2008 года его перевели на заочную форму обучения за счет средств физических и юридических лиц, а в июле 2010 года он был отчислен. Факт оплаты Д. за обучение сына подтверждается квитанциями от 6 июля 2006 года, 9 июля 2007 года и 28 июля 2009 года.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции сослался на ст.307,309,314 ГК РФ и на то, что в установленный в расписке срок ответчиком не исполнены принятые на себя обязательства. Однако согласно материалам дела, никаких денежных или имущественных обязательств у ответчика перед истцом не существовало, истец добровольно оплачивал за обучение своего сына, который на начало обучения являлся несовершеннолетним – 1987 года рождения.

Представленные истцом квитанции лишь удостоверяют факт внесения на счет вуза денег, и не могут рассматриваться как доказательство наличия между сторонами соглашения об установлении заемных обязательств или неосновательном обогащении ответчика, в силу следующего.Так, вступившим в силу 3 марта 2015 года решением суда по иску Д. к Ю. о взыскании долга по договору займа и процентов за пользование средствами и встречному иску Ю. к Д. о признании недействительным договора займа установлено, что факт заключения договора займа не нашел своего подтверждения, что имеет преюдициальное значение по данному делу и в силу ч.2.ст.61 ГПК РФ указанные обстоятельства обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Кроме того, не нашло своего подтверждения и то обстоятельство, что ответчик неосновательно обогатился за счет истца. В соответствии с п.1 ст.1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст.1109 ГК РФ.

Согласно п.4 ст.1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого; приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований. При этом бремя доказывания наличия данных обстоятельств лежит именно на лице, обратившемся в суд с требованиями о взыскании неосновательного обогащения.

По смыслу указанной нормы не подлежит возврату неосновательное обогащение в том случае, если передача средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего либо с благотворительной целью. В связи с изложенным, юридически значимыми обстоятельствами являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях дара.

Поскольку несение истцом расходов по оплате обучения сына произведено добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны ответчика, что предполагает безвозмездность отношений, так как истцом перечислены денежные средства по несуществующему обязательству, о чем истцу было известно, в соответствии с п. 4 ст. 1109 ГК РФ указанная денежная сумма не подлежит возврату.

С полным текстом информационного бюллетеня Белгородского областного суда № 10 за октябрь 2015 года можно ознакомиться здесь.

В России с помощью камер устанавливается нарушение скоростного режима: техника фиксирует нарушение, а инспектор только подписывает готовый документ. В Москве работают так называемые мобильные комплексы фиксации (МКФ). В режиме онлайн система проверяет, оплачено ли каждое парковочное место. При этом на улицах каждые 15 минут курсируют МКФ и ведут съемку. Если место не оплачено, то автоматически формируется материал об административно-правовом нарушении и отправляется по почте водителю. Иногда предприимчивые водители номера заклеивают. На этот случай технологии не помогут, однако вместо нее работает пешая парковочная инспекция, которая вправе «удалить препятствия, находящиеся на номере и мешающие фотофиксации».

Следующим шагом предлагается автоматически проверять с помощью камер наличие полиса ОСАГО, эксперимент начался в Москве 1 ноября этого года. В правительстве сообщают, что ошибок быть не должно: прямо перед выпиской штрафа наличие полиса будет проверяться повторно.

Алена Зеленовская, руководитель практики уголовного права Amulex, рассказывает, что с автоматическим выявлением ОСАГО проблемы возникнут у ничего не подозревающих автолюбителей, уверенных, что ответственность их должным образом застрахована, однако ставших жертвами мошенников, которые сбыли им поддельные договоры ОСАГО. «Обжаловать постановление будет бесперспективно. Единственный механизм в данном случае – это пытаться установить и привлечь к уголовной ответственности мошенников с помощью правоохранительных органов. И, конечно, заключить новый договор страхования ответственности», – считает Зеленовская.

Зеленовская подчеркивает, что самая частая проблема, связанная с автоматическими штрафами, – это ненадлежащий субъект привлечения к административной ответственности. «Зачастую собственник находится за много километров от своего транспортного средства, а скоростной режим нарушает гражданин, допущенный к управлению автомобилем по договору ОСАГО. Право обжаловать постановление есть, и шансы отмены неплохие, однако утрачивается возможность уплатить половину назначенного штрафа», – отмечает она.

Другой возникающий вопрос – двойное привлечение водителя к административной ответственности за превышение скоростного режима. «Это происходит, когда на одном и том же участке дороги установлены две дорожные камеры, фиксирующие административные правонарушения в автоматическом режиме. Например, одна дорожная камера фиксирует транспортное средство по ходу его движения, а вторая, установленная на противоположной стороне дороги, фиксирует скорость удаляющегося автомобиля сзади. В этом случае необходимо обжаловать второе постановление: сопоставить фото из обоих постановлений и доказать, что оба правонарушения зафиксированы в одном и том же месте, с коротким временным интервалом», – рекомендует Зеленовская.

Также бывают сбои, когда номер распознан неверно или совершены ошибки в подсчете скоростного режима. В первом случае – решение простое, нужно направить в ГИБДД жалобу и копии документов, подтверждающих принадлежность автомобиля с номером, не совпадающим с номером в постановлении. Во втором случае нужно обжаловать штрафы по основанию неисправности фиксирующего устройства.

