Наличие зарегистрированных прав на недвижимое имущество

Комментарии и аналитика

Проблемы создания и функционирования системы регистрации недвижимости

Единая система регистрации прав на недвижимое имущество необходима для создания развитого и стабильного рынка недвижимости, защиты прав и интересов участников оборота недвижимого имущества на Украине.

В данной статье мы рассмотрим практические и теоретические вопросы, связанные с применением законодательства, определяющего систему регистрации прав на недвижимое имущество, а также соответствующие процедуры регистрации.

Но, прежде чем переходить к конкретным вопросам, хотелось бы внести ясность в используемую в статье терминологию, определив систему регистрации прав на недвижимое имущество как совокупность специализированных учреждений (государственных органов), а также организационно-правовых мероприятий, направленных на получение, сохранение и предоставление информации о правах в отношении кон­кретных объектов недвижимости, укреп­ление прав на недвижимость, обеспечение законности и юридической достоверности сделок с недвижимым имуществом.

Не останавливаясь подробно на специфике регистрации прав на недвижимое имущество в период существования СССР, отметим, что в 60—80-х годах прошлого века процедура регистрации прав на недвижимое имущество на территории Украины регламентировалась Инструкцией о порядке регистрации домов и домовладений в городах и селах городского типа УССР, утвержденной Министерством коммунального хозяйства УССР 31 января 1966 года и согласованной с Верховным Судом УССР 15 января 1966 года.

Данный нормативно-правовой акт достался нам в наследство и действовал на Украине до 1995 года, когда приказом Государственного комитета по жилищно-коммунальному хозяйству № 56 от 13 декабря 1995 года были утверждены Правила государственной регистрации объектов недвижимого имущества, находящихся в собственности юридических и физических лиц.

На смену Правилам в 1998 году пришла Инструкция о порядке государственной регистрации права собственности на объекты недвижимого имущества, находящиеся в собственности юридических и физических лиц, утвержденная приказом Госстроя № 121 от 9 июня 1998 г., которую, в свою очередь, сменило Временное положение о порядке регистрации прав на недвижимое имущество, утвержденное уже приказом Министерства юстиции Украины № 7/5 от 7 февраля 2002 года.

Исторический этап становления украинской системы регистрации прав на недвижимость с момента провозглашения независимости и до принятия Гражданского кодекса Украины (ГК) и Закона Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их ограничений» от 1 июля 2004 года характеризовался следующим.

Во-первых, отсутствием определения понятия «недвижимое имущество» в действовавшем законодательстве, в связи с чем регистрация прав осуществлялась, образно говоря, «на глазок».

Во-вторых, регулированием процедуры регистрации прав на недвижимость исключительно на уровне подзаконных нормативно-правовых актов, причем даже не постановлений Кабинета Министров Украины (КМУ), а приказов соответствующих министерств и ведомств. Как известно, подзаконные акты не всегда отличаются высоким качеством.

В-третьих, постоянной борьбой между ведомствами за право выступать держателем единого реестра прав на недвижимое имущество. Достаточно отметить, что постановлением КМУ «О мерах по созданию системы регистрации прав на недвижимое и движимое имущество» № 192 от 18 февраля 1998 года функции по созданию сис­темы регистрации прав на недвижимое имущество возложены на Министерство юстиции Украины. Однако уже в постановлении КМУ «О создании единой системы регистрации земельных участков, недвижимого имущества и прав на них в составе государственного земельного кадастра» № 1088 от 17 июля 2003 года держателем Государственного реестра прав на землю и недвижимое имущество определен Государственный комитет по земельным ресурсам, обеспечивающий создание и функционирование реестра. Еще одним участником данного противостояния выступили бюро технической инвентаризации (БТИ), которые, будучи коммунальными предприятиями, не имеют большого желания делиться информацией и передавать базы данных в централизованный реестр: Министерство юстиции Украины предлагало сделать это безвозмездно, хотя на создание соответствующих баз данных потрачено немало сил и средств.

В-четвертых, отсутствием единого банка данных, содержащего информацию о всех правах на конкретный объект недвижимос­ти, в том числе на земельный учас­ток, а также об их ограничениях. О разнообразии соответствующих реестров речь пойдет далее.

В настоящее время

Анализ действующего законодательства Украины позволил нам выделить пять ныне действующих реестров, содержащих информацию, тем или иным образом связанную с недвижимым имуществом. К ним относятся:

1) Государственный реестр земель;

2) Единый государственный реестр запретов отчуждения объектов недвижимого имущества;

3) Реестр прав собственности на недвижимое имущество;

4) Государственный реестр ипотек;

5) Государственный реестр сделок.

Такое разнообразие реестров оказывает негативное воздействие на оборот недвижимого имущества, создавая для лиц, совершающих сделки с недвижимостью, дополнительные препятствия и затруднения.

Приведем пример из практики. ООО «Антей», желая приобрести в собственность объекты недвижимости — здание промышленного склада и находящийся под ним земельный участок, заключило соответствующий договор купли-продажи с ЧП «Лаванда». При этом здание склада находилось в ипотеке и обеспечивало возврат предоставленного ЧП «Лаван­да» банковского кредита. В результате заключения данной сделки ООО «Антей» вынуждено было подготовить пакет документов и потратить средства и время с целью внесения соответствующих сведений в Государственный реестр земель, Государственный реестр сделок, Государственный реестр ипотек, Реестр прав собственности на недвижимое имущество, а также соответствующих изменений в Единый реестр запретов отчуждения недвижимого имущества.

С 1 января 2004 года вступил в силу новый ГК Украины. Статья 182 ГК установила, что право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации.

Таким образом, назрела необходимость принятия закона, который бы стал правовым фундаментом для создания новой, единой системы регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, определил процедуру регистрации, правовой статус ее участников и т.п.

