Контроль и запись переговоров бланк

Содержание:

Постановление о прекращении контроля и записи телефонных и иных переговоров (образец заполнения)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ о прекращении контроля и записи телефонных и иных переговоров

Следователь следственного управления Советского РОВД г. Энска лейтенант юстиции Пыжков А.П., рассмотрев материалы уголовного дела N 715191-0*,

08 мая 201* г. в целях установления места нахождения скрывшегося от органов предварительного расследования обвиняемого Аванов А.А. Советский районный суд г. Энска принял решение о контроле и записи телефонных и иных переговоров его жены — Авановой Светланы Тимофеевны по служебному телефону N 13-33-33, а также домашнему телефону N 33-33-33.

Необходимость в дальнейшем применения этой меры отпала в связи с применением меры пресечения — заключения под стражу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 186 УПК РФ,

постановил:

1. Прекратить контроль и запись телефонных переговоров Авановой Светланы Тимофеевны.

2. Настоящее постановление направить для исполнения У МВД России по Энской области.

Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров (образец заполнения)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров

Следователь следственного отделения Пролетарского РОВД г. Энска капитан юстиции Кошкин А.П., рассмотрев материалы уголовного дела N 9645324,

сразу после предъявления обвинения Аванов А.А скрылся. Его место нахождения неизвестно. По адресу: г. Энск, ул. Пролетарская, д. 3, кв. 56 проживает супруга обвиняемого — Аванова Светлана Тимофеевна. Квартира телефонизирована. Номер домашнего телефона — 33-33-33. Аванова С.Т. работает парикмахером в парикмахерской N 44 г. Энска по адресу: г. Энск, ул. Павлова, д. 14. Номер служебного телефона — 13-33-33. Аванов А.А. может позвонить жене и сообщить о своем месте нахождения. Контроль и запись телефонных переговоров может способствовать розыску обвиняемого.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 186 УПК РФ,

постановил:

1. Ходатайствовать перед судом Пролетарского района г. Энска о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров Авановой Светланы Тимофеевны на срок до двух месяцев по служебному телефону N 13-33-33, домашнему телефону N 33-33-33.

2. Техническое осуществление контроля и записи поручить У МВД России по Энской области.

Комментарий к настоящей статье см. подробнее: Рыжаков А.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — 7-е изд. — С. 560 — 562.

Тактика контроля и записи переговоров

Понятие, основания и цели контроля и записи переговоров

Контроль и запись переговоров — это следственное действие, проводимое с целью прослушивания и записи переговоров путем использования средств коммуникации, а также осмотра и прослушивания при этом фонограмм (ст. 186 УПК РФ).

В тексте ст. 186 УПК РФ, как и ранее в ст. 174 УПК РСФСР (о контроле и записи переговоров), контроль и запись телефонных и иных переговоров называются следственным действием. При этом следует отметить, что мнения ученых о природе и характеристике данного действия разделились.

По поводу высказываемого в литературе мнения о том, что контроль и запись переговоров не являются следственными действиями, необходимо отметить следующее. В системе следственных действий невозможно отыскать абсолютно «чистые» действия. Все они содержат элементы разных следственных действий, т.е. по существу носят комплексный характер. При этом объем посторонних элементов различен. Когда он относительно значителен, это вызывает дискуссии о сущности следственного действия. Совокупность элементов, привнесенных из других следственных действий, такова, что они образуют самостоятельные действия, отличные от всех других. Наглядный пример тому — проверка показаний на месте, правовая регламентация которой лишь подтвердила ее автономность.

В последнее время появился ряд работ, рассматривающих специфику данного действия. Это работы Ю.В. Гаврилина и Е.С. Дубоносова, Л.И. Ивченко, Л.Г. Юриной и В.М. Юрина.

Контроль и запись телефонных и иных переговоров представляют собой подключение с помощью технических средств к переговорному устройству и конспиративный слуховой контроль переговоров, ведущихся по линиям телефонной связи или односторонних сообщений, а также фиксацию в целях получения речевой информации и обнаружения сведений, могущих иметь значение для дела.