В целом ошибочные штрафы за нарушение правил дорожного движения, когда путают тень автомобиля с переездом «двойной сплошной» или выписывают штраф другому владельцу, – ситуация распространенная. В российском законодательстве оспорить такие «письма счастья» можно только официальной жалобой в ГИБДД в течение 10 дней с момента получения штрафа или через суд. Спецпредставитель президента по цифровому развитию Дмитрий Песков сообщил, что сейчас идею дополнительной «фильтрации» таких штрафов обсуждают в системе технологических конкурсов Национальной технологической инициативы (НТИ) вместе с фондом «Сколково» и Российской венчурной компанией (РВК), сообщает РБК. Предлагается создать так называемого цифрового адвоката.

«Я думаю, что нам предстоит еще дойти и до цифрового адвоката, когда вы можете взять в том числе конкурирующее решение алгоритмов, которые проведут анализ по всей базе данных и определят вероятность того, действительно ли нарушали вы, то есть фактов, которые будут свидетельствовать в вашу пользу», – пояснил Песков. То есть фактически цифровой адвокат – это инструмент для решения цифрового обвинения. Например, как бывает с автоматической выпиской штрафа по материалам отснятого на камеру возможного нарушения ПДД.

Песков дает прогноз: цифровые адвокаты на основе больших данных и искусственного интеллекта появятся не раньше 2024 года. В Британии «первый робот-юрист» (как его называет автор) появился уже в 2016 году.

Китай в технологиях по традиции ушел дальше – за соблюдением дорожных правил следят не просто камеры, а устройства, оснащенные системой распознавания лиц. Они не только автоматически выписывают штрафы нарушителям, но и еще выводят их лица на билборды для всеобщего порицания. Для таких пешеходов в английском языке существует специальный термин – jaywalk, дословно он означает «переходить улицу в неположенном месте, не заботясь о движении машин». Как сообщает The Independent, с апреля 2017 года, когда программа стала действовать в Шэньчжэне, камеры с поддержкой искусственного интеллекта только на одном оживленном перекрестке выписали штрафы 13 939 нарушителям. Сейчас программа договаривается с крупнейшими китайскими соцсетями WeChat и Sina Weibo об обмене данными, чтобы точность определения была еще выше.

Но в целом ситуация с «неправильными штрафами» актуальна для многих стран. В Дубае искусственный интеллект помогает бороться с ошибками, которые допускают люди при выписывании штрафов. Системы были запущены в апреле 2018 года, они мониторят платные парковки в стране. «Нововведение – это часть стратегии Объединенных Арабских Эмират по искусственному интеллекту. Система повысит эффективность мониторинга и уменьшит потенциальные ошибки при выписывании штрафа», – сообщают Gulf News.

За рубежом сервисы из серии «цифровых адвокатов» уже существуют, рассказывает Хольгер Цшайге, гендиректор Infotropic Media (один из организаторов Legal Geek), и приводит в пример немецкий проект Geblitzt.de. «Одна треть всех штрафных разбирательств ошибочна», – сообщается на портале. На нем можно подать копии документов и, не обращаясь на прямую к юристам, оспорить превышении скорости, нарушения максимального расстояния между автомобилями, проезд на не тот свет, а также использование за рулем мобильного. В марте 2015 года Geblitzt.de обнаружил целую серию неправильных штрафов в Киле. Тогда около 420 000 автомобилистов были ошибочно обвинены. Искусственный интеллект дал сбой.

«Первый в мире цифровой адвокат», как его называет создатель Джошуа Браудер, лондонский программист, за 21 месяц работы инициировал 250 000 дел и выиграл 160 000 (то есть процент выигранных дел составил 64%). Проект запустили еще в 2016 году, рассказывает The Guardian. Бот обжалует штрафы за неоплаченные парковки. «Я думаю, что люди, которые берут парковочные билеты, наиболее уязвимы в обществе. Они явно не хотят нарушать закон. Я думаю, что правительство их эксплуатирует как источник дохода», – комментировал он.

Хольгер Цшайге считает, что пока для российской действительности цифровые адвокаты будущего очень туманны. «На мой взгляд, это очередная популистская акция. Технологически это возможно в той или иной степени, хотя у ИИ уже проблемы в аккуратном распознавании и классификации картинок без анализа ситуации. Любое добавление классификатора к картинке искажает результат. А для анализа «нарушал или не нарушал» нужна контекстная информация и знание, которых у ИИ нет. Со временем можно обучать ИИ к этому, но главный вопрос: кому это нужно? Государство хочет собирать максимально много денег у нарушителей и допускает, что часть из них не виновны», – комментирует он.

Что такое необоснованное и неосновательное обогащение?

Неосновательное обогащение является одним из видов внедоговорных правоотношений и следствием незаконных действий одного гражданина в отношении другого. Все имущество, полученное таким образом, подлежит возврату. Что относится к противоправному получению имущества, расскажем в статье.

Незаконное обогащение

Неосновательное обогащение — это приобретение или сбережение имущества/денежных средств/имущественных прав за счет другого лица без установленных законодательством или договором оснований.