Какой должна быть система регистрации прав на недвижимость

Рассматривая вопросы, связанные с созданием на Украине системы регистрации, стоит обратить внимание на высказывание известного испанского юриста, государственного регистратора Гонсалеса П.М., который говорил о том, «что при выборе системы регистрации прав на недвижимость предпочтение отдается той, которая в большей степени устраняет неопределенность при наименьшей относительной стоимости. Той, которая при меньшей или равной относительной стоимости предоставляет больше информации и лучшего качества, вследствие чего способствует снижению стоимости информации и в конечном итоге сделки. В итоге — той, которая при равной стоимости производит наиболее мощный регистрационный эффект» (См.: Дмитриев А.В. Сравнительный анализ систем регистрации прав на недвижимость России, Германии и Испании // Законодательство. — 2000. — № 11— С. 34.).

В основе любой системы, в том числе и системы регистрации прав на недвижимость, должны лежать определенные принципы, в соответствии с которыми строится вся система. Именно они будут обеспечивать целостность системы, ее последовательное построение, что непосредственно повлияет на эффективность функционирования системы.

К сожалению, объем статьи не позволяет нам подробно осветить взгляды специалистов на вопрос о том, какими именно должны быть принципы системы регистрации прав на недвижимое имущество. Отметим лишь, что специалисты, занимавшиеся исследованием систем регистрации в дореволюционный период (Покровский И.А., Шершеневич Г.Ф., Мейер Д.И. и др.) и их современные коллеги (Дмитриев А.В., Бабкин С.А., Крашенинников П.В. и др.) выделяли три общепризнанных принципа: обязательность, достоверность, гласность.

Принцип обязательности заключается в том, что все права на недвижимое имущество, перечень которых установлен законом, и их ограничения подлежат регистрации в обязательном, а не в добровольном порядке. Государство может стимулировать субъектов гражданско-правовых отношений к регистрации прав на недвижимость различными способами, но наиболее распространенный — когда акт регистрации наделяется правообразующим свойством (более подробно об этом далее).

Принцип достоверности следует рассматривать как определенную правовую презумпцию, в соответствии с которой информация о правах на недвижимое имущество, находящееся в реестре, считается достоверной, пока иное не будет доказано в судебном порядке. То есть, если гр-н А. в соответствии с данными реестра является собственником недвижимости, а гр-н Б. утверждает, что собственник недвижимос­ти он, то именно на гр-на Б. будет возложено бремя доказывания права собственности и опровержения сведений, содержащихся в реестре.

Принцип гласности предполагает для любого юридического или физического лица возможность получения информации обо всех правах на любой объект недвижимости и их ограничениях.

В результате рассмотрения вышеуказанных принципов возникает вопрос: какие же принципы положены украинским законодателем в основу создаваемой сис­темы регистрации и соответствуют ли они общепринятым?

Проблемы создания и функционирования системы регистрации прав на недвижимое имущество на Украине

Правовой основой для создания на Украине единой системы регистрации прав на недвижимость и их ограничений стал принятый Верховным Советом Украины Закон «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их ограничений» от 1 июля 2004 года (Закон о регистрации прав). Данный Закон принят с целью создания очередного реестра — Государственного реестра прав на недвижимое имущество и их ограничений и в соответствии с преамбулой определяет правовые, экономические, организационные принципы создания в составе государственного земельного кадастра единой системы государственной регистрации прав на земельные участки и другое недвижимое имущество, ограничений этих прав.

Поскольку на страницах «ЮП» уже давалась развернутая характеристика этого законодательного акта, то хотелось бы акцентировать внимание на практических проблемах его применения, уже появившихся либо с большой степенью вероятности ожидающихся в будущем.

Изучение недостатков Закона следует начать с рассмотрения принципов системы регистрации, закрепленных и реализующихся в его нормах.

Сразу же отметим, что из трех вышеперечисленных принципов системы регистрации прав Закон о регистрации прав в полной мере реализует только один — принцип обязательности регистрации.

В пунктах 1, 4 статьи 3 «Принципы государственной регистрации» прямо преду­смотрено, что вещные права, их ограничения и сделки относительно недвижимого имущества подлежат обязательной государственной регистрации в порядке, определенном этим Законом. Государственная регистрация прав является публичной и осуществляется местным органом государственной регистрации прав.

А вот с принципами достоверности и гласности дело обстоит гораздо хуже.

Пункт 7 статьи 3 Закона о регистрации говорит лишь о том, что зарегистрированные вещные права, их ограничения имеют приоритет над незарегистрированными в случае спора относительно недвижимого имущества. Понятие «приоритет» предполагает наличие определенных преимуществ зарегистрированных прав перед незарегистрированными, но, к сожалению, из содержания Закона о регистрации прав невозможно определить, в чем именно заключаются преимущества. К примеру, в статье 2 Закона Российской Федерации «О государствен­ной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 года прямо предусмотрено, что государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права, зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке (См.: Постатейный комментарий к Федеральному Закону «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» / Под общ. ред. проф. Крашенинникова П.В. – М.: Спарк, 1999.).

Принцип гласности системы регистрации вообще не нашел своего отражения в Законе о регистрации прав. Пункт 4 статьи 3 Закона предусматривает, что орган регистрации прав обязан предоставлять информацию о зарегистрированных правах и их ограничениях в порядке, установленном законом.

Круг субъектов, которым предоставляется информация о правах на недвижимость и их ограничениях, определен в статье 28 Закона о регистрации. К ним относятся: собственник недвижимого имущества, его наследники (правопреемники — для юридических лиц), лица, в пользу которых совершено ограничение, иные субъекты вещного права, органы государственной власти и органы местного самоуправления, если запрос сделан в связи с осуществлением ими полномочий, определенных законом.

Таким образом, информация, содержащаяся в Государственном реестре прав на недвижимое имущество и их ограничений, не является общедоступной.

Интересно, что совсем иной подход к определению режима доступа к информации применяется в Государственном реестре ипотек. В соответствии с пунктом 29 Временного порядка государственной регистрации ипотек, утвержденного постановлением КМУ № 410 от 31 марта 2004 года, любое юридическое или физическое лицо имеет право получить информацию из реестра. Следует учитывать, что, согласно пункту 4 раздела IV «Заключительные положения» Закона Украины «Об ипотеке» от 5 июня 2003 года, Временное ­положение о порядке государственной регистрации ипотек действует до вступления в силу Закона о Государственном реестре прав на недвижимое имущество. Таким образом, перенесение информации об ипотеках из Государственного реестра ипотек в Государственный реестр прав на недвижимое имущество и их ограничений приведет к ограничению доступа к информации об ипотеках недвижимости.

