Похищение человека его отличие от захвата заложника

Похищение человека

Захват заложников следует отличать от похищения человека и незаконного лишения свободы (ст. 127 УК).

Наибольшую сложность представляет разграничение составов захвата заложников и похищения человека, поскольку эти составы имеют много совпадающих признаков. Прежде всего отличаются основные объекты преступления: общественная безопасность при захвате заложника и свобода личности при похищении человека. По характеру действия захват заложника носит открытый демонстративный характер, о факте захвата преступники сообщают средствам массовой информации, официальным органам. Похищение человека часто происходит тайно, и виновные об этом широко не оповещают, а сообщают только близким похищенного, если требуют выкуп.

Похищение человека всегда связано с его перемещением из места, где он находился, в другое место, а захват заложника может заключаться в насильственном удержании лица в месте его нахождения (общественном или служебном помещении, транспорте, собственной квартире и т. п.).

Захват заложников всегда связан с предъявлением определенных требований государству, организации или третьим лицам; похищение человека может совершаться без предъявления каких-либо требований, например, из мести, ревности, желании устранить конкурента, помешать лицу участвовать в избирательной кампании или с предъявлением требований самому похищенному, например, заключить невыгодную сделку, выплатить какую-либо сумму или предоставить право на имущество, дать согласие на вступление в брак и т. д.

При незаконном лишении свободы виновный никаких требований не предъявляет и не перемещает лицо из одного места в другое.

Целью преступника является именно лишение свободы потерпевшего, как правило, по каким-либо личным мотивам (месть, ревность и т. д.). Цель преступника, совершающего захват заложника, — добиться удовлетворения своих требований.

Примечание к ст. 206 УК содержит поощрительную норму, направленную на прекращение преступного деяния и предупреждение тяжелых последствий. В примечании указано, что лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Добровольным признается освобождение заложника по инициативе самих захватчиков при наличии объективной возможности удерживать заложников. Освобождение по требованию властей, с которыми преступники вели переговоры, освобождает от ответственности, если виновные имели объективную возможность удерживать заложников, например, в случае, когда правоохранительным органам неизвестно место нахождения заложников. Если освобождение заложников было вынужденным, например, когда здание, в котором они находились, было окружено спецназом и преступники, опасаясь штурма и собственной гибели, освободили заложников, применять примечание к ст. 206 нельзя.

Примечание к ст. 206 применимо к любому случаю захвата заложников, в том числе и к предусмотренным ч. 2 и 3 этой статьи.

Действия же, образующие другие составы преступлений, например причинение вреда здоровью различной тяжести, незаконное ношение оружия, умышленное повреждение имущества и т. д., влекут ответственность на общих основаниях.

Похищение человека его отличие от захвата заложника

Отграничение похищения от иных составов преступления происходит еще в уголовном праве России 19 века. Однако трудности на практике (да и в теории) в вопросе отграничения похищения от смежных составов преступления есть и в настоящее время.

Преступление «похищение человека» следует отличать от: незаконного лишения свободы; вымогательства, взятия заложников; самоуправства и др. составов преступлений.

Рассмотрим более детально основания и способы отграничения «похищения человека» от названных составов преступлений.

1) отграничение от «незаконного лишения свободы»;

Основное отличие похищения человека от незаконного лишения свободы (ст.127 УК РФ) состоит в способе посягательства на свободу потерпевшего, похищение всегда сопряжено с захватом (насильственным или без такового) и последующим его изъятием из места постоянного нахождения, противоправным перемещением в другое место и удержанием помимо его воли в изоляции. Одно лишь удержание потерпевшего в неволе, если этому не предшествовало завладение (захват), перемещение, состава похищения человека не образует и рассматривается как незаконное лишение свободы.

Исключением являются те случаи, когда родственникам потерпевшего или иным лицам даются ложные сведения о месте нахождения потерпевшего, например, об отъезде в другой город или в другую страну. Представляется, что сообщение таких ложных сведений следует рассматривать как один из признаков похищения человека, если это подтверждается при анализе субъективной стороны состава преступления [1] .

2) отграничение от «торговли людьми»;

Торговля людьми (ст.127.1 УК РФ) – это есть купля-продажа человека либо его вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение, совершенные в целях его эксплуатации. Объект преступления схож с похищением, но направлен именно на продажу человека.

3) отграничение от «вымогательства»;

Похищение человека может быть сопряжено с вымогательством (ст.163 УК РФ). Содеянное в таких случаях квалифицируется по совокупности этих преступлений.

4) отграничение от «взятия заложников»;

Похищение человека, сопровождаемое требованием передачи денег или имущества либо права на имущество, должно расцениваться как захват заложника (ст.206 УК РФ).