Целями производства данного следственного действия являются: отслеживание информации, выявляемой в процессе контроля переговоров; запись выявленной информации; осмотр и прослушивание получаемых фонограмм, определение в них данных, имеющих значение для дела; проверка доказательств и получение новых доказательств (в том числе установление лиц, участвующих в совершении преступления; мест, где скрываются преступники либо похищенное, и орудия преступления); немедленное использование полученных сведений для обеспечения безопасности граждан и интересов государства.

В соответствии с положениями УПК РФ контроль и запись переговоров осуществляются при наличии определенных обстоятельств: 1) прежде всего, как для большинства следственных действий, это факт возбуждения уголовного дела; 2) наличие письменного заявления лица, у которого будет проводиться контроль (в рамках уголовного дела это потерпевший, свидетель, их близкие), либо судебного решения, которое принимается по ходатайству следователя; 3) наличие достаточных оснований полагать, что переговоры могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела; 4) наличие угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их родственников или близких лиц; 5) при расследовании по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях.

Длительность производства данного следственного действия не может превышать 6 месяцев и прерывается в случае, если предварительное следствие по делу закончено. Основанием прекращения является постановление о прекращении контроля и записи телефонных и иных переговоров (приложение 90 к ст. 476 УПК РФ).

Контроль и запись телефонных и иных переговоров осуществляются с помощью разнообразных технических устройств в зависимости от вида используемых подозреваемым, обвиняемым и другими лицами средств электросвязи.

Возможности современного уровня развития техники позволяют: осуществлять одновременное обслуживание нескольких каналов связи; фиксировать в базе данных не только речевую, но и другую информацию о переговорах (дату, время, длительность, входящие и исходящие номера); автоматически определять номер, а также применять импульсный и тональный способы набора номера; поддерживать режим сетевой работы, позволяющий производить обработку накопленной информации на удаленном компьютере; осуществлять автоматическую архивацию фиксированной информации на внешние цифровые носители; производить разграничение доступа; запрещать выполнение определенных операций для конкретных лиц; вести протокол работы системы записи и журнал действий оператора.

Поскольку рассматриваемое следственное действие представляет собой целый комплекс действий следователя и оперативно-технических работников по производству контроля, записи, осмотра и прослушивания фонограммы, то указанные возможности необходимо знать следователю для их учета при разработке тактики производства этого следственного действия.

Тактика производства контроля и записи переговоров

Тактика данного следственного действия включает в себя три этапа: подготовительный, рабочий, заключительный.

При подготовке следователь собирает и анализирует информацию, в том числе и материалы уголовного дела, с целью определения фактических оснований для производства данного следственного действия; изучает сведения о лице, в отношении которого предполагается производить контроль; устанавливает используемые им средства связи. Также следователь определяет участников данного следственного действия и оперативный орган, которому будет поручено техническое осуществление контроля и записи переговоров. Непосредственное техническое исполнение осуществляется управлениями (отделами) специальных технических мероприятий, функционирующими в составе органов федеральной службы безопасности и органов внутренних дел. К участию в данном следственном действии также могут привлекаться работники предприятий связи, абонентом которых является лицо, чьи переговоры будут контролироваться и записываться. В соответствии со ст. 161 УПК РФ они предупреждаются об ответственности за разглашение ставших им известными сведений.

Следователь предпринимает меры по уточнению телефонных номеров абонента (абонентов) или иных используемых им каналов связи, по которым могут вестись переговоры интересующих следствие лиц.

Далее следователь выносит постановление (согласованное с руководством) о возбуждении перед судом ходатайства о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров, бланк которого предусмотрен приложением 89 к ст. 476 УПК РФ. Если есть заявления лиц (в случае вымогательства и угрозы совершения насилия), следователь выносит постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров без соответствующего ходатайства перед судом.