Отдав приоритет режиму ограниченного доступа к информации, содержащейся в реестре, украинский законодатель существенно уменьшил эффективность функционирования системы регистрации.

По нашему мнению, последовательная реализация принципа гласности при построении системы регистрации прав на недвижимое имущество позволила бы в большей мере защитить права и законные интересы участников имущественного оборота.

Получение оперативной и достоверной информации о правовом статусе недвижимого имущества любым заинтересованным в приобретении недвижимого имущества лицом позволило бы избежать заключения незаконной сделки и оспаривания ее в будущем.

Конечно, информацию из реестра можно получить через собственника недвижимости, который, в соответствии со статьей 28 Закона о регистрации прав, имеет к ней доступ, однако, данный путь не является вполне надежным.

Так, мне известен случай, когда мошенник при соучастии нотариуса заключал договоры купли-продажи квартир, в действительности ему не принадлежавших. При этом мошенник предоставлял поддельные справки из БТИ о регистрации права собственности, пользуясь тем, что покупатели не могли самостоятельно получить информацию из реестра. Если бы данные реестра были общедоступными, то потенциальные покупатели могли бы получить объективную информацию по собственной инициативе и в дальнейшем, возможно, отказаться от заключения договоров.

Свободный доступ к данным Государственного реестра прав на недвижимое имущество и их ограничений позволил бы кредиторам получать достоверную информацию об имущественном положении должника, обременениях принадлежащего ему имущества, а также потенциальным инвесторам, желающим приобрести определенный объект недвижимости, оперативно получить информацию о его собственнике, не пытаясь сделать это по так называемым «неофициальным каналам».

Еще одним доводом в пользу обеспечения общедоступности информации из реестра является опыт Российской Федерации. Так, статья 7 Закона Российской Федерации «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 года предусмат­ривает, что государственная регистрация прав носит открытый характер. Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, обязан предоставлять сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав, о любом объекте недвижимости любому лицу, предъявившему удостоверение личности и заявление в письменной форме (юридическому лицу — документы, подтверждающие регистрацию данного юридического лица и полномочия его представителя). Отметим, что данная норма действует уже на протяжении восьми лет и не вызывает серьезных нареканий среди ученых и практикующих специалистов.

Недостатком законодательства, регламентирующего регистрацию права на недвижимость, является отсутствие последовательного подхода законодателя к определению объекта регистрации, а также ее юридического значения.

Анализ норм ГК и ХК Украины позволяет выделить следующие объекты регистрации:

1) право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, их ограничения (статьи 182 ГК, 144 ХК);

2) сделки с недвижимым имуществом (статья 210 ГК).

При этом правообразующими свойствами обладает лишь регистрация сделок с недвижимым имуществом. Так, согласно статье 210 ГК, сделка является совершенной с момента ее государственной регистрации. Аналогичное правило в отношении договоров содержит статья 640 ГК. Статьей 334 ГК предусмотрено, что если договор об отчуждении имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации. Из содержания перечисленных правовых норм следует, что акт регистрации является юридическим фактом, наличие которого необходимо для наступ­ления правовых последствий, на достижение которых направлена сделка. Отсутствие регистрации приводит к тому, что сделка не порождает каких-либо правовых последствий, в том числе и прав на недвижимое имущество.

Вместе с тем, когда объектом регистрации выступает не сделка, а вещное право на недвижимость, регистрация обладает правообразующими свойствами в одном-единственном случае — при регистрации права собственности на вновь созданное недвижимое имущество (пункт 2 статьи 331 ГК). Согласно статье 144 ХК, право на имущество, подлежащее регистрации, возникает со дня регистрации этого имущества или соответствующих прав на него, если иное не установлено законом. Однако необходимо учитывать, что данная норма будет применяться с учетом предмета регулирования ХК.

Приведем следующие примеры. Договор дарения недвижимости не подлежит регистрации в соответствии с нормами ГК, следовательно, право собственности на недвижимость у одариваемого возникнет с момента его нотариального удостоверения (пункт 3 статьи 334 ГК). А вот по договору купли-продажи жилого помещения, заключенного двумя физическими лицами, право собственности возникнет с момента регистрации договора (пункт 4 статьи 334 ГК). Если же договор купли-продажи недвижимости будет заключен субъектами хозяйствования при осуществлении хозяйственной деятельности, то право собственности на недвижимость возникнет не с момента регистрации договора, а с момента регистрации самого права собственности (пункт 2 статьи 144 ХК).

Отметим также противоречие норм ГК и Закона Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их ограничений» в вопросе определения объекта регистрации.

В Законе о регистрации прав лишь дважды упоминается регистрация сделок — в статье 1, в которой говорится о том, что Закон регулирует отношения, связанные с государственной регистрацией вещных прав на недвижимое имущество всех форм собственности, их ограничений и сделок относительно недвижимости, и в статье 3, преду­сматривающей, что сделки относительно недвижимого имущества подлежат обязательной регистрации в порядке, установленном данным Законом.

Однако все остальные нормы Закона о регистрации прав в качестве объекта регистрации указывают лишь на вещные права и их ограничения, вышеупомянутый порядок регистрации сделок вообще отсутствует. Также нельзя не обратить внимание на само название Закона, которое не упоминает сделку в качестве объекта регистрации.

Не следует забывать о том, что регистрация сделок обладает правообразующими свойствами, а ее порядок должен быть определен именно законом, а не Временным порядком государственной регистрации сделок, утвержденным постановлением КМУ. Если представить себе ситуацию, когда Временный порядок будет отменен, а Закон о регистрации прав останется без изменений, окажется, что регистрация прав на недвижимость будет невозможной, поскольку незарегистрированная сделка желаемых правовых последствий не порождает.