При этом получение неосновательного обогащения может быть связано с действиями:

  • третьих лиц (например, ошибочное начисление заработной платы работнику, перевод банком денег не тому адресату);
  • получателя имущества (постройка здания на чужом земельном участке, получение повторной платы за товар продавцом);
  • потерпевшего (внесение арендной платы без заключения договора аренды, исполнение обязательства за должника).

При этом закон выделяет 2 вида обогащения:

  1. Необоснованное обогащение вследствие сбережения имущества (например, лицо должно было оплатить полученный товар, но не потратило свои денежные средства, так как оплату по ошибке произвел другой человек).
  2. Необоснованное обогащение, связанное с приобретением имущества (поставщик ошибочно отгрузил товар не в тот магазин).

Неосновательное обогащение может выражаться также и в незаконном приобретении имущественных прав или денежных средств.

Необоснованное обогащение является синонимом неосновательного и может возникнуть также не только по вине приобретателя имущества, но и в силу незаконных действий третьих лиц.

Неосновательное обогащение является институтом гражданского права, который регулируется главой 60 ГК РФ (статьи 1102–1109).

Обязательства вследствие неосновательного обогащения

Имущество, полученное в результате неосновательного обогащения, должно быть возвращено владельцу в натуре.

Кроме того, обогатившийся отвечает перед владельцем имущества за любую его порчу, но только после того, когда он узнал, что данное имущество является неосновательным обогащением. До этого момента он несет ответственность лишь за умысел (грубую неосторожность) при обращении с вещами, в результате которого они были повреждены.

В тех случаях, когда имущество вернуть владельцу в натуре не представляется возможным, незаконный приобретатель возвращает стоимость вещей на момент их приобретения. В эту сумму включаются также и убытки, которые были вызваны изменением стоимости имущества, если гражданин не вернул деньги за вещи сразу после того, как узнал о неосновательном обогащении.

Если приобретатель имущества получил от использования вещей какие-либо плоды или доходы, то он также должен вернуть их владельцу вещей.

Обращаем ваше внимание, что на сумму неосновательного обогащения могут быть начислены проценты за пользование чужими деньгами с того момента, когда гражданин узнал о незаконности своих действий, но имущество (или его стоимость) владельцу не вернул.

Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

В статье 1109 ГК РФ законодатель перечисляет случаи, когда имущество, полученное в результате неосновательного обогащения, не будет подлежать возврату:

  1. Имущество, которое передавалось во исполнение обязательства по окончании срока исковой давности. Например, если сотрудник предприятия обратился за выплатами, которые ему были положены при трудоустройстве как молодому специалисту.
  2. Имущество, которое было передано в счет исполнения обязательства до того, как наступил срок исполнения, если самим обязательством не было предусмотрено иное. Например, внесение арендной платы за квартиру до заключения договора.
  3. Денежные средства, в том числе заработная плата, пенсия, пособия и т. д., которые являются основным доходом гражданина и были предоставлены ему в результате счетной ошибки.
  4. Имущество или деньги, которые были переданы гражданину во исполнение обязательства, которое не имело место быть, если получатель докажет, что лицо, которое требует возврата имущества, знало об этом факте или передавало имущество на благотворительность. Например, возвращение части гонорара представителем в суде заказчику в связи с тем, что дело было проиграно, и последующая подача иска представителем с целью вернуть эти деньги.

В данных ситуациях бремя доказывания отсутствия факта неосновательного обогащения лежит на том, кто имущество/деньги/имущественные права получил, но не считает это противозаконным действием.

Неосновательное обогащение: судебная практика

Судебная практика по делам, вытекающим из неосновательного обогащения одной стороны за счет имущества или денежных средств другой стороны, весьма многообразна. Мы остановимся на наиболее распространенных видах дел и выводах, которые сделал суд.

  1. Если договор расторгнут по инициативе одной стороны, то она вправе требовать ранее исполненное ей, если контрагент при этом неосновательно обогатился. Н. обратился в суд с требованием о взыскании с ООО «Фиалка» денежных средств, которые были им уплачены ранее по договору транспортной экспедиции. Так как договор был расторгнут по инициативе Н. в связи с отсутствием необходимости перевозки мебели (в договоре такой вариант предусматривался), то контрагент не успел выполнить обязательства по договору, то есть перевезти груз. Однако представитель ООО «Фиалка» настаивал на том, что денежные средства Н. возвращены не будут, так как договор расторгнут по его инициативе, а, соответственно, Н. вправе требовать только убытки, которые он понес, но никак не сумму, уплаченную по договору. Однако арбитражный суд занял четкую позицию: имело место неосновательное обогащение – ООО «Фиалка» получила денежные средства Н., не исполнив при этом свою часть обязательства в связи с досрочным расторжением договора Н. Именно поэтому деньги Н. надлежит вернуть в полном объеме.
  2. Если стороне был причинен вред, то она также вправе заявить требования, вытекающее из неосновательного обогащения. ОАО «Зевс» начало строительство гаражей для личных нужд. В силу отсутствия финансов строительство было приостановлено, а недостроенные объекты взяты на баланс организации.