Рабочий этап контроля и записи переговоров (в литературе еще фигурирует название «техническая стадия») начинается, когда непосредственный технический исполнитель (управление (отдел) специальных технических мероприятий соответствующего органа ОВД, ФСБ) получает соответствующее постановление и проводит комплекс мероприятий по негласному и непосредственному подключению к системам связи определенного абонента. Запись переговоров ведется в автоматическом режиме в следующем порядке: специальная техническая система контроля определяет активизацию канала связи (например, поднятие телефонной трубки), при этом подключается система записи информации (информация может перекодироваться, оцифровываться). Для каждой сделанной записи указываются дата и время; из всей полученной информации формируется специализированная база данных. При этом важно, чтобы значимая для расследования дела информация могла быть немедленно передана следователю.

Помимо технической стороны, при производстве контроля и записи переговоров имеет значение и тактическая составляющая.

Результативность данного следственного действия во многом зависит от применяемых во время его производства тактических приемов: доведения до подозреваемого сведений, которые создают беспокойную ситуацию, инициируют связь по телефону со своими сообщниками, родственниками, обмен информацией по расследуемому делу. Следователю необходимо учитывать и возможное противодействие расследованию, которое будет предприниматься в рамках контроля и записи переговоров. Оно может выразиться в следующих действиях: умышленном сообщении недостоверной информации с целью направить следствие по ложному пути; умышленном искажении голоса; применении устройств, обеспечивающих цифровую обработку речевого сигнала для изменения тембра и тона голоса; использовании шифраторов речевых сообщений (скремблера, дескремблера); в использовании средств обнаружения подключения к телефонной линии; в использовании генераторов зашумлений, создающих помехи за счет виброакустического зашумления.

Также с тактической стороны данного следственного действия важно решение вопроса о том, должно ли осуществляться непосредственное прослушивание самих переговоров параллельно с их аудиозаписью (круглосуточно или в течение определенного времени, например когда то или иное лицо находится дома) или периодически будет прослушиваться запись, создающаяся в автоматическом режиме. Это зависит от характера расследуемого преступления и сложившейся ситуации расследования. Непосредственное прослушивание гораздо эффективнее, поскольку позволяет оперативно реагировать на получаемую информацию и безотлагательно производить необходимые действия.

Заключительный этап (исследовательский) состоит в исследовании полученной фонограммы. При этом следует отметить, что следователь в любое время может потребовать от технического органа фонограмму для прослушивания, а не только по истечении времени продолжительности производства, определенного в постановлении.

Непосредственное восприятие сведений, зафиксированных в фонограмме, осуществляется путем ее осмотра и прослушивания следователем в присутствии понятых. Также могут присутствовать специалист и лица, чьи переговоры записаны. По результатам осмотра и прослушивания фонограммы составляется протокол, в котором дословно излагается та часть информации, которая имеет значение, по мнению следователя, для расследования уголовного дела. Лица, присутствующие при прослушивании, вправе выразить свое мнение в протоколе.

Бланк протокола осмотра и прослушивания фонограммы предусматривается приложением 91 к ст. 476 УПК РФ.

Фонограмма в полном объеме на основании постановления следователя приобщается как вещественное доказательство к материалам дела.

В целях установления подлинности фонограммы, отсутствия признаков ее монтажа, идентификации личности участников переговоров может быть проведена фоноскопическая экспертиза.

Контроль и запись переговоров и прослушивание телефонных переговоров: сравнительная характеристика

Рубрика: Государство и право

Статья просмотрена: 2797 раз

Библиографическое описание:

Гюрджинян А. С. Контроль и запись переговоров и прослушивание телефонных переговоров: сравнительная характеристика // Молодой ученый. — 2013. — №6. — С. 546-548. — URL https://moluch.ru/archive/53/7235/ (дата обращения: 06.11.2018).

Прежде всего, следует отметить, что уголовно-процессуальный закон не содержит определения понятия следственного действия. В имеющейся же научной и учебной литературе в обобщенном виде оно определяется следующим образом: следственные действия — это производимые в строгом соответствии с законом процессуальные действия, направленные на собирание и исследование доказательств.

Таким образом, чтобы какое-либо действие носило характер следственного действия оно должно соответствовать следующим требованиям:

а) представлять собой процессуальную форму осуществления деятельности;

б) быть направленным на поиск, получение, исследование и использование доказательств на стадии предварительного расследования преступлений [1, с. 2].

Дискуссии о том, являются ли контроль и запись переговоров следственным действием или оперативно-розыскным мероприятием, не угасают по сей день. По этому поводу Б. Т. Безлепкин отмечает, что не только «. решение о прослушивании телефонных переговоров и их звукозаписи, но и само производство такого действия предполагаются как следственное действие» [2, с.103]. По мнению Л. М. Карнеевой, необычность рассматриваемой процедуры заключается в том, что прослушивание и звукозапись переговоров регламентированы как следственное действие при очевидном их негласном характере [3, c. 31–32].

О. Я. Баев считает, что контроль и запись телефонных и иных переговоров не являются следственными действиями. Приводя при этом соответствующие доводы, он пишет: «В то же время мы отнюдь не сомневаемся в высокой информационно-познавательной сущности названных действий и в возможности использования их результатов в судебном доказывании. Но — в соответствующем уголовно-процессуальном режиме» [4, c.15].

С. А. Шейфер, анализируя содержание ст. 186 УПК РФ, констатирует, что «аналогичное действие «прослушивание телефонных переговоров» закреплено п. 10 ч. 1 ст. 6 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в качестве оперативно-розыскного мероприятия. При сравнении этих норм трудно найти существенные различия между ними. В этой процедуре отсутствует определяющий признак следственного действия: непосредственное получение следователем доказательственной информации от ее носителя» [5, c. 22–23]. В то же время С. А. Шейфер, рассматривая систему следственных действий, указывает, что существенным основанием классификации следственных действий является «непосредственный либо опосредованный процесс получения доказательственной информации» [6, c. 76]. Правда, следственным действием с опосредованным процессом получения доказательственной информации С. А. Шейфер считает только проведение экспертизы. Однако сам факт последнего утверждения свидетельствует об относительности тезиса о непосредственном восприятии следователем от объекта доказательственной информации как непременном признаке следственного действия.

Таким образом, в законах сформированы и отражены два аспекта правового статуса контроля и записи переговоров: как следственного действия и как оперативно-розыскного мероприятия.

— Из текста п. 2 ч. 3 ст. 186 и п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ следует, что контроль и запись переговоров — это следственное действие. Но ни для одного следственного действия законодатель не устанавливает срока его проведения, в три раза превышающего установленный двухмесячный срок предварительного следствия (ч. 5 ст. 186 и ч. 1 ст. 162 УПК РФ).

— В отличие от других следственных действий контроль и запись переговоров могут быть прекращены (ч. 5 ст. 186 УПК РФ) на основании постановления следователя.

— Для выполнения любого следственного действия все правовые и организационно-технические возможности имеет сам следователь. Однако контроль и запись переговоров он объективно не в состоянии выполнить самостоятельно, так как не имеет для этого организационно-технических возможностей.

— Кроме того, основным средством фиксации любого следственного действия служит протокол следственного действия (ст. 166 УПК РФ). В протоколе удостоверяется факт проведения следственного действия, обстоятельства и факты, установленные в процессе его проведения. Единственным документом, исходя из положений ст. 186 УПК РФ, который на самом деле имеет доказательственное значение, является протокол прослушивания и осмотра фонограммы записи переговоров. Но прослушивание и осмотр фонограммы — это отдельное самостоятельное следственное действие.

Контроль и запись переговоров характеризуется необычным и несколько непривычным способом собирания доказательственной информации. Поскольку исполнение рассматриваемого следственного действия имеет определенную техническую сложность и требует для повышения его эффективности (особенно на первоначальном этапе) обеспечения скрытости контроля за подозреваемым и обвиняемым, то оно осуществляется специальным кругом субъектов. В качестве его исполнителей выступают управления (отделы) специальных технических мероприятий, функционирующие в составе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Доказательства собирает не сам следователь, а соответствующий орган дознания (подразделение МВД РФ, ФСБ РФ, ФТС РФ и другие), располагающий определенной технической возможностью и специалистами по негласной записи переговоров. Однако отсутствие самостоятельности следователя в подключении специальных устройств к определенной системе связи или нескольким системам связи одновременно, в проведении непрерывного контроля и записи переговоров не может служить решающим аргументом того, что контроль и запись переговоров являются «чистым» оперативно-розыскным мероприятием.

Практически никто уже не отрицает правомерности собирания некоторых доказательств не самим следователем, а специалистом-экспертом, техником-криминалистом, ревизором и другими лицами по его поручению (ст. 58, 164, 168 УПК РФ). В ряде случаев следователь может и не присутствовать постоянно при действиях по сбору доказательств (например, ревизия финансово-экономической деятельности юридического лица может продолжаться несколько месяцев и даже лет). Но доказательства, собранные специалистами, приобщаются к материалам уголовных дел, исследуются, проверяются и оцениваются наряду с теми доказательствами, которые собраны непосредственно самим следователем [7, c. 200–201].

Для большей наглядности можно привести следующую сравнительную таблицу:

Следственное действие

Оперативно-розыскное мероприятие

Контроль и запись переговоров: следственное действие или тактическая операция?

Одной из тенденций развития криминалистики на современном этапе является разработка тактики законодательно закрепленных в последние годы новых следственных действий. Одним из таких действий является «контроль и запись переговоров» (ст.186 УПК РФ). В соответствии с пунктом 14-1 статьи 5 УПК РФ контроль телефонных и иных переговоров – это прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм.

Совершенно очевидно, что разработка тактики каких-либо следственных действий невозможна без осмысления содержания этих действий. Вместе с тем, анализ содержания действий субъектов правоохранительной деятельности при осуществлении контроля и записи переговоров, регламентированный ст. 186 УПК РФ, по нашему мнению, позволяет усомниться в том, что контроль и запись переговоров можно с полной уверенностью отнести к категории следственного действия.

Попытаемся обосновать свою позицию.

Прежде всего, следует отметить, что уголовно-процессуальный закон не содержит определения понятия следственного действия. В имеющейся же научной и учебной литературе[1] в обобщенном виде оно определяется следующим образом: «Следственные действия – это производимые в строгом соответствии с законом процессуальные действия, направленные на собирание и исследование доказательств».

Таким образом, чтобы какое-либо действие носило характер следственного действия оно должно соответствовать следующим требованиям: а) представлять собой процессуальную форму осуществления деятельности; б) быть направленным на поиск, получение, исследование и использование доказательств на стадии предварительного расследования преступлений.

Вместе с тем, если говорить о процессуальной форме осуществления деятельности при осуществлении контроля и записи переговоров, необходимо обратить внимание на содержание части 4 статьи 186 УПК РФ. В ней сказано: «Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган».

В законе не разъясняется, какой именно орган является соответствующим. Однако на практике, учитывая специфичность деятельности по организации и техническому обеспечению контроля и записи переговоров посредством использования оперативно-технических сил и средств, их проведение, как правило, поручается подразделениям специальных технических мероприятий органов федеральной службы безопасности и органов внутренних дел. Обеспечение контроля и записи телефонных переговоров обычно производится негласно в рамках оперативно-розыскного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров», предусмотренного статьей 6 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Таким образом, совершенно очевидно, что в ходе осуществления контроля и записи переговоров и получения соответствующих доказательств в виде протокола осмотра носителя фонограммы и ее прослушивания, а также вещественного доказательства (носителя фонограммы) используется комплекс процессуальных, следственных и оперативно-розыскных мероприятий.

Чтобы решить, что же на самом деле представляет собой контроль и запись переговоров, необходимо, прежде всего, проанализировать содержание статьи 186 УПК РФ в полном объеме. Данная статья УПК предусматривает, что контроль и запись переговоров включает в себя сочетание следующих мероприятий.

1. Организационно-подготовительные процессуальные действия:

  • вынесение постановления о производстве и записи телефонных и иных переговоров;
  • получение разрешения на производство прослушивания и звукозаписи переговоров (письменного заявления) от лиц, указанных в части 2 рассматриваемой статьи, либо судебного решения;
  • направление постановления о производстве и записи переговоров для исполнения в соответствующий орган.

2. Непосредственное осуществление прослушивания и звукозаписи переговоров уполномоченными на то органом (органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность).

3. Истребование следователем от органа, осуществляющего контроль и запись переговоров, фонограммы для осмотра и прослушивания.

4. Осмотр и прослушивание следователем фонограммы, составление протокола об этом.

5. Вынесение постановления о признании фонограммы вещественным доказательством и приобщение ее к материалам уголовного дела.

Здесь речь не идет о неких комбинированных «оперативно-следственных» действиях. Такой комплекс следственных, оперативно-розыскных, организационно-подготовительных и иных действий, проводимых по единому плану и направленных на решение отдельных промежуточных задач, подчиненным общим целям расследования уголовного дела, в криминалистике определяется как тактическая операция [2]. В структуре контроля и записи переговоров все перечисленные выше действие и мероприятие как элементы структуры являются самостоятельными и незаменимыми, а их последовательность – жестко определенной.

Таким образом, учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что контроль и запись переговоров, скорее всего, носит характер тактической операции, а не отдельного следственного действия.

С процессуальной точки зрения в данной тактической операции значимо только одно входящее в ее структуру следственное действие — следственный осмотр предметов и документов (в данном случае — прослушивание и осмотр фонограммы).

Прослушивание и запись переговоров, как оперативно-розыскное мероприятие и элемент структуры тактической операции, создает условия, обеспечивающие достижения ее целей. Такими целями являются получение доказательства по делу либо ориентирующей следователя информации.

При этом следователь непосредственно не проводит и не участвует в прослушивании и записи переговоров, не определяет методы и средства осуществления данного оперативно-розыскного мероприятия. Следователь и лицо, осуществляющее прослушивание, действуют строго в своей компетенции и своими, присущими только им, методами.

В отличие от тактических операций «основное содержание следственных действий составляют тактические приемы и психологические правила их оптимального применения»[3].

О каких-либо тактических приемах и психологических правилах при осуществлении контроля и записи переговоров можно говорить лишь применительно к каждому из перечисленных мероприятий в отдельности.

Так, например, следователь будет применять те или иные тактические приемы только после получения результатов прослушивания и звукозаписи переговоров при осуществлении такого следственного действия, как прослушивание и осмотр фонограммы, входящего в структуру тактической операции. Все остальные указанные выше действия следователя представляют собой принятие решения о прослушивании и записи переговоров, получение разрешения суда и направление постановления органу, который будет проводить это мероприятие. То есть, по сути, они сводятся лишь к принятию тактических решений, но не к действиям, при производстве которых применяются те или иные тактические приемы.

Лицо, которому будет поручено непосредственное осуществление прослушивания и звукозаписи, в свою очередь, использует тактические приемы, направленные на правильный выбор места прослушивания, места установки соответствующей аппаратуры и т.д.

Кроме того, основным средством фиксации любого следственного действия служит протокол следственного действия (ст. 166 УПК РФ). В протоколе удостоверяется факт проведения следственного действия, обстоятельства и факты, установленные в процессе его проведения. Однако, как ни странно, законодатель, включив «контроль и запись переговоров» в систему следственных действий, в статье 476 УПК РФ не предусмотрел типовой бланк протокола данного следственного действия. При этом ссылка, содержащаяся в статье 475 УПК РФ, предусматривающей, что при отсутствии требуемого процессуального документа в перечне бланков процессуальных документов, указанный документ составляется с соблюдением структуры аналогичного бланка, в данном случае не может быть использована, т.к. аналогичные бланки просто отсутствуют.

Единственным документом, исходя из положений ст. 186 УПК РФ, который на самом деле имеет доказательственное значение, является протокол прослушивания и осмотра фонограммы записи переговоров. Но прослушивание и осмотр фонограммы — это отдельное самостоятельное следственное действие.

В пользу рассматриваемой позиции, по нашему мнению, свидетельствует и тот факт, что все попытки авторов, пытающихся так или иначе изложить тактические особенности проведения контроля и записи переговоров, сводятся по существу лишь к изложению их процессуальной регламентации в ст. 186 УПК РФ [4].

  1. См., например: Власова Н.А. Уголовный процесс: Курс лекций. — М.: Издательство «Щит-М», 2000. С. 92; Драпкин Л.Я., Долинин В.Н. Тактика следственных действий. – Екатеринбург: ИИТЦ «Зерцало-Урал», 1999. С. 4; Криминалистика: Учебник. Под ред. А.Г. Филиппова. – М.: Спарк, 2000. С. 181 и другие.
  2. См., например: Драпкин Л.Я., Долинин В.Н. Тактика следственных действий. – Екатеринбург: ИИТЦ «Зерцало-Урал», 1999. С. 5.
  3. Там же, с. 5.
  4. См., например: Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика: Учебник для вузов. Под ред. Р.С. Белкина. М.: ООО «Издательство – НОРМА», 2003, глава 42; Криминалистика: Учебник. Под ред. А.Г. Филиппова. – М.: Спарк, 2004, глава 18 и другие.

Опубликовано: Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 2. Тюмень: ТГИМЭУП, 2006.

Смотрите еще:

  • Образец приказа об увольнении директора школы Приказ об увольнении учителя Нужен образец приказа об увольнении директора школы по собственному желанию оставив учителем. В интернете поищите На одном стандартном листе, под одним номером был издан приказ по школе об увольнении 3-ёх учителей по: подп. Бп.6 ч.1 ст.81; […]
  • Что делает свидетель на суде Жизнь в Москве МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ: Содержание Для начала разберемся, что такое свидетель в суде. Согласно статье 56 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в качестве свидетеля в суд может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, […]
  • Вклады в нижнем новгороде под высокие проценты Вклады в банках Нижнего Новгорода Выгодные вклады в банках Нижнего Новгорода - максимальные проценты по банковским депозитам физических лиц, подбор по процентным ставкам в рублях и валюте (долларах США и евро). Общая статистика по депозитам: от 0.01% до 8.65% […]
  • Образец заявления об увольнении в рк Заявление об увольнении как форма уведомления о расторжении трудового договора (в соответствии с Трудовым Кодексом 2016) Порядок расторжения трудового договора по инициативе работника регулируется статьей 56 ТК РК. Работник желающий уволиться по собственному желанию […]
  • Служба судебных приставов по нижегородской области задолженность Служба судебных приставов по Нижегородской области ведет учет платежей по штрафам и рассчитывает зарплату сотрудникам с помощью "1С:Предприятия 8" и компании "1С:Бухучет и Торговля" (БИТ) Проверка задолженности судебным приставом-исполнителем Личный прием граждан […]
  • Гаражные кооперативы в армавире Акция - 6-ой день отдыха БЕСПЛАТНО! Отель Виктория в Геленджике, современный, красивый, с бассейном, люксовые номера, море 5 минут АНАПА_ВИТЯЗЕВО Отель Олимпик Витязево, семейный отдых, бассейн, 6 эт., лифт, 5 минут до моря, WI-FI Гостевой дом Волга в Витязево, […]
  • Ук рф как определяет коррупцию В данном разделе вы можете найти ответы на следующие вопросы: 1. Что такое коррупция? Коррупцией считается злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование […]
  • Мелкое хулиганство судебная практика Мелкое хулиганство судебная практика Судебный участок №1 Троицкого района Челябинской области СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ ЧАСТЬЮ 1 СТАТЬИ 20.1 КоАП РФ. Челябинским областным судом согласно плану работы на […]