Среди недостатков Закона о регистрации прав следует отметить недостаточное внимание к вопросу регистрации такого обременения недвижимого имущества, как ипотека. Например, Закон Украины «Об ипотеке» предусматривает регистрацию не только самой ипотеки, но и сведений об изменении условий обременения недвижимого имущества ипотекой (статья 19), выдачи закладной, сведений об аннулировании закладной и выдаче новой закладной (статья 20). Регистрация вышеуказанных сведений Законом о регистрации прав вообще не предусмотрена.

Также сомнительна перспектива отдельной регистрации права владения, как это предусмотрено статьей 4 Закона о регистрации прав. Такое требование Закона приведет к тому, что при заключении договора аренды объекта недвижимости даже сроком на один месяц необходимо будет проводить регистрацию владения и нести соответствующие расходы. Может возникнуть ситуация, когда процедура регистрации будет длиться дольше, чем сами правоотношения по договору аренды.

В настоящее время, в соответствии с пунктом 5 раздела V «Заключительные положения» Закона Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их ограничений», до создания единой системы органов регистрации прав, а также до формирования Государственного реестра прав в сос­таве государственного земельного кадастра регистрация объектов недвижимости проводится коммунальными предприятиями БТИ.

Фрагментарное применение норм Закона о регистрации прав сразу же выявило редакционные недостатки статьи 19 «Перечень документов для государственной регистрации».

Внимательное изучение данной статьи позволяет сделать вывод, что она содержит далеко не полный перечень правоустанавливающих документов, которые, согласно законодательству Украины, могут подтверждать возникновение, переход, прекращение вещных прав на недвижимое имущество. Если статья 19 Закона о регистрации прав упоминает лишь 14 видов правоустанавливающих документов, то в приложении 1 к Временному положению о порядке регистрации прав собственности на недвижимое имущество, утвержденному приказом Министерства юстиции Украины № 7/5 от 7 февраля 2002 года, указано 18 видов правоустанавливающих документов, и это только документы, подтверждающие возникновение одного вещного права — права собственности на дом, строение, сооружение.

Проблем бы не возникло, если бы из содержания статьи 19 можно было однозначно установить, что перечень правоустанавливающих документов не является исчерпывающим, однако, законодатель использовал не совсем удачную формулировку, указав, что основанием для государственной регистрации прав являются «договоры об ипотеке, аренде сроком более одного года, иные определенные законом документы относительно вещных прав на недвижимое имущество». Такая формулировка позволяет работникам некоторых БТИ отказывать в регистрации прав на недвижимое имущество, ссылаясь на то, что предоставленные для регистрации правоустанавливающие документы прямо не предусмотрены законом как документы, подтверждающие вещные права на недвижимое имущество.

Субъекты хозяйствования, опасаясь, что при толковании статьи 19 Закона о регистрации права суд может занять позицию БТИ, предпочитают не обращаться в суд с иском о понуждении к государственной регистрации, а пытаются получить один из правоустанавливающих документов, предусмот­ренный статьей 19 Закона.

Приведем пример из судебной практики. ООО «ТехноИмпекс» приобрело право собственности на строения на основании мирового соглашения, утвержденного определением хозяйственного суда, принятого при рассмотрении спора между ООО «ТехноИмпекс» и ЧП «Анна». БТИ отказало в регистрации права собствен­ности, сославшись на то, что мировое соглашение, утвержденное определением суда, не рассматривается законом как документ, подтверждающий вещное право на недвижимое имущество. В результате чего ООО «ТехноИмпекс» обратилось к ЧП «Анна» с иском о признании права собственности, которое в дальнейшем было зарегистрировано, но в качестве правоустанавливающего документа выступало уже не мировое соглашение, а решение суда о признании права собственности.

Описанные выше проблемы позволяют говорить о том, что в настоящий момент назрела острая необходимость разрешить на уровне закона следующие вопросы:

а) гармонизировать нормы ГК, ХК, Закона Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их ограничений», Закона Украины «Об ипотеке»;

б) определить объект регистрации, четко разграничить регистрацию вещных прав и регистрацию сделок с недвижимостью, определить порядок регистрации сделок;

в) унифицировать подход к юридическому значению регистрации и ее последствиям;

г) сделать однозначно открытым перечень правоустанавливающих документов, подтверждающих вещные права на недвижимое имущество, и их ограничения.

Обзор судебной практики по вопросам государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним

Обзор судебной практики по вопросам
государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним

Государственная регистрация — это юридический акт признания и подтверждения государством наличия у субъектов гражданского оборота прав на недвижимое имущество, акт подтверждения юридической силы правоустанавливающих документов, в связи с чем государственная регистрация прав иных лиц на недвижимое имущество, не принадлежащее заявителю, не может затрагивать его права, свободы и законные интересы.

1. Б. обратилась в суд с жалобой о признании незаконными действий Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике (далее также — Управление, регистрационная служба) по выдаче свидетельства о государственной регистрации права собственности Ч. на дом, расположенный по ул. Васильковой г. Чебоксары, и признании недействительным этого свидетельства.

Судом было вынесено определение о возврате жалобы Б., которое заявителем было обжаловано по мотивам незаконности и необоснованности. Суд кассационной инстанции в удовлетворении частной жалобы Б. отказал по следующим основаниям.

Возвращая заявление Б., суд I инстанции исходил из того, что заявитель, обжалуя действия Управления, фактически оспаривает право собственности иного лица на недвижимое имущество, следовательно, имеет место спор о праве.

Кроме того, суд кассационной инстанции отметил, что, государственная регистрация прав иных лиц на недвижимое имущество, не принадлежащее заявителю, не затрагивает права, свободы и законные интересы заявителя, в связи с чем оспаривание акта регистрирующего органа в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) не допускается.

Согласно ст. 255 ГПК РФ к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и свободы гражданина, либо созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод, либо на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

Обжалуемые Б. действия Управления к числу вышеперечисленных не относятся.