Некоторое время спустя муниципалитет сносит бетонные стены и расчищает площадку. Представитель ОАО «Зевс» обратился в суд с требованием возмещения стоимости снесенных гаражей с учетом монтажных работ. Суд встал на сторону пострадавшей стороны и обязал муниципалитет выплатить всю сумму неосновательного обогащения, так как возврат недостроенных гаражей в натуре был невозможен. Обогащение в данном случае заключалось в том, что муниципалитет изъял бетонные плиты из недостроенных гаражей.

  1. На денежную сумму, которая была уплачена покупателем сверх установленной стоимости имущества, начисляются проценты со дня, когда продавец узнал о неосновательном обогащении.

Два предприятия заключили договор поставки оборудования. Покупатель по ошибке перевел 200 млн руб. вместо необходимых 170 млн руб. После того как об ошибке стало известно, он направил претензию продавцу с просьбой вернуть излишек и проценты за пользование чужими денежными средствами. Продавец признал факт переплаты, но заявил, что ее возврат невозможен в связи с отсутствием у него денежных средств; проценты он отказался выплачивать. Арбитражный суд, рассмотрев все обстоятельства дела, пришел к выводу, что деньги получены продавцом и налицо неосновательное обогащение последнего. Соответственно, продавец обязан вернуть переплату и проценты за пользование чужими деньгами за период со дня получения претензии от покупателя до дня вынесения решения суда.

Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Комментарий к Ст. 1102 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи дано понятие обязательства вследствие неосновательного обогащения (кондикционного обязательства), из которого вытекает, что для возникновения такого обязательства необходимо одновременное наличие трех условий: 1) наличие обогащения; 2) обогащение за счет другого лица; 3) отсутствие правового основания для такого обогащения.

Из текста ГК РФ следует, что отечественный законодатель использует термин «обогащение» в двух значениях. В п. 1 комментируемой статьи под неосновательным обогащением понимается само неосновательно приобретенное или сбереженное за счет другого лица имущество, подлежащее возврату. Очевидно, что здесь мы имеем дело лишь с одним из аспектов обогащения как сугубо экономической категории (это та дельта, которую составляет прирост в хозяйственной сфере приобретателя).

Но, кроме того, термин «обогащение» применяется законодателем в смысле юридического факта. В подп. 7 п. 1 ст. 8 ГК РФ неосновательное обогащение поименовано в качестве одного из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей.

Не подлежит сомнению, что правовое значение обогащение приобретает именно в роли юридического факта, названного в подп. 7 п. 1 ст. 8 ГК РФ и лежащего в основании возникновения соответствующего обязательства (п. 2 ст. 307 ГК).

Такое юридическое значение получает лишь обогащение, выражающееся в извлечении выгоды за чужой счет. Очевидно, что обогащение, полученное приобретателем без ущерба для имущественной сферы какого-либо другого лица, не может сыграть роль юридического факта и породить самостоятельные правовые последствия хотя бы потому, что в этом случае отсутствует один из необходимых субъектов такого правоотношения — потерпевший. Поэтому в п. 1 комментируемой статьи зафиксировано именно узкое понимание экономической категории «обогащение одного лица за счет другого».

2. В п. 1 комментируемой статьи выделены две формы обогащения за чужой счет — приобретение имущества и сбережение имущества за счет другого лица.

Исходя из содержания ст. 128 ГК РФ под приобретением имущества в смысле комментируемой статьи следует понимать получение лицом (1) вещей (включая деньги и ценные бумаги) либо (2) имущественных прав (прав требования, некоторых ограниченных вещных прав, например сервитута, а также исключительных прав).

В правовой литературе широко распространено мнение, согласно которому обогащение в форме приобретения имущества имеет место лишь в случаях, когда у приобретателя возникло то или иное имущественное право, а также мнение о том, что объектом обогащения не могут быть индивидуально-определенные вещи (т.е. обогащение в форме приобретения имущества может выражаться лишь в получении вещей, определенных родовыми признаками, денег и имущественных прав). Исходя из этого подхода приобретенными могут считаться только те вещи, на которые у лица возникло право собственности, а вещи, поступившие в фактическое владение лица без приобретения им права на них, не составляют его обогащения. Обосновывается это тем, что при выбытии индивидуально-определенной вещи без правового основания из владения собственника он сохраняет свой правовой титул и может требовать ее возврата посредством вещно-правового иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, т.е. виндикации (ст. 301 ГК), а кондикционный иск предназначен для истребования только вещей, определенных родовыми признаками (возврата которых невозможно добиться с помощью виндикации) .

———————————
См., например: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Велби; Проспект, 2004. Т. 3. С. 85, 93; Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. Т. II: Обязательственное право. С. 1145, 1146.

Однако закон не содержит норм, столь существенно ограничивающих круг объектов, которые могут быть предметом неосновательного обогащения в форме приобретения имущества.

Во-первых, вряд ли можно считать основанным на законе мнение о том, что термин «приобретение» не охватывает простого поступления имущества во владение, ведь нигде в законодательстве не указано, что под приобретением понимается лишь получение имущества в собственность, скорее из него следует противоположный вывод (вспомним хотя бы фигуру добросовестного приобретателя, упомянутого в ст. 302 ГК, который отнюдь не всегда становится собственником приобретенного имущества).

Во-вторых, как представляется, трудно отрицать экономическую ценность владения как такового: фактическое обладание вещью, дающее объективную возможность в любой момент осуществлять пользование ею, несомненно, является самостоятельной имущественной выгодой (которую следует отличать от выгод, получаемых уже в процессе пользования).