На практике крайне сложно разграничить «похищения человека в корыстных целях» и «захват заложников». Если обратиться к диспозициям п.«з» ч.2 ст.126 и п.«з» ч.2 ст.206 УК РФ, то мы увидим, что оба преступления характеризуются корыстной мотивацией и состоят в противоправном, тайном или открытом завладении человеком, совершенном с насилием или без такового, сопряженным с удержанием потерпевшего в определенном месте помимо его воли.

В юридической литературе даже высказывалась такая точка зрения (В. Бриллиантов) когда «…захват заложника, совершенный из корыстных побуждений, и похищение человека, совершенное из тех же побуждений и сопряженное с предъявлением требований к третьей стороне, на самом деле являются одним составом, который должен, по моему мнению, расцениваться как захват заложника. Наиболее четким критерием разграничения захвата и других смежных составов является выдвижение определенных требований к государству, организациям или гражданам как условие освобождения потерпевшего. Отсутствие этого признака означает отсутствие состава захвата заложника» [2] .

Одним из основополагающих критериев разграничения «похищения человека» и «захвата заложников» является объект преступного посягательства.

Вопрос о нахождении нормы, предусматривающей ответственность за захват заложника, в системе Особенной части Уголовного кодекса в различное время решался неоднозначно. Первоначально указанная норма была расположена в УК РСФСР в главе «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» и в качестве объекта преступного посягательства, так же как и похищение человека, предусматривала физическую свободу человека. Таким образом, установленный законом единый объект для двух тождественных преступлений создавал серьезные проблемы в их отграничении. С развитием уголовного законодательства вопрос об объективной направленности захвата заложника был пересмотрен. В действующем уголовном законодательстве указанная норма скорректирована в ст. 206 УК РФ, которая расположена в главе «Преступления против общественной безопасности». Поэтому основным непосредственным объектом захвата заложника является общественная безопасность, что подтверждается следующими положениями: а) это преступление вредно для неопределенно широкого круга общественных отношений (безопасности личности, неприкосновенности собственности, нормальной деятельности предприятий, учреждений и иных социальных институтов); б) основополагающие социальные ценности общества нарушаются опосредованно: путем причинения вреда отношениям, регламентирующим безопасные условия жизни общества. Это обусловлено направленностью этого вида преступления. Совершая, например, захват воздушного судна, виновные одновременно ставят под угрозу жизнь и здоровье граждан, неправомерно изымают чужое имущество, нарушают порядок работы различных учреждений и т. д. При этом следует говорить не о каждом отдельном действии, как преступлении, а об их совокупности. Таким образом, именно в своей общей направленности, едином преступном умысле захват заложника как преступление посягает прежде всего на общественную безопасность государства. Вместе с тем в качестве дополнительного объекта при захвате заложника выступает физическая свобода лица, которая в похищении человека является непосредственным объектом, о чем нами говорилось при рассмотрении данного состава преступления [3] .

Однако при захвате заложника целью действия виновных лиц является не захват заложника сам по себе, а выполнение или невыполнение определенных действий со стороны государства, организации или гражданина.

Иными словами, лишение свободы при захвате заложника выступает не целью, а средством достижения цели преступника. В связи с этим можно сделать вывод, что захват заложника отличается от насильственного похищения человека по направленности преступления (объекту).

Следующим критерием разграничения рассматриваемых составов преступлений является объективная сторона их совершения. Так, под захватом заложника понимается такое неправомерное физическое ограничение свободы человека, при котором его последующее возвращение к свободе ставится в зависимость от выполнения требований субъекта, обращенных к государству, организации, физическим или юридическим лицам. Захват может осуществляться тайно или открыто, без насилия или с насилием, не опасным (ч. 1 ст. 206 УК РФ) либо опасным (ч. 2. ст. 206 УК РФ) для жизни или здоровья.

Однако наличие в рассматриваемых составах внешне похожих противоправных действий виновных лиц все же представляет для правоприменителя определенные сложности в их отграничении. Если обратиться к норме, предусматривающей ответственность за захват заложника, то увидим, что законодатель сконструировал объективную сторону преступления как «захват или удержание» лица в качестве заложника, указав тем самым, что для наличия оконченного преступления необходимо совершить хотя бы одно действие: захватить или удержать заложника. Кроме того, в соответствии с диспозицией ст. 206 УК РФ обязательным элементом захвата заложника является выдвижение лицом, совершившим преступление, требований к указанным в законе третьим лицам. Исходя из вышеизложенного, можно выделить только два варианта преступных действий при захвате заложника. Во-первых, захват лица с выдвижением требований и, во-вторых, удержание лица с выдвижением требований.

В зарубежном уголовном законодательстве проблема разграничения «похищения человека» и «захвата заложников» решена следующим образом: в ряде стран захват заложников и похищение человека не предусматриваются в качестве самостоятельных составов преступлений. Они выступают либо в качестве альтернативных видов незаконного лишения свободы (УК Кубы), либо являются квалифицированным видом незаконного лишения свободы (УК Франции). Это связано прежде всего с тем, что единым знаменателем для указанных преступлении выступает физическая свобода человека, а отдельные виды преступления есть только способы ее ограничения. Такой подход к построению уголовно-правовых норм, по мнению автора, безусловно заслуживает внимания [4] .

В настоящее же время, практической основой для отграничения похищения человека от иных составов преступления выступают объект и объективная сторона преступления. Приведем пример из практики:

« …приехав после убийства Карлина в г.Москву, Абдуллин, Сафин и Медведева в середине мая 1997 года познакомились с Прониным и его сожительницей Багдасарян. Имея основания полагать, что их разыскивают работники правоохранительных органов за совершение преступления в отношении Карлина, и желая скрыться из г.Москвы, Абдуллин, Сафин и Медведева поздно вечером 24 мая 1997 года на электропоезде выехали в г.Тверь, где проживал бывший муж Медведевой — Медведев О.А. со своей женой Медведевой С.Г. С ними же вместе выехали Пронин и Багдасарян. В тот же день, около 24 часов, все пятеро, будучи в состоянии алкогольного опьянения, прибыли в г.Тверь.

По прибытии в г.Тверь Абдуллин, Сафин и Пронин приняли совместное решение о хищении путем разбойного нападения чужого имущества и транспортного средства. Во исполнение задуманного на площади железнодорожного вокзала г.Твери они сели в автомашину — такси ГАЗ-31029 под управлением водителя ОАО «Тверское такси» Кирилина, назвав ему маршрут следования к месту жительства Медведева О.А.: к дому 5 по ул.Центральной поселка Элеватор г.Твери. В пути следования, в районе рощи Московского шоссе напротив завода «Химволокно», расположенного по адресу: г.Тверь, пл.Гагарина, д.1, 25 мая 1997 года, примерно в 01 час 30 минут, Абдуллин, Сафин и Пронин напали на Кирилина, требуя деньги. При этом Пронин приказал Кирилину остановить автомашину и пересесть на заднее сиденье, а когда тот отказался, схватил его за шею и, преодолевая сопротивление водителя, перетащил его на заднее сиденье, в то время как Абдуллин, оказывая Пронину содействие, нанес Кирилину не менее трех ударов хозяйственно-бытовым ножом в область правого бедра и правой руки, причинив повреждения, повлекшие легкий вред здоровью, в виде трех колото-резаных ран кожи и мягких тканей правого бедра сзади с кровоизлиянием в мягкие ткани бедра и наружным кровотечением; резаных ран кожи ладонной поверхности правой кисти, ладонной и тыльной поверхности правого лучезапястного сустава; колото-резаной раны задней поверхности правого предплечья.

После этого соучастники, завладев указанной автомашиной, оснащенной радиостанцией «Лен», и личными вещами Кирилина, на похищенной автомашине под управлением Пронина совместно с Медведевой и Багдасарян продолжили движение по ранее определенному маршруту, перевозя с собой в этой автомашине удерживаемого ими Кирилина.

25 мая 1997 года, примерно в 2 часа, вся группа на ранее похищенной автомашине под управлением Пронина с насильственно удерживаемым в ней Кирилиным прибыла к дому 5 по ул.Центральной поселка Элеватор г.Твери. Там Сафин и Медведева вызвали Медведева О.А. на улицу, где в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений Абдуллин, Сафин, Пронин и Медведева подвергли Медведева О.А. избиению, нанося ему удары кулаками и ногами по различным частям тела, в то время как Багдасарян оставалась в автомашине и наблюдала за Кирилиным. Избив Медведева О.А., все четверо приняли совместное решение о его убийстве. С этой целью, сознавая, что причиняют потерпевшему особые страдания, Абдуллин, Сафин, Медведева и Пронин заставили его залезть в багажник указанной автомашины, заперли его там и, выбрав безлюдное место, примерно в 3 часа 30 минут привезли Медведева О.А. на пустырь, расположенный между зданием областного противотуберкулезного диспансера и дачными участками комбината 513 на Садовой улице поселка ВНИИСВ, где опять, оставив Багдасарян в автомашине следить за Кирилиным, вытащили Медведева О.А. из багажника и с целью убийства продолжили его избиение, в процессе которого Медведева заставила потерпевшего лечь на землю и с целью убийства — сожжения заживо — облила его из найденной в багажнике автомашины канистры машинным маслом. Когда же потерпевший, улучив момент, вскочил на ноги и попытался бежать, Абдуллин, действуя согласованно с соучастниками, догнал его, повалил на землю и с умыслом на лишение жизни нанес не менее 25 ударов хозяйственно-бытовым ножом по различным частям тела и убил его.

Совершив убийство, Абдуллин, Сафин, Пронин и Медведева приняли меры к сокрытию следов преступления: Пронин бросил на труп Медведева О.А. свою куртку со следами крови, Абдуллин выкачал из бака автомашины бензин, а Сафин облил им труп и поджег, причинив посмертные повреждения в виде обугливания кожных покровов.

25 мая 1997 года, в период с 3 до 4 часов, в г.Твери после совершения умышленного убийства Медведева О.А., Абдуллин, Сафин, Пронин и Медведева, находясь в состоянии алкогольного опьянения, вступили в преступный сговор на убийство заведомо для них находившейся в состоянии беременности и явившейся очевидцем похищения ими Медведева О.А. жены потерпевшего — Медведевой С.Г. с целью сокрытия ранее совершенного ими убийства ее мужа. Для реализации своего преступного умысла, действуя согласованно, соучастники подъехали на той же похищенной ими ранее автомашине ГАЗ-31029 под управлением Пронина к д. 5 по ул.Центральной поселка Элеватор в г.Твери и направили Абдуллина, имевшего при себе хозяйственно-бытовой нож, убить находившуюся у подъезда указанного дома Медведеву С.Г., а сами остались ждать его в автомашине, обеспечивая отход с места преступления. Однако довести свой преступный умысел до конца не смогли по независящим от них обстоятельствам, поскольку Абдуллин, зайдя с Медведевой С.Г. в подъезд и рассказав ей об убийстве мужа, добровольно отказался от совершения убийства и, демонстрируя Медведевой С.Г. нож, приставляя нож к ее шее, пригрозил ей убийством с целью запугать потерпевшую и исключить возможность ее обращения в дальнейшем в правоохранительные органы по поводу убийства мужа. После этого Абдуллин отпустил ее, вернулся к соучастникам и, демонстрируя им окровавленные кисти рук, ввел их в заблуждение, сообщив, что убил Медведеву С.Г.

С целью сокрытия этих преступлений Абдуллин, Сафин и Пронин приняли совместное решение об убийстве похищенного ими водителя Кирилина. Во исполнение этого намерения на похищенной автомашине они вывезли насильственно удерживаемого в ней потерпевшего в лес у проселочной дороги между водозаборной станцией N 9 г. Клина Московской области и 83-м км Ленинградского шоссе. Когда автомашина остановилась и соучастники вышли из нее, Кирилин попытался вырваться и убежать, однако Багдасарян помешала ему, подставив ногу.

После этого, сознавая, что они причиняют особые страдания Кирилину, Пронин связал ему руки брючным ремнем, Абдуллин и Сафин с целью убийства отвели его в глубь леса, где Абдуллин, действуя согласованно с соучастниками, нанес потерпевшему не менее двух ударов хозяйственно-бытовым ножом в область шеи, причинив повреждения, повлекшие тяжкий вред здоровью, в виде двух резаных ран кожи и мягких тканей шеи по переднебоковой поверхности справа и слева с поперечным повреждением яремной вены и кровоизлиянием вокруг, в результате чего из-за остановки сердца наступила смерть Кирилина.

Затем Абдуллин, считая, что потерпевший еще жив, нанес ему множественные удары подобранными на месте обломками кирпича в область головы, причинив посмертные телесные повреждения в виде ушибленно-размозженных ран кожи лба, спинки носа, верхней губы с отрывом хрящей носа, переломов передней стенки правой гайморовой пазухи.

После убийства Кирилина с целью сокрытия следов преступления Абдуллин, Сафин и Пронин похитили личный документ Кирилина — водительское удостоверение, которое уничтожили, а, приехав в тот же день в г.Москву, примерно в 10 часов, Сафин и Пронин вывезли похищенную автомашину в лесной массив внутри МКАД возле ул.Академика Павлова и сожгли ее.

Президиум находит протест обоснованным.

По смыслу закона под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте.

Основным моментом объективной стороны данного преступления является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте.

По настоящему делу таких данных не имеется.

Материалами дела установлено, что Абдуллин, Сафин, Пронин и Медведева на почве личных неприязненных отношений, избив Медведева О.А., решили его убить. С этой целью они поместили его в багажник автомобиля, вывезли на пустырь, где и осуществили свой преступный умысел. После этого они, кроме Медведевой, а также Багдасарян, с целью сокрытия совершенных в присутствии Кирилина преступлений вывезли его в лес, где Абдуллин и Сафин совершили убийство Кирилина и похитили его личные документы.

Таким образом, действия осужденных были направлены не на удержание Медведева и Кирилина в другом месте, а на их убийство при отягчающих обстоятельствах.

В связи с этим приговор и кассационное определение в отношении всех осужденных по ст.126 ч.3 УК РФ подлежат отмене, а дело — прекращению за отсутствием состава преступления. Также подлежит исключению из осуждения Абдуллина, Сафина Медведевой и Пронина п. «в» ч.2 ст.105 УК РФ — квалифицирующий признак убийства — сопряженное с похищением человека».

5) отграничение от «самоуправства».

На практике происходит «смешение» составов похищения человека и самоуправства. Приведем пример:

«Действия лиц, обвинявшихся в похищении человека, совершенном по предварительному сговору группой лиц из корыстных побуждений, необоснованно квалифицированы судом по ч. 2 ст. 330 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда рассмотрела в судебном заседании от 28 ноября 2000 г. дело по кассационному протесту на приговор Ленинского районного суда г. Санкт-Петербурга от 30 мая 2000 г., которым Фахертдинов осужден по ч. 2 ст. 330 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 3 года в силу ст. 73 УК РФ, Леонов осужден по ч. 2 ст. 330 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года в силу ст. 73 УК РФ, Мед-ведков осужден по ч. 2 ст. 330 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 5 лет в силу ст. 73 УК РФ, Семенов осужден по ч. 2 ст. 330 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 3 года в силу ст. 73 УК РФ.

В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 г. “Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.”, Фахертдинов, Леонов, Медведков, Семенов от наказания освобождены.

Согласно приговору Фахертдинов, Леонов, Медведков, Семенов признаны виновными в самоуправстве.

В кассационном протесте прокурор просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. В обоснование протеста указано, что судом действия осужденных были необоснованно квалифицированы по ч. 2 ст. 330 УК РФ, суд назначил им чрезмерно мягкое наказание, не соответствующее характеру и степени общественной опасности совершенного преступления.

Согласно обвинительному заключению Фахертдинов, Леонов, Медведков, Семенов обвинялись в похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений. Имея умысел на похищение гражданина Быстрова, имевшего долговые обязательства, желая получить этот долг, осужденные вступили в преступный сговор, направленный на похищение Быстрова. Реализуя этот умысел, 6 июля 1999 г. около 11 часов возле Витебского вокзала по указанию Фахертдинова, действуя в соответствии с распределением ролей, Медведков и Семенов задержали Быстрова, нанесли ему не менее двух ударов по голове, отчего Быстров упал и потерял сознание. Затем Медведков, Семенов и Фахертдинов перенесли Быстрова в автомашину, которой управлял Леонов, поместили его на заднее сидение и, удерживая потерпевшего в салоне, не давая ему возможности покинуть автомашину либо обратиться за помощью, последовали в офис фирмы “Экватор”, расположенный в Приморском районе г. Санкт-Петербурга. Однако по пути следования они были задержаны работниками милиции.

Указанные действия были квалифицированы органами предварительного расследования по п. “а”, “з” ч. 2 ст. 126 УК РФ в отношении Фахертдинова, по п. “а” ч. 2 ст. 126 УК РФ в отношении Леонова, Медведкова и Семенова.

Суд, рассмотрев данное дело по существу, пришел к выводу о том, что подсудимые совершили самоуправство, т. е. самовольно, вопреки установленному законом или иным правовым актом порядку совершили действия, правомерность которых оспаривается гражданином, которому в результате их действий был причинен существенный вред, с применением насилия, и квалифицировал их по ч. 2 ст. 330 УК РФ.

Между тем, как усматривается из материалов дела, в описательной части приговора судом изложены обстоятельства дела, фактически не отличающиеся от обвинения, предъявленного каждому органами предварительного расследования.

В кассационном протесте прокурор обоснованно указывает на то, что объектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 330 УК РФ, является установленный порядок управления и суть самоуправства заключается в нарушении данного порядка. Однако Фахертдинов, Лесков, Медведков и Семенов посягали на личную свободу потерпевшего Быстрова, что составом самоуправства не охватывается.

Исходя из изложенного, судебная коллегия определила приговор в отношении Фахертдинова, Лескова, Медведкова, Семенова отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей» [5] .

Таким образом, подчеркнем еще раз, что объектом самоуправства является установленный порядок управления и суть самоуправства заключается в нарушении данного порядка, тогда как в приведенном примере обвиняемые посягали на личную свободу потерпевшего, что составом самоуправства не охватывается.

В заключение отметим, что похищение человека также необходимо отграничивать от торговли детьми и подмены ребенка.

[1] Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. / Под ред. Наумова А.В. – М.: Правовая культура. – 1998.

[2] Бриллиантов В. Похищение человека или захват заложника? // Российская юстиция. – 1999. — №9.

[3] Бауськов Д. Отграничение насильственного похищения человека от захвата заложников // Уголовное право. — №2. – 2003.

[4] Ситников Д.А. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика похищения человека. Автореферат диссертации. – М.: 2001.

[5] Юридическая практика. — 2002. — № 2. — с. 68 — 69.

Захват заложника. Его отличие от похищения человека и незаконного лишения свободы

Объект преступления — общественная безопасность. Дополнительный объект — жизнь и здоровье, свобода человека.

Объективная сторона преступления выражается в следующих действиях: а) захват лица (лиц) в качестве заложника;б) удержание такого лица (лиц).

Захват заложника – противоправное насильственное ограничение свободы, совершенное тайно или открыто, путем обмана, с применением насилия не опасного для жизни и здоровья, либо без него.

Захват заложника — это противоправное завладение человеком, сопровождающееся лишением его свободы. Удержание заложника — это противоправное насильственное препятствие выходу заложника на свободу.

Преступление признается оконченным с момента фактического лишения свободы человека, взятого или удерживаемого в качестве заложника, независимо от продолжительности.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что захватывает или удерживает лицо в качестве заложника, и желает этого. Обязательный признак субъективной стороны преступления — цель: стремление виновного понудить государство, организацию или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника.

Субъект преступления — лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Похищение человека следует отграничивать от захвата заложника(ст.206) при совершении которого лицо преследует цель создания неспокойной обстановки в обществе, паники, страха, с тем чтобы вынудить соответствующие госорганы или иные организации, а также их представителей выполнить открыто выраженные требования, выдвигаемые преступниками, как условие освобождения заложника, личность которого не имеет значения. При похищении человека , факт похищения не афишируется, посторонние лица не посвящаются в суть излагаемых требований. Похищение человека всегда связано с его перемещением из места, где он находился, в другое место, а захват заложника может заключаться в насильственном удержании лица в месте его нахождения (общественном или служебном помещении, транспорте, собственной квартире и т. п.).

Основное отличие похищения человека от незаконного лишения свободы (ст. 127) состоит в том, что похищение всегда сопряжено с захватом человека, последующим его перемещением в другое место и последующим удержанием помимо воли в изоляции.В отличие от захвата заложника (ст. 206 УК) незаконное лишение свободы не посягает на общественную безопасность, поскольку осуществляется без свойственной захвату заложника открытости и не преследует целей оказать воздействие на государство, международную организацию, юридических и физических лиц путем выдвижения виновными ультимативных требований.

Целью преступника является именно лишение свободы потерпевшего, как правило, по каким-либо личным мотивам (месть, ревность и т. д.). Цель преступника, совершающего захват заложника, — добиться удовлетворения своих требований.

185.238.139.36 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Похищение человека. Отличие от захвата заложников и незаконного заключения под стражу

Главная > Реферат >Государство и право

Похищение человека — это «общественно опасное умышленное действие, направленное на удаление человека с места его постоянного пребывания и насильственное удерживание его в неизвестном для близких и правоохранительных органов месте»

Однако недоступность и неизвестность места удержания это не все признаки похищения человека. «похищение человека предполагает его захват и перемещение в другое место помимо воли потерпевшего. Обычно это связано с последующим удержанием похищенного в неволе» и «похищение человека как преступное деяние включает как бы два элемента: похищение и лишение свободы, которые находятся в идеальной совокупности, поскольку похищение одновременно является и лишением свободы»

Похищение человека — наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

Объектом этого преступления является личная свобода человека.

А объективной стороной является захват ( тайный, открытый или путём обмана), перемещение и последующее удержание человека в каком-либо другом месте, связанные с насильственным ограничение его личной свободы.

При согласии лица на тайное перемещение, а так же при завладение ребёнком одним из родителей, бабушкой или дедушкой, совершённом в интересах этого ребёнка, составы преступления отсутствует.

Субъектом преступления является вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом (лицо осознает, что незаконно захватывает человека и помимо воли потерпевшего перемещает его в иное место, и желает совершить эти действия). Мотивы преступления оказывают влияние на квалификацию только в том случае, когда они связаны с корыстью( п. «з» ч.2 ст.126)

Потерпевшим является любое лицо, независимо от возраста, гражданства, социального положения. Согласие человека на его тайное перемещение в иное место, о чем не догадываются его родные и близкие либо иные лица, заинтересованные в его судьбе, не может рассматриваться как похищение человека.

Оконченным похищение человека является после того, как потерпевший будет фактически захвачен и хотя бы на некоторое время перемещен в другое место.

Часть 2 ст.126 предусматривает ответственность за квалифицированные виды похищения человека.
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно;
в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;
г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
ж) в отношении двух и более лиц;
з) из корыстных побуждений, —
наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —
наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.
Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Захват заложников — преступление, существующее с давних времен. В последнее десятилетие оно стало распространенным и приобрело повышенную общественную опасность. Захват заложников применяется в политических целях, например для давления на правительство; при совершении других преступлений, таких как захват воздушного или морского судна; для побега за границу, получения денежного выкупа и иных целей. При захвате заложников страдают, как правило, несколько или множество лиц.

Для правильной квалификации преступления подлежит установлению наличие причинной связи между захватом или удержанием заложника и наступившими тяжкими последствиями.

Если в процессе захвата заложника либо его удержания совершается умышленное убийство, то действия виновного квалифицируются по совокупности со ст. 105 УК.

Субъективная сторона захвата и удержания заложника характеризуется виной в форме прямого умысла. Психическое отношение виновного к наступившим последствиям может выражаться в умышленной или неосторожной вине.

Обязательным признаком субъективной стороны захвата заложника является специальная цель — понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условие освобождения заложника.

Субъектом данного преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста Исполнителями преступления признаются и те, кто осуществляет захват, и те, кто осуществляет удержание заложника.

В примечании к ст. 205 УК предусмотрено специальное основание освобождения от уголовной ответственности, если лицо добровольно или по требованию властей освободит заложника и в его действиях не содержится иного состава преступления.

Лишение свободы при захвате заложника выступает не целью, а средством достижения цели преступника. Ради достижения этих целей сам факт захвата и предъявляемые при этом требования не только не скрываются, а, напротив, выступают средством понуждения государства, организации, физических и юридических лиц к выполнению требований субъекта.

В преступлениях же, предусмотренных ст. 126 и 127 УК, субъект, даже преследуя корыстные цели, не заинтересован в предании их огласке.

Захват заложников может совершаться различными способами:

Насильственный захват должен сопровождаться насилием, не опасным для жизни или здоровья, т. е. не выходить за рамки нанесения побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших физическую боль. Разновидностью ненасильственного захвата может являться захват путем обмана потерпевшего. Однако, не исключены случаи, когда удержание лица осуществляется и без его захвата (например, когда представитель власти добровольно становится заложником взамен захваченных).

Удержание лица в качестве заложника означает воспрепятствование лицу покинуть место его пребывания в качестве заложника (обычно содержание его в помещении, которое потерпевший не в состоянии самостоятельно покинуть).

Условием освобождения заложника является требование преступника, обращенное к государству, организации или гражданину, совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия. Требования предъявляются открыто, нередко субъект стремится специально придать их широкой огласке, чтобы вызвать политический резонанс. Это не влияет на квалификацию, однако, учитывается при оценке общественной опасности содеянного и вынесении приговора судом.

Оконченным преступление признается с момента фактического захвата заложника. При этом не важно, были, выполнены условия лица, захватившего заложника, или нет.

Непосредственным объектом этого преступления являются общественная безопасность, а также личная свобода граждан.

Объективная сторона преступления выражается в действиях:

б) удержании лица в качестве заложника.

Субъективная сторона характеризуется виной в форме прямого умысла. Обязательным признаком субъективной стороны является специальная цель – понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения как условие освобождения заложника.

Субъектом преступления является любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста. является наиглавнейшей целью.

рассмотрим отличие похищения человека от захвата заложников:

1.При похищении человека объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие свободу личности, при захвате заложников – общественная безопасность.

2.Захват и при взятии заложников, и при похищении может быть совершен как тайно, так и открыто, с насилием, и без него, но факт удержания носит открытый характер. При похищении же факт удержания известен только родственникам и знакомым.

3. При похищении требования предъявляются непосредственно жертве и ее близким. Посторонние организации от этого не страдают.

При захвате заложников требования, как правило, предъявляются организациям, неопределенному кругу лиц.

4. Своеобразие захвата заложников заключается в том, что он совершается с целью предъявить требования третьим лицам под угрозой насилия над заложником. Согласно диспозиции ст. 206 УК РФ ими являются: государство, организации, гражданин. Здесь необходимо отметить, что если названные третьи лица (объекты понуждения) не связаны никакими отношениями с потерпевшими и не имеют никаких личностных обязательств перед ними, то налицо захват заложников. Если же между объектами понуждения существуют какие-либо связи и отношения (например, родственные, коммерческие и т.п.) и именно из-за наличия этих связей к ним предъявлены требования, то налицо похищение человека.

5. Захват заложников считается оконченным с момента захвата или удержания потерпевшего и предъявления требований государству, организации или гражданину. Похищение человека считается оконченным с момента изъятия его с места нахождения.

Основываясь на приведенных доводах, можно сделать заключение, что

каждое из указанных составов преступлений имеет свои отличительные признаки, позволяющие отграничивать их друг от друга.

Незаконное лишение свободы— В теории уголовного права определено, что под ними понимаются деяния, непосредственно посягающие на свободу человека, а также на честь и достоинства личности как блага, принадлежащие всякому человеку от рождения.

Т.е. действия, состоящии в ограничении личной свободы потерпевшего(свободы передвижения), не связанные с его похищением, а именно: насильственное удержание человека, в каком-либо помещении путём водворения в него, запирания в этом помещении, связывания потерпевшего.

Наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Субъектом данного преступления будет являться вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Субъективная сторона лишения свободы характеризуется только прямым умыслом, когда виновный осознает, что он незаконно лишает свободы другого человека, и желает этого. Мотивом при незаконном лишении свободы может быть корысть, месть, способствование совершению другого преступления, хулиганские и другие побуждения.

Закон предусматривает строго определенные случаи, когда лицо может быть лишено свободы органом государства: административное задержание, принудительная госпитализация в психиатрический стационар, меры уголовно-процессуального принуждения, уголовное наказание, применяемые в установленном законом порядке. Гражданин вправе задержать другое лицо только при необходимой обороне или при совершении этим лицом преступления, либо в состоянии крайней необходимости (см. комментарий к ст.37, 38, 39 УК). Всякое иное задержание человека является незаконным лишением свободы

То же деяние, совершенное:
а) группой лиц по предварительному сговору;
б) неоднократно;
в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;
г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;
д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;
е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
ж) в отношении двух или более лиц, —
наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —
наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

ОТЛИЧИЕ ПОХИЩЕНИЯ ОТ НЕЗАКОННОГО ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

Основное отличие похищения человека от незаконного лишения свободы (ст. 127) состоит в том, что похищение всегда сопряжено с захватом человека, последующим его перемещением в другое место и последующим удержанием помимо воли в изоляции.

В отличие от захвата заложника (ст. 206 УК) незаконное лишение свободы не посягает на общественную безопасность, поскольку осуществляется без свойственной захвату заложника открытости и не преследует целей оказать воздействие на государство, международную организацию, юридических и физических лиц путем выдвижения виновными ультимативных требований.

Смотрите еще:

  • Закон о пенсии военнослужащих с 1 января 2014 года Первые выплаты повышенных пенсий военным: Гройсман назвал даты и суммы В апреле военные пенсионеры получат перерасчет за четыре месяца Первые выплаты повышенных пенсий военнослужащим начнутся уже в конце марта, а перечисленную пенсию за январь-апрель военные […]
  • Нотариус разрешение на вывоз ребенка за границу цена Нотариус разрешение на вывоз ребенка за границу цена Отправляете бабушку, тетю, учителя с ребенком за границу? Планируете выезд с ребенком за границу без одного из родителей - тогда не забудьте, что на границе потребуется нотариальное разрешение на выезд детей за […]
  • Гражданский кодекс 671 Статья 671 ГК РФ. Договор найма жилого помещения 1. По договору найма жилого помещения одна сторона - собственник жилого помещения или управомоченное им лицо (наймодатель) - обязуется предоставить другой стороне (нанимателю) жилое помещение за плату во владение и […]
  • Ск рф александра бастрыкина Бастрыкин Александр Иванович Информация 630 записей Этот аккаунт создан специально для вашего удобства: здесь вы можете обратиться не только в Следственный комитет Российской Федерации, но и ко мне лично, получить ответы на интересующие вас вопросы. Показать […]
  • Типовой трудовой договор образец 2018 для ип Трудовой договор ИП с работником в 2018 году: образец и бланк Если вы решили принять в свою бизнес-команду сотрудников, вам понадобится трудовой договор. Он, как подушка безопасности, защитит вас от многих спорных ситуаций и позволит избежать проблем с […]
  • Как быстро продать кредитную машину Как продать машину, если она в кредите Перед тем, как продать кредитный автомобиль, необходимо изучить все существующие способы. Можно найти клиента самостоятельно, если он согласится в будущем оплачивать оставшийся долг банку. В этом случае договор купли/продажи […]
  • Ст 719 ук рф Статья 719. Неисполнение заказчиком встречных обязанностей по договору подряда 1. Подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда, в частности непредоставление […]
  • Земельный участок поведники поиск земельных участков Земля в Поселке Поведники фильтр земельных участков Землю под ИЖС в Поведниках Вокруг поселка – густой лесной массив. Коммуникации: Электричество 3 фазы 15квт, готов проект газификации. Вся инфраструктура в пешей доступности: магазины, аптека, […]