Гражданское законодательство не предусматривает такой способ защиты гражданских прав, как оспаривание записи о государственной регистрации. Отмена государственной регистрации не лишает правообладателя самого права на недвижимое имущество, в связи с чем в судебном порядке должно быть оспорено право собственности, основания его приобретения.

2. С.А. и С.Г. обратились в суд с иском к Управлению о признании недействительной записи о государственной регистрации права собственности на земельный участок, расположенный в д. Синьял-Шатьма Красноармейского района Чувашской Республики, установлении факта принадлежности земельного участка на праве собственности С.А.

Иск мотивирован тем, что истцам принадлежат доли в праве общей собственности на жилой дом, расположенный на вышеуказанном земельном участке. С-ва подарила Е. принадлежавшую ей долю в праве общей собственности на жилой дом и принадлежавший на праве собственности земельный участок.

Истцы, не оспаривая договор дарения, просили признать недействительной запись о регистрации права собственности Е. на земельный участок и установить право истцов на часть земельного участка.

Определением суда исковое заявление было возвращено истцам в связи с тем, что в предоставленный судом срок не были устранены недостатки, препятствующие принятию искового заявления к производству. С.Г., действующим от своего имени и в интересах С.А., определение о возврате искового заявления было обжаловано.

Суд кассационной инстанции в удовлетворении частной жалобы отказал по следующим основаниям.

Оставляя исковое заявление без движения, суд указал, что предмет иска не конкретизирован, поскольку истцами оспаривается запись о государственной регистрации права собственности Е. на земельный участок и в то же время не оспаривается договор, на основании которого произведена регистрация. В установленный судьей срок предмет иска не конкретизирован, истцы указали на то, что не желают отменять договор дарения.

Государственная регистрация прав на недвижимое имущество является лишь юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения, перехода и прекращения прав на недвижимое имущество. Оспаривание самой по себе записи о государственной регистрации сделки не является способом защиты гражданских прав, предусмотренным статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации.

(дело N 33-2451/06, дело N 33-1491/07)

3. Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации (далее — Сбербанк) обратился в суд с иском к Управлению, МУП «Ядринское БТИ», К-вым о признании недействительными технического паспорта, записи о государственной регистрации права совместной собственности К-вых и свидетельства о государственной регистрации права на завершенный строительством жилой дом, расположенный по ул. Мордвинова г. Ядрин.

В обоснование требований истец указал, что решением Ядринского районного суда Чувашской Республики в качестве обеспечительных мер был наложен запрет на совершение К-ми действий по отчуждению недостроенного жилого дома по ул. Мордвинова г. Ядрин.

В декабре 2006 года было зарегистрировано право совместной собственности К-вых на жилой дом по вышеуказанному адресу. По мнению истца, государственная регистрация права собственности К-вых не могла быть совершена в связи с зарегистрированными в Едином государственном реестре прав арестом и запретами, наложенными постановлениями судебного пристава-исполнителя.

Решением суда I инстанции в удовлетворении иска отказано. Определением кассационной инстанции решение оставлено без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 219 Гражданского кодекса Российской Федерации возведение нового объекта является одним из оснований приобретения права собственности на него, которое подлежит государственной регистрации.

Согласно статье 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация — юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения, перехода и прекращения прав на недвижимое имущество. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зерегистрированного права.

Из содержания указанной правовой нормы следует, что в судебном порядке может быть оспорена не сама государственная регистрация, а зарегистрированное право. Сама по себе отмена государственной регистрации не влечет прекращения права собственности его законного владельца и не лишает его права на недвижимое имущество.

Таким образом, суд приходит к выводу, что признание государственной регистрации недействительной не может выступать самостоятельным требованием предмета иска.

На основании постановлений судебного пристава-исполнителя были наложены запрет на отчуждение и совершение иных действий в отношении завершенного строительством жилого дома, и арест на незавершенный строительством жилой дом по ул. Мордвинова г. Ядрин.

Доказательств поступления в регистрирующий орган постановления судебного пристава-исполнителя о наложении запрета на осуществление регистрационных действий в отношении завершенного строительством жилого дома и государственной регистрации ограничения (обременения) прав на указанный объект недвижимости на основании указанного постановления суду представлено не было.

Что касается доводов истца о необходимости в рассматриваемом случае приостановления регистрации, то в соответствии с пунктом 4 статьи 19 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» принятие решения о приостановлении государственной регистрации прав предусмотрено в случае, если решение (определение, постановление) о наложении ареста на объект недвижимого имущества или запрета совершать определенные действия с объектом недвижимого имущества поступит в регистрирующий орган в течение срока государственной регистрации сделки и (или) перехода права.

В данном случае со стороны К-вых имела место государственная регистрация прав на вновь созданный объект недвижимости.

Приостановление государственной регистрации возможно до внесения в Единый государственный реестр прав записи о государственной регистрации прав на объекты недвижимого имущества либо до момента принятия решения об отказе в государственной регистрации.

4. В октябре 2006 года И. от имени С. обратился в Управление Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике с заявлениями о государственной регистрации права собственности С. на земельные участки.

В ходе правовой экспертизы было выявлено, что представленный заявителем в качестве основания государственной регистрации документ в соответствии с действующим законодательством не подтверждает возникновение права собственности на земельный участок. 15 ноября 2006 года государственная регистрация была приостановлена на один месяц, заявителю было предложено представить дополнительные доказательства, подтверждающие факт предоставления земельных участков. Однако, к установленному сроку дополнительные документы представлены не были.

14 декабря 2006 года в государственной регистрации права собственности С. на земельные участки было отказано.

15 декабря 2006 года И. от имени С. обратился в Управление с заявлением о продлении срока приостановления государственной регистрации права собственности С. на земельные участки сроком на три месяца. Решениями государственного регистратора от 19.12.2006 в приостановлении государственной регистрации заявителю было отказано.

Данные решения были обжалованы в суд.

Суд в удовлетворении заявления отказал. Определением кассационной инстанций решение суда I инстанции оставлено без изменения по следующим основаниям.