В-третьих, на практике нередко возникают ситуации, когда у лица из владения выбыла индивидуально-определенная вещь и при этом оно неосновательно утратило и право собственности на нее, например, когда во исполнение договора купли-продажи вещь была передана продавцом в собственность покупателя, а впоследствии договор был расторгнут ввиду непредоставления покупателем встречного удовлетворения. В подобных случаях лицо, неосновательно утратившее вещь, ее собственником уже не является и не может истребовать ее по правилам ст. 301 ГК РФ. Единственным способом защиты гражданских прав, позволяющим в такой ситуации вернуть имущество, является кондикционный иск. Такой подход получил отражение в п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление от 29 апреля 2010 г. N 10/22), где указано, что в случае расторжения договора продажи недвижимости продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю недвижимого имущества (которое всегда является индивидуально-определенной вещью) на основании ст. ст. 1102, 1104 ГК РФ; судебный акт о возврате недвижимого имущества продавцу является основанием для государственной регистрации прекращения права собственности покупателя и государственной регистрации права собственности продавца на этот объект недвижимости.

В-четвертых, положения гл. 60 ГК РФ не только не запрещают истребовать индивидуально-определенные вещи посредством кондикции, но, напротив, в ней содержатся нормы, которые по своему смыслу применимы только к истребованию таких вещей. В п. 2 ст. 1104 ГК РФ, посвященном возвращению неосновательного обогащения в натуре, указано: «Приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие, в том числе и за всякие случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения». Однако если бы предметом требования о неосновательном обогащении могли быть только родовые, а не индивидуально-определенные вещи, это означало бы, что по данному иску возврату в натуре всегда подлежит не то же самое имущество, которое было получено приобретателем, а другое имущество, наделенное аналогичными признаками. К примеру, если судом удовлетворен иск о возврате неосновательно приобретенного зерна, то приобретатель должен вернуть потерпевшему не то же самое зерно, которое от него получил, а соответствующее количество зерна того же качества и объема. В таком случае было бы непонятно, почему в п. 2 ст. 1104 ГК РФ говорится о «недостаче» и «ухудшениях» неосновательно приобретенного имущества, если потерпевшему возвращается вообще не то имущество, которое было им утрачено, а другое.

Таким образом, с точки зрения действующего законодательства правильной представляется позиция, согласно которой по смыслу норм гл. 60 ГК РФ обогащение в форме приобретения имущества возможно посредством получения как индивидуально-определенной вещи, так и вещей, определенных родовыми признаками, и может выражаться как в виде поступления их в собственность приобретателя, так и в виде фактического завладения ими без возникновения на них какого-либо права .

———————————
Маковский А.Л. Обязательства вследствие неосновательного обогащения (гл. 60) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. С. 597, 598.

Другое дело, что для устранения неосновательного обогащения, выражающегося в фактическом завладении вещью без приобретения на нее права, кондикционный иск может применяться только субсидиарно, лишь в случае отсутствия оснований для предъявления виндикационного иска, например, когда потерпевший не является собственником или иным титульным владельцем вещи (подробнее об этом см. в комментарии к ст. 1103 ГК).

Сбережение имущества состоит в том, что лицо получило некую имущественную выгоду, но не понесло расходы, которые ему в обычных условиях пришлось бы понести для ее получения. Такая выгода может выражаться в: 1) улучшении принадлежащего лицу имущества, влекущем увеличение стоимости этого имущества; 2) полном или частичном освобождении от имущественной обязанности перед другим лицом; 3) пользовании чужим имуществом, выполнении работ или оказании услуг другим лицом.

Иск о взыскании неосновательно сбереженного всегда имеет своим предметом денежную сумму.

Говоря о такой форме обогащения, как сбережение имущества, нельзя не задаться следующим вопросом: всегда ли факт несения затрат на имущество другого лица, выполнения для него работ или оказания ему услуг без предоставления соответствующего эквивалента этим лицом свидетельствует о получении последним имущественной выгоды? Сомнений в том, что данное лицо в подобной ситуации обогащается, сберегая денежные средства на оплату соответствующих расходов, работ или услуг, не возникает в случае, если они были осуществлены по его просьбе. В тех же случаях, когда такая просьба отсутствовала, спор об их оплате или возмещении должен разрешаться судом исходя из оценки конкретных обстоятельств дела с учетом не только объективной стоимости услуг или работ либо величины понесенных затрат, но и того, насколько выгодными, хозяйственно необходимыми они были для их адресата.

3. Приобрести юридическое значение может не всякое обогащение за чужой счет, а лишь неосновательное обогащение одного лица за счет другого. Отсутствие установленного законом, иными правовыми актами или сделкой основания для обогащения за чужой счет является важнейшим условием возникновения кондикционного обязательства.

В последнее время получил большое распространение подход, согласно которому под правовыми основаниями обогащения должны пониматься соответствующие юридические факты, т.е. договоры, иные сделки, административные акты и другие основания возникновения гражданских прав и обязанностей . Такое положение, по-видимому, вызвано причинами чисто терминологического характера. Ведь и в ст. 8, и в п. 1 комментируемой статьи используется один и тот же термин — «основание». Это, естественно, наводит на мысль о том, что под основанием обогащения, о котором идет речь в настоящей статье, подразумевается соответствующий правопорождающий юридический факт.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006 (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики).

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 2-е изд., испр. и доп. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М-НОРМА, 1998. С. 709.

Однако такое понимание правового основания обогащения не соответствует прежде всего буквальному смыслу нормы п. 1 комментируемой статьи, из которой следует, что надлежащее основание приобретения (сбережения) имущества должно быть установлено законом, иными правовыми актами или сделкой. Если понимать под этим основанием юридический факт (каковым и является, в частности, сделка), то получается, что сделка как основание обогащения должна устанавливаться самой собой. Более того, в ряде случаев применение концепции «юридического факта» на практике привело бы к невозможности выполнения институтом кондикционных обязательств своей охранительной функции и, как следствие, к несправедливому разрешению гражданских споров.

Так, в примере, приведенном в п. 1 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49, далее — информационное письмо от 11 января 2000 г. N 49), клиент обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с экспедитора на основании ст. 1102 ГК РФ сумм, перечисленных ему ранее по договору транспортной экспедиции. Из материалов дела следовало, что договор расторгнут по требованию клиента. Одностороннее расторжение договора в соответствии с его условиями допускалось. До расторжения договора клиент перечислил экспедитору денежные средства в счет оплаты будущих услуг, однако эти услуги не были оказаны.

Ответчик не оспаривал факт получения оплаты, но возражал против предъявленного к нему требования, ссылаясь на п. 4 ст. 453 ГК РФ, в соответствии с которым стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Ответчик также полагал, что на основании абз. 2 ст. 806 ГК РФ при одностороннем отказе от исполнения договора транспортной экспедиции сторона, заявившая об отказе, имеет право требовать только возмещения убытков, вызванных расторжением договора. Арбитражный суд указал, что положения п. 4 ст. 453 и абз. 2 ст. 806 ГК РФ не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала. При ином подходе на стороне ответчика имела бы место необоснованная выгода. Основания для удержания перечисленных клиентом денежных средств отпали при расторжении договора, поскольку в связи с этим прекратилась обязанность экспедитора по оказанию услуг. Суд удовлетворил заявленное требование на основании комментируемой статьи, указав, что в данном случае получатель средств, уклоняясь от их возврата клиенту несмотря на отпадение основания для удержания, должен рассматриваться как лицо, неосновательно удерживающее средства.

Аналогичная правовая позиция была сформулирована в п. 13 Обзора практики разрешения споров, связанных с договором мены (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. N 69): сторона, передавшая товар по договору мены, не лишена права истребовать ранее исполненное после расторжения договора, если другое лицо вследствие этого неосновательно обогатилось; положения п. 4 ст. 453 ГК РФ не исключают такой возможности. В п. 65 Постановления от 29 апреля 2010 г. N 10/22, как уже упоминалось, также указано, что в случае расторжения договора продажи недвижимости продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании ст. ст. 1102, 1104 ГК РФ.

Такой подход, несомненно, заслуживает поддержки, поскольку, отказав в иске в данной ситуации, суд поступил бы явно несправедливо. Но если следовать позиции, согласно которой неосновательное обогащение возникает только при отсутствии подкрепляющего его юридического факта, то пришлось бы признать, что признак неосновательности в данном случае отсутствует. Ведь договор был в надлежащей форме и с соблюдением закона заключен сторонами. Его расторжение никак не влияет на действительность этой сделки. Получается, что исходя из понимания правового основания как юридического факта обогащение экспедитора, получившего деньги, но вследствие расторжения договора не оказавшего клиенту оплаченных услуг, являлось бы правомерным.

Однако эта проблема отпадает, если понимать под правовым основанием не юридический факт, а экономическую цель (каузу) имущественного предоставления, в результате которого возникло обогащение. В данном случае воля клиента, оплатившего экспедиторские услуги по договору, была направлена на получение от экспедитора встречного предоставления в виде оказания соответствующих услуг. После расторжения договора транспортной экспедиции достижение этой цели стало невозможным, так как обязанность экспедитора оказать услуги прекратилась. Поскольку цель имущественного предоставления недостижима, постольку имеет место недостаток правового основания для удерживания ответчиком полученной оплаты, и возникшее у него в результате этого обогащение подлежит возврату .

———————————
Что касается п. 4 ст. 453 ГК РФ, то нельзя забывать о том, что содержащееся в нем положение применяется, если иное не установлено законом или соглашением сторон. В ситуации получения имущества стороной возмездного договора без предоставления взамен встречного удовлетворения подлежат применению нормы гл. 60 ГК РФ о неосновательном обогащении, что исключает действие нормы п. 4 ст. 453 ГК РФ (т.е. в данном случае иное установлено законом, а именно п. 1 комментируемой статьи).