Согласно статье 19 Федерального закона «О государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав приостанавливается государственным регистратором при возникновении у него сомнений в наличии оснований для государственной регистрации прав, а также в подлинности представленных документов или достоверности указанных в них сведений.

В соответствии с пунктом 3 указанной статьи Федерального закона государственная регистрация прав может быть приостановлена не более чем на три месяца на основании заявления в письменной форме правообладателя, то есть приостановление государственной регистрации права в данном случае является правом, а не обязанностью государственного регистратора. Таким образом, при наличии оснований для отказа в регистрации заявленных прав государственный регистратор может вынести решение об отказе в государственной регистрации, минуя процедуру приостановления.

Кроме того, из содержания указанной статьи следует, что приостановление государственной регистрации возможно до внесения в Единый государственный реестр прав записей о государственной регистрации прав на объекты недвижимого имущества либо до момента принятия решения об отказе в государственной регистрации. Решение об отказе в государственной регистрации права является окончательным, не может быть отменено иначе как в судебном порядке.

Заявление И. о продлении срока приостановления государственной регистрации поступило в Управление после принятия решения об отказе в государственной регистрации права. Следовательно, решение от 19 декабря 2006 года об отказе в приостановлении государственной регистрации права собственности С. на земельные участки приняты Управлением законно и обоснованно.

(дело N 33-1040/07)

Приостановление государственной регистрации при возникновении сомнений в наличии оснований для государственной регистрации является правом регистратора и не подлежит обжалованию в судебном порядке.

5. С. обратился в суд с заявлением об отмене решения о приостановлении государственной регистрации, об обязании произвести регистрацию перехода права на жилое помещение.

Указанные требования мотивированы тем, что С. представил в Управление заявление о государственной регистрации перехода права собственности на комнату, к заявлению были приложены договор передачи, договор социального найма и другие документы. Однако государственная регистрация права собственности заявителя на комнату была приостановлена. Основанием для приостановления государственной регистрации послужило отсутствие в числе представленных документов решения уполномоченного органа о предоставлении жилого помещения по договору социального найма и ордера.

Решением Шумерлинского районного суда в удовлетворении заявления было отказано. Определением кассационной инстанции данное решение суда оставлено без изменения в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 13 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, обязан осуществить проверку юридической силы представленных на регистрацию документов. При этом проведение правовой экспертизы документов и проверки законности сделки прямо указывается в законе как необходимое условие государственной регистрации.

Правомерность занятия гражданином жилого помещения и проживания в нем подтверждается решением органа местного самоуправления о предоставлении жилых помещений либо ордером на жилое помещение, если жилое помещение было предоставлено до 1 марта 2005 года ( ч. 3 ст. 57 Жилищного кодекса РФ). В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда по договору найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность.

Права граждан на приватизацию, в том числе не только постоянно проживающих в спорном жилом помещении, но и временно отсутствующих, но не утративших права на данное жилое помещение, подтверждаются решением органа местного самоуправления о предоставлении жилых помещений либо ордером.

Как следует из обжалуемого решения о приостановлении государственной регистрации, именно проверка прав лиц на жилое помещение послужила основанием приостановления регистрации перехода права собственности.

Согласно пункту 1 статьи 19 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» приостановление государственной регистрации при наличии сомнений в наличии оснований для государственной регистрации является правом регистратора. Так как у государственного регистратора существовали сомнения в наличии оснований для государственной регистрации прав, он, действуя в пределах полномочий, предоставленных абзацем 3 пункта 1 статьи 13 и статьей 19 вышеуказанного Федерального закона, был вправе приостановить государственную регистрацию.

При этом, согласно ст. 255 ГПК РФ, п.5 ст. 2 и п. 3 ст. 20 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в судебном порядке может быть обжалованы отказ либо уклонение регистрирующего органа от государственной регистрации.

(дело N 33-1485/07)

Государственная регистрация — акт признания и подтверждения наличия у лица права на недвижимое имущество, разрешение вопроса о наличии права (признание права) относится к исключительной компетенции суда.

6. В. обратилась в суд с жалобой о признании решения об отказе в государственной регистрации незаконным и понуждении произвести государственную регистрацию права.

Заявленные требования мотивированы тем, что нанимателем квартиры, расположенной по ул. Шоссейная п. Кугеси являлась С. Данная квартира в соответствии с ордером была предоставлена ей с двумя иждивенцами, фамилии которых в ордере указаны не были. Согласно лицевому счету в указанной квартире проживали сын С., В-н и его жена В-на. В январе 2007 года между администрацией Кугесьского сельского поселения Чебоксарского района Чувашской Республики и В. был заключен договор передачи квартиры. К моменту заключения данного договора С. умерла.

В-на обратилась в Управление с заявлением о государственной регистрации права собственности на квартиру на основании договора передачи. Однако в государственной регистрации права собственности на квартиру ей было отказано в связи с тем, что представленные заявителем документы не позволяют определить круг лиц, имеющих право пользования приватизируемой квартирой.

Решением суда I инстанции заявленные требования были удовлетворены. Определением кассационной инстанции решение суда I инстанции отменено и дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

В соответствии со статьями 9 , 13 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» регистрирующий орган осуществляет предусмотренные действующим законодательством полномочия, в том числе правовую экспертизу документов и проверку законности сделки.

Процедура государственной регистрации может окончиться отказом в регистрации, если в ходе проведения правовой экспертизы выявится несоответствие по форме и содержанию представленных на государственную регистрацию документов требованиям действующего законодательства, поскольку все сделки подвергаются правовой экспертизе и проверке законности.

Из содержания ст.ст. 1 , 2 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» следует, что граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного или муниципального жилищного фонда по договору найма, вправе с согласия всех совместно проживающих членов семьи, приобрести эти помещения в собственность. Жилищное законодательство подразумевает под совместно проживающими членами семьи нанимателя не только постоянно проживающих в данном жилом помещении граждан, но и временно отсутствующих, но не утративших право пользования им ( ст. 71 Жилищного кодекса РФ).

Согласно ордеру право пользования квартирой было предоставлено С. с членами семьи, в отношении которых заявительница не представила никаких данных об их правах на спорное жилое помещение. В подтверждение того, что приватизируемая квартира была предоставлена С. одной, без членов семьи, В-на представила архивную выписку из протокола заседания исполнительного комитета Чебоксарского сельского районного Совета депутатов трудящихся ЧАССР. Однако ордер на вышеуказанную квартиру был выдан С. раньше, чем было вынесено указанное постановление.

Регистрирующий орган в пределах полномочий, предоставленных Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» вправе был выяснить вопрос о жилищных правах на приватизируемую квартиру иных лиц, на которых предоставлялось данное жилое помещение.

Установив несоответствия в правоустанавливающих документах на приватизируемое жилое помещение и придя к выводу о несоответствии их содержания требованиям законодательства, регистрирующий орган, отказывая в государственной регистрации заявленного права, действовал в пределах предоставленных полномочий, поскольку представленный в качестве основания государственной регистрации договор свидетельствовал о несоответствии сделки требованиям закона.

При этом суд кассационной инстанции отметил, что, признавая действия регистрирующего органа неправомерными, суд первой инстанции фактически разрешил спор о праве В-ной на приватизацию квартиры. Однако, суд не учел, что данный спор не являлся предметом рассматриваемых судом требований — предметом спора являлось требование о признании действий регистрирующего органа неправомерными. Не учел суд и то, что регистрирующий орган в рамках своей компетенции и в пределах предоставленных ему законом полномочий лишен возможности разрешить вопрос о праве заявительницы на приватизируемую квартиру.

Не согласилась кассационная инстанция и с доводами о том, что в случае, если сделка никем не оспорена, регистрирующий орган не вправе отказать заявителю в регистрации сделки. Заявительнице В-ной отказано в государственной регистрации права по мотиву несоответствия по содержанию представленных документов требованиям законодательства, то есть по мотиву ничтожности сделки. Согласно статье 166 Гражданского кодекса Российской Федерации признание ничтожной сделки недействительной, в отличие от оспоримой сделки, не требуется.

(дело N 33-1116/07)

Так как постановление судебного пристава-исполнителя, послужившее основанием для перехода права и регистрации права собственности на квартиру, признано незаконным, Управление регистрационной службы обоснованно произвело запись о прекращении права собственности на квартиру.

7. У. обратился в суд с заявлением об обязании Управления Федеральной регистрационной службы по Чувашской Республике восстановить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — ЕГРП) запись о регистрации его права собственности на квартиру в доме N 62 по ул. Жуковского в г. Алатырь.

Требования мотивированны тем, что решением Алатырского районного суда Чувашской Республики от 28 июня 2000 года с Ф. в пользу У. взысканы проценты за пользование чужими денежными средствами, убытки и судебные издержки, также обращено взыскание на квартиру в доме N 62 по ул. Жуковского г. Алатырь ЧР.

На основании постановления судебного пристава-исполнителя от 5 августа 2002 года У. была передана заложенная квартира, и он произвел регистрацию права собственности на неё.

Последующими судебными решениями постановление судебного пристава-исполнителя от 5 августа 2002 года о передаче квартиры было признано незаконным.

15 апреля 2003 года на основании определения Алатырского районного суда ЧР от 20 ноября 2002 года регистрационной службой зарегистрированное право собственности У. на квартиру в доме N 62 по ул. Жуковского в г. Алатырь прекращено.

У., обратившись с заявлением об обязании восстановить в ЕГРП запись о праве, исходит из того, что определением Алатырского районного суда Чувашской Республики от 20 ноября 2002 года разрешалась лишь жалоба на действия судебного пристава-исполнителя, но его право собственности на квартиру никем не было оспорено.

Решением Алатырского районного суда Чувашской Республики, оставленным в силе определением судебной коллегии Верховного Суда Чувашской Республики, отказано в удовлетворении заявления У. в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Из части 1 статьи 17 данного Закона следует, что основаниями для государственной регистрации наличия, прекращения, перехода, ограничения прав на недвижимое имущество и сделок с ним среди прочих являются вступившие в законную силу судебные акты.

5 августа 2002 года судебным приставом-исполнителем Алатырского районного подразделения судебных приставов, исполнявшим соответствующее решение суда о взыскании с Ф. в пользу У. денежных средств, вынесено постановление о передаче У. в счет погашения долга квартиры по ул. Жуковская, дом N 62 г. Алатырь, принадлежащей Ф.

На основании этого постановления судебного пристава-исполнителя и акта приема-передачи от 5 февраля 2002 года за У. зарегистрировано право собственности на квартиру в доме N 62 по ул. Жуковского в г. Алатырь Чувашской Республики.

20 ноября 2002 года определением Алатырского районного суда Чувашской Республики указанное выше постановление судебного пристава-исполнителя было отменено. Суд обязал службу судебных приставов возвратить Ф. домовую книгу на указанную квартиру.

Учитывая, что постановление судебного пристава-исполнителя, которое послужило основанием для перехода права и регистрации права собственности на указанную выше квартиру за У., признано незаконным и утратило юридическую силу, право собственности У. на данную квартиру не возникло, в связи с чем не имелось необходимости и оспаривать это право.

Управление законно и обоснованно 15.04.2003 года произвело запись о прекращении права собственности У. на квартиру.

(дело N 33-1185/08)

Решая вопрос о государственной регистрации сделки по правилам статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд обязан убедиться в законности сделки, в том, что она отвечает интересам обеих сторон и не имеется оснований к отказу в регистрации.

8. В. обратился с иском к ООО о вынесении решения о государственной регистрации сделки купли-продажи. Заявленные требования истец мотивировал тем, что ответчик уклоняется от регистрации сделки в Управлении.

Суд отказал в удовлетворении заявленного требования исходя из следующего.

В силу положений статей 17 , 18 , 20 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», решая вопрос о государственной регистрации сделки вместо регистрирующего органа по правилам статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд обязан убедиться в законности сделки, в ее заключенности, в том, что она отвечает интересам обеих сторон и не нарушает права и интересы иных лиц и что не имеется оснований к отказу в регистрации прав.

Анализируя существо сделки, суд счел, что сделка купли-продажи не соответствовала требованиям закона и не могла быть зарегистрирована.

В силу статьи 182 Гражданского кодекса РФ представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично.

Он не может также совершать такие сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства. В соответствии со статьей 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» единоличный исполнительный орган вправе принимать решения по всем вопросам, которые законом или уставом общества не отнесены к компетенции общего собрания общества.

В., будучи единоличным исполнительным органом общества и единственным его участником, фактически продал его самому себе и вывел из собственности общества без какой-либо оплаты.

Судом также было установлено, что между сторонами в требуемой законом форме не было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, в частности, стороны не достигли соглашения о цене договора и порядке внесения оплаты.

Кроме того, согласно статьям 165 и 551 Гражданского кодекса РФ суд вправе вынести решение о государственной регистрации сделки только в том случае, если вторая сторона сделки безосновательно уклоняется от такой регистрации. Вместе с тем, по делу усматривалось, что к моменту рассмотрения дела решение Арбитражного Суда Чувашской Республики об открытии конкурсного производства в отношении ООО было отменено, конкурсный управляющий утратил свои полномочия. Единственным участником общества и его директором вновь являлся В., который не мог возражать против регистрации сделки, совершенной им с собой и не возражал против этого в судебном заседании. Таким образом, спор между ним и его собственным представителем был создан сторонами искусственно. Его целью являлось не разрешение спора о праве, а упрощение процедуры регистрации договора, не соответствующего закону.

(дело N 33-1006/07)

9. Д., действующий от имени малолетней дочери — Е., М., действующая от имени В-вой по доверенности, обратились в Управление с заявлением о государственной регистрации договора купли-продажи от 02.11.2007 и перехода к Д. права собственности на квартиру.

16.11.2007 на основании заявления В-вой о возврате документов государственная регистрация договора и перехода к Д. права собственности была приостановлена.

Д. вышла в суд с иском к В-вым о признании договора состоявшимся, регистрации данного договора и перехода права.

Суд установил, что свои обязательства по договору купли-продажи сторона данного договора — истица Д. исполнила в полном объеме, уплатив 2 млн. рублей, что подтверждается представленными письменными доказательствами и не оспаривается другой стороной.

Обращение В-вой с заявлением о возврате договора купли-продажи, представленного на государственную регистрацию, без проведения государственной регистрации, следует расценивать как уклонение от государственной регистрации сделки.

В соответствии с пунктом 3 статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки, и в этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

Так как договор купли-продажи квартиры совершен в надлежащей форме и полностью исполнен Д., его следует признать состоявшимся и подлежащим государственной регистрации, вследствие чего государственной регистрации подлежит также переход права и право собственности Д. на квартиру.

Доводы ответчиков о том, что договор купли-продажи квартиры является недействительным в силу того, что не были выполнены условия органа опеки и попечительства по приобретению 2/3 долей на имя несовершеннолетней Е. в другой квартире в г. Новочебоксарск, судом не приняты во внимание. Указанные обстоятельства не свидетельствуют о незаконности договора купли-продажи и не влекут его недействительность ( статьи 167 , 168 Гражданского кодекса РФ).

Нарушение прав несовершеннолетней, на что ссылались ответчики, произошло в результате проявленной неосторожности и неосмотрительности ответчиков по распоряжению полученными денежными средствами, поскольку именно ответчики, являющиеся родителями Е., обязаны были обеспечить права дочери путем приобретения другого жилья. Неблагоприятные последствия таких действий ответчиков не могут быть возложены на невиновную сторону договора.

(дело N 33-1114/08)

Материал подготовлен Управлением
Федеральной регистрационной службы
по Чувашской Республике

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Смотрите еще:

  • При рождение четвертого ребенка что дают Какие виды помощи предлагает государство за рождение 4-го ребенка? Четвертый малыш — радостное событие в многодетной семье. Однако наряду с прибавлением нового члена семьи и счастьем материнства приходят и новые заботы и хлопоты. Государство старается с каждым годом […]
  • Общество защиты прав потребителей в новочеркасске Новым руководителем отдела потребительского рынка и защиты прав потребителей Новочеркасска стала ростовчанка Галина Сорокина Новым руководителем отдела потребительского рынка и защиты прав потребителей Новочеркасска 15 ноября назначена 50-летняя ростовчанка Галина […]
  • Пособия за рождение 4 ребенка Какие виды помощи предлагает государство за рождение 4-го ребенка? Четвертый малыш — радостное событие в многодетной семье. Однако наряду с прибавлением нового члена семьи и счастьем материнства приходят и новые заботы и хлопоты. Государство старается с каждым годом […]
  • Фз 181 статья 15 О внесении изменения в статью 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О внесении изменения в статью 15 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» Статья 1. В части 8 статьи 15 […]
  • Можно ли получить аванс раньше срока Можно ли выплатить зарплату раньше срока Актуально на: 26 октября 2016 г. Мы рассматривали в отдельной консультации вопрос о сроках, в которые заработная плата должна выплачиваться. А может ли заработная плата быть выплачена досрочно? Расскажем об этом в нашем […]
  • Что входит в аванс по заработной плате Как начисляется аванс? Как начисляется аванс по зарплате согласно требованиям трудового законодательства? Какие сроки нужно предусмотреть для его выплаты? Ответ на эти и другие вопросы вы найдете в нашем материале. Что такое аванс по заработной плате? Само понятие […]
  • Госпошлина за регистрацию доли в праве собственности на земельный участок Письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 31 января 2017 г. N 03-05-04-03/4803 О размере государственной пошлины, уплачиваемой за государственную регистрацию доли в праве общей долевой собственности на земельные участки из земель […]
  • Могут ли меня выписать из квартиры без моего согласия в никуда Могут ли меня выписать из частного дома в деревне, где собственник мой дедушка? Добрый вечер, Саша! Собственник имеет право владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст.209 ГК). На правах члена семьи (внук или внучка) Вы имеете право только пользования […]