Но, конечно, не любая экономическая цель лица приобретает характер такого правового основания. Необходимо, чтобы она была легитимирована, т.е. надлежащим образом зафиксирована с юридической точки зрения. В тех случаях, когда воля лица к совершению имущественного предоставления хотя и имеется, но надлежащим образом не легитимирована соответствующим законным юридическим фактом (например, если сделка оказывается недействительной или несостоявшейся) либо эта воля прямо направлена на нарушение закона, право исходя из соображений общего блага (публичных интересов) не придает юридического значения целям, которыми руководствовалось лицо, совершая предоставление. В подобных ситуациях переход имущества также признается неправомерным, несмотря на то что он санкционирован волей соответствующего лица, преследующего определенную экономическую цель. Таким образом, юридический факт — это лишь способ фиксации правового основания (экономической цели), которое имеется в виду в комментируемой статье.

Цель имущественного предоставления может, кроме того, определяться публичными интересами, а не волей лица, за счет которого оно происходит, и вытекать из специального указания закона (как прямо следует из текста п. 1 комментируемой статьи). Так, устанавливая алиментное обязательство, закон преследует общественно значимую цель содержания нетрудоспособных лиц. Предусматривая конфискацию имущества в качестве санкции за совершение преступления, законодатель руководствуется карательными и превентивными целями.

Следовательно, под правовым основанием обогащения должна пониматься экономическая цель имущественного предоставления, легитимированная соответствующим юридическим фактом или вытекающая непосредственно из закона. Одновременное наличие этих двух элементов — соответствия обогащения экономической цели предоставления и юридического факта (норма закона), легитимирующих эту цель, — является необходимым для того, чтобы обогащение одного лица за счет другого считалось основательным и правомерным.

4. Комментируемая статья, в отличие от ранее действовавшего законодательства, не содержит упоминания о том, что неосновательное обогащение имеет место и тогда, когда основание, по которому приобретено имущество, изначально имелось, но отпало впоследствии. В связи с этим встречаются утверждения, что формально по смыслу комментируемой статьи последующее отпадение правового основания обогащения не порождает кондикционного обязательства. Такое мнение представляется неверным, ведь, как писал еще М.А. Гурвич, понятие «отсутствие основания» охватывает и случаи отпадения основания впоследствии . Правовая позиция, согласно которой кондикционное обязательство возникает не только при изначальном отсутствии, но и при последующем отпадении правового основания обогащения, получила закрепление и в п. 1 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49.

———————————
Гурвич М. Институт неосновательного обогащения в его основных чертах по Гражданскому кодексу РСФСР // Советское право. 1925. N 2 (14). С. 99.

5. Обогащение за чужой счет может быть непосредственным и посредственным (опосредованным).

Непосредственное обогащение имеет место при прямом перемещении блага из состава имущества одного лица в состав имущества другого. Например, одно лицо передало другому вещь или перечислило денежную сумму, не получив взамен никакого встречного предоставления.

Посредственное (опосредованное) обогащение происходит при переходе блага из состава имущества одного лица в состав имущества другого через посредство третьего лица. Часто посредственное (опосредованное) обогащение возникает, когда кто-то получает выгоду от сделки, совершенной двумя другими лицами. Например, организация автосервиса отремонтировала автомобиль по заказу лица, которому автомобиль был предоставлен в безвозмездное пользование, однако плату за произведенные работы от этого лица не получила. Стоимость автомобиля увеличилась, а потому его собственник обогатился за счет организации, осуществившей ремонт, но через посредство действий третьего лица. Или арендатор помещения сдал его кому-либо в субаренду, и тот произвел в нем неотделимые улучшения, а впоследствии оказалось, что договор субаренды является недействительным или незаключенным. У собственника помещения возникает выгода в форме сбережения тех расходов, которые на улучшение его вещи понес несостоявшийся субарендатор.

В качестве еще одного примера можно привести следующее дело из судебной практики. Обществом с ограниченной ответственностью был предъявлен иск к муниципальному образованию о взыскании неосновательного обогащения, полученного в результате выполненных обществом работ по реконструкции нежилых складских помещений в торговый мини-центр. Как следовало из обстоятельств дела, спорные складские помещения, являющиеся муниципальной собственностью, были сданы в аренду обществу под использование в качестве торгового мини-центра, однако в качестве арендодателя выступило неуправомоченное лицо. По договору аренды на общество возлагалась обязанность осуществить ремонт помещений и их реконструкцию из складских в торговые. Реконструкция помещений была фактически произведена обществом (для чего им был заключен с третьим лицом договор строительного подряда, работы по которому общество приняло и оплатило), но впоследствии вышеназванный договор аренды решением арбитражного суда был признан недействительным как заключенный со стороны арендодателя лицом, не являющимся собственником имущества и не уполномоченным собственником на сдачу этого имущества в аренду, и общество было выселено из спорных помещений. Суд кассационной инстанции оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции о взыскании с муниципального образования стоимости улучшения имущества, произошедшего в результате его реконструкции, произведенной обществом .

———————————
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 7 октября 2005 г. N А21-6084/03-С1.

Таким образом, российской судебной практике известны примеры удовлетворения исков о взыскании с собственника имущества, претерпевшего улучшение в подобных обстоятельствах, полученного вследствие этого неосновательного обогащения, притом что истцом соответствующие расходы понесены в рамках отношений не с собственником, а с третьим лицом.

Разумеется, не во всех случаях допустимо взыскание стоимости подобных улучшений с собственника имущества. Ведь в каких-то ситуациях такое обогащение собственника может быть основательным. Например, собственник сдал принадлежащее ему имущество в аренду другому лицу, договором аренды была предусмотрена обязанность арендатора за свой счет произвести ремонт этого имущества и по истечении срока аренды вернуть его отремонтированным (без возмещения стоимости ремонта со стороны арендодателя). Арендатор с этой целью заключил договор подряда с третьим лицом, которое произвело соответствующие работы, а впоследствии арендатор обанкротился, ввиду чего подрядчик не смог получить от него оплату выполненных работ, тогда как собственнику-арендодателю имущество было возвращено улучшенным. С экономической точки зрения налицо обогащение собственника, получившего выгоду за счет подрядчика. Однако для получения этой выгоды у собственника есть правовое основание, оно зиждется на заключенном им договоре аренды, по условиям которого имущество должно было быть возвращено отремонтированным. В такой ситуации требование подрядчика может быть адресовано только к арендатору как к заказчику по договору подряда, на подрядчике же лежит и риск неплатежеспособности своего контрагента.

6. Обогащение за чужой счет может быть прямым и косвенным .

———————————
Гримм Д.Д. Очерки по учению об обогащении. Выпуск первый. Дерпт, 1891. С. 11.

Прямое обогащение состоит в самом факте присоединения нового блага к составу данного имущества, например в безвозмездном приобретении какой-либо вещи или имущественного права, освобождении от обязательства. О прямом обогащении речь идет в ст. 1104 и п. 1 ст. 1105 ГК РФ.

Косвенное обогащение заключается в получении лицом экономических выгод от данного блага путем пользования им, извлечения из него доходов или возмездного отчуждения его, поскольку это благо допускает и то и другое. Косвенное обогащение предполагает наличие прямого, так как возможность извлекать из блага все те выгоды, которые оно способно доставить, может возникнуть лишь в силу обладания этим благом. Косвенному обогащению посвящены п. 2 ст. 1105 и ст. 1107 ГК РФ.

Сумма прямого и косвенного обогащения, за вычетом расходов приобретателя, которые он понес в связи с фактом приобретения или сбережения имущества за чужой счет (о них идет речь в ст. 1108 ГК), составляет так называемое наличное обогащение .

7. В п. 2 комментируемой статьи закреплено традиционное для отечественной цивилистики деление видов обогащения за чужой счет в зависимости от того, какими обстоятельствами оно вызвано. Как видно из данной нормы, в основании рассматриваемой квалификации лежит связь обогащения с поведением лиц, между которыми происходит перемещение имущественного блага.

По связи с поведением сторон можно выделить следующие виды обогащения:

— обогащение в результате действия потерпевшего, когда кто-либо ошибочно уплатил денежную сумму, передал другому лицу вещь, выполнил работу, оказал услугу или освободил кого-либо от имущественной обязанности и не получил взамен встречного предоставления;

— обогащение в результате действия приобретателя, например вследствие кражи, пользования чужим имуществом и т.д.;

— обогащение, возникшее независимо от действий потерпевшего и приобретателя, которое, в свою очередь, может стать либо результатом действий третьих лиц (как в случае неправильной выдачи груза перевозчиком не грузополучателю, а другому лицу), либо следствием события (например, течение оторвало лодку от привязи и вынесло ее на чужой земельный участок).

В силу п. 2 комментируемой статьи во всех этих случаях, независимо от того, чем было вызвано неосновательное обогащение, применяются правила, предусмотренные гл. 60 ГК РФ.

Смотрите еще:

  • Консультация юристов ростов Бесплатная консультация юриста по телефону в Ростове на Дону Все сферы общественной жизни человека регулируются множеством законов. Каждый день люди совершают юридические действия, приобретая какой-либо товар, посещая парикмахера или врача, вступая в брак, заключая […]
  • Ст 98 гпк Статья 98 ГПК РФ. Распределение судебных расходов между сторонами Новая редакция Ст. 98 ГПК РФ 1. Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, […]
  • Гражданский кодекс 671 Статья 671 ГК РФ. Договор найма жилого помещения 1. По договору найма жилого помещения одна сторона - собственник жилого помещения или управомоченное им лицо (наймодатель) - обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) жилое помещение за плату во владение и […]
  • Типовой трудовой договор образец 2018 для ип Трудовой договор ИП с работником в 2018 году: образец и бланк Если вы решили принять в свою бизнес-команду сотрудников, вам понадобится трудовой договор. Он, как подушка безопасности, защитит вас от многих спорных ситуаций и позволит избежать проблем с […]
  • Оформить отказ от наследства рф Отказ от наследства Краткое содержание Срок отказа от наследства Наследование имущества, регламентированное разделом 5 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), предполагает под собой его передачу от умершего лица к другим лицам. Такая передача имущества подразумевает под […]
  • Статья о смерти тк рф Статья о смерти тк рф Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые споры, пенсии Главная Статья 141 ТК […]
  • Ст 1070 ст 1069 гк рф Статья 1070 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда Новая редакция Ст. 1070 ГК РФ 1. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к […]
  • Статья ук за сепаратизм в украине Ответственность за призывы к сепаратизму С 9 мая 2014 г. в Уголовный кодекс РФ вступила в действие новая статья 280.1, предусматривающая ответственность за публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской […]