Представитель потерпевшего по упк рф

Статья 45. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя

Статья 45. Представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя

О конституционно-правовом смысле положений части 1 статьи 45 настоящего Кодекса см. Определения Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2003 г. N 447-О, от 5 декабря 2003 г. N 446-О, от 5 февраля 2004 г. N 25-О

1. Представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут быть адвокаты, а представителями гражданского истца, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации представлять его интересы. По постановлению мирового судьи в качестве представителя потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или гражданского истца либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует потерпевший или гражданский истец.

2. Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители.

3. Законные представители и представители потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица.

4. Личное участие в уголовном деле потерпевшего, гражданского истца или частного обвинителя не лишает его права иметь по этому уголовному делу представителя.

Справка по итогам обобщения судебной практики Калининградского областного суда о практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве

Справка по итогам обобщения судебной практики
о практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего
в уголовном судопроизводстве

В соответствии с законом потерпевшим признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, либо юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

В соответствии с п. 47 ст. 5 УПК РФ потерпевший, частный обвинитель, законный представитель, представитель, гражданский истец и его представитель признаются участниками уголовного судопроизводства со стороны обвинения.

Лицо, пострадавшее от преступления, признается потерпевшим независимо от его гражданства, возраста, физического или психического состояния и иных данных о его личности, а также независимо от того, установлены ли все лица, причастные к совершению преступления.

Вред потерпевшему может быть причинен как преступлением, так и запрещенным уголовным законом деянием, совершенным лицом в состоянии невменяемости.

Если совершенное преступление являлось неоконченным (приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению или покушение на преступление), суду при решении вопроса о признании лица потерпевшим следует установить, в чем выразился причиненный ему вред. При этом не исключается возможность причинения такому лицу морального вреда в случаях, когда неоконченное преступление было направлено против конкретного лица.

В силу части 1 статьи 42 УПК РФ лицо, которому преступлением причинен вред, приобретает предусмотренные уголовно-процессуальным законом права и обязанности с момента вынесения дознавателем, следователем, руководителем следственного органа или судом постановления о признании его потерпевшим.

Вместе с тем следует иметь в виду, что правовой статус лица как потерпевшего устанавливается, исходя из фактического его положения, и лишь процессуально оформляется постановлением, но не формируется им.

Лицо может быть признано потерпевшим, как по его заявлению, так и по инициативе органа, в производстве которого находится уголовное дело.

Как правило, у судей не возникает каких-либо трудностей с определением потерпевшей стороны.

Отказ в признании лица потерпевшим, а также бездействие дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, выразившееся в непризнании лица потерпевшим, могут быть обжалованы этим лицом в досудебном производстве по уголовному делу в порядке, предусмотренном статьями 124 и 125 УПК РФ.

Суд кассационной инстанции не согласился с постановлением Ленинградского районного суда г. Калининграда, принятого в порядке ст. 125 УПК РФ, об отказе в удовлетворении жалобы Ц. на действия следователя прокуратуры, связанные с отказом в признании ее потерпевшей по уголовному делу, возбужденному по факту смерти ее брата — В.

В обосновании решения об отмене судебного постановления суд второй инстанции указал, что районный суд обосновал законность действий следователя, связанных с непривлечением Ц. в качестве потерпевшей к участию в уголовном деле, только фактом вынесения приговора.

Однако, вопреки выводам районного суда, в приговоре отсутствует какая-либо оценка действий следователя по отказу в признании Ц. потерпевшей. Суд не исследовал материалы уголовного дела, возбужденного по факту смерти В., на предмет наличия в них заявлений и ходатайств Ц. о привлечении ее к участию в деле в качестве потерпевшей, не выяснил на каком основании и в какой форме следователь отказал в признании заявителя потерпевшей.

Районный суд, сославшись на то обстоятельство, что Ц. не являлась участником уголовного судопроизводства, как на основание для отказа в удовлетворении жалобы, не решил вопрос о том, не было ли это связано с ограничением ее конституционного права на доступ к правосудию.

При таких обстоятельствах, постановление суда первой инстанции признано не отвечающим требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

В тех случаях, когда по поступившему в суд уголовному делу будет установлено, что лицо, которому преступлением причинен вред, не признано потерпевшим по делу, суд признает такое лицо потерпевшим, уведомляет его об этом, разъясняет права и обязанности, обеспечивает возможность ознакомления со всеми материалами дела ( статья 42 УПК РФ).

В решении о признании лица потерпевшим должно быть указано, какими действиями и какой именно вред ему причинен, в том числе при причинении вреда сразу нескольких видов (физического, имущественного и морального, вреда деловой репутации).

Когда по поступившему в суд уголовному делу будет установлено, что лицо признано потерпевшим без достаточных к тому оснований, предусмотренных статьей 42 УПК РФ, суд выносит постановление (определение) о том, что такое лицо ошибочно признано потерпевшим по данному делу, и разъясняет ему право на обжалование принятого судом решения в кассационном (апелляционном) порядке.

Такое решение суда может быть обжаловано безотлагательно до постановления приговора, поскольку решением суда затрагивается конституционное право на доступ к правосудию.

Обжалование решения в этой части не является основанием для приостановления судебного разбирательства.

Исходя из того, что потерпевшим признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред ( ч. 1 ст. 42 УПК РФ), все иные лица, в том числе близкие родственники потерпевшего, на чьи права и законные интересы преступление не было непосредственно направлено, по общему правилу, процессуальными возможностями по их защите не наделяются. Защита прав и законных интересов таких лиц осуществляется в результате восстановления прав лица, пострадавшего от преступления.

По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, пострадавшего от преступления, права потерпевшего переходят к одному из близких родственников погибшего ( часть 8 статьи 42 УПК РФ). В силу пункта 4 статьи 5 УПК РФ к близким родственникам относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушка, бабушка, внуки.

Если преступлением затрагиваются права и законные интересы сразу нескольких лиц, являющихся близкими родственниками погибшего, и они настаивают на предоставлении им прав потерпевшего, эти лица могут быть признаны потерпевшими с обязательным приведением судом мотивов такого решения.

Принимая во внимание, что перечень близких родственников, указанный в законе, является исчерпывающим, родственники, не названные в пункте 4 статьи 5 УПК РФ, а также иные лица (например, соседи, знакомые погибшего), не могут быть признаны потерпевшими.

В случае, когда потерпевшим признано юридическое лицо, его права и обязанности в суде согласно части 9 статьи 42 УПК РФ осуществляет представитель, полномочия которого должны быть подтверждены доверенностью, оформленной надлежащим образом, либо ордером, если интересы юридического лица представляет адвокат.

Когда в судебном заседании участвует руководитель предприятия, учреждения (организации), его полномочия должны быть удостоверены соответствующей доверенностью или другими документами.

По смыслу части 1 статьи 45 УПК РФ, представителями потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя могут выступать не только адвокаты, но и иные лица, способные, по мнению этих участников судопроизводства, оказать им квалифицированную юридическую помощь. Полномочия таких лиц подтверждаются доверенностью, оформленной надлежащим образом, либо заявлением потерпевшего, гражданского истца, частного обвинителя в судебном заседании.

Суд, принимая решение о допуске представителя с учетом данных о его личности, должен убедиться в отсутствии обстоятельств, исключающих участие в производстве по уголовному делу представителя потерпевшего или гражданского истца ( статья 72 УПК РФ).

Отказ суда в допуске в качестве представителя потерпевшего другого лица на том основании, что он не является адвокатом, является существенным нарушением закона, влекущим отмену судебного решения.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в определении Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2003 года N 446-О, ч. 1 ст. 45 УПК не исключает, что представителем потерпевшего в уголовном процессе могут быть иные — помимо адвокатов — лица, в том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший.

Лишение потерпевшего права обратиться за юридической помощью к тому, кто, по его мнению, вполне способен оказать квалифицированную помощь, фактически приводило бы к ограничению свободы выбора, к понуждению использовать вопреки собственной воле только один, определенный способ защиты своих интересов и противоречило бы ст. 52 Конституции.

В тех случаях, когда потерпевшим является несовершеннолетний или лицо, по своему физическому или психическому состоянию лишенное возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, в соответствии с ч. 2 ст. 45 УПК РФ к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители или представители.

Если имеются основания полагать, что законный представитель действует не в интересах несовершеннолетнего потерпевшего, суд выносит постановление (определение) об отстранении такого лица от участия в деле в качестве законного представителя потерпевшего, разъясняет порядок обжалования этого решения и принимает меры к назначению в качестве законного представителя несовершеннолетнего другого лица или представителя органа опеки и попечительства.

Решая вопрос о вызове в судебное заседание законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего, суду надлежит руководствоваться перечнем лиц, которые могут быть признаны таковыми согласно пункту 2 статьи 5 УПК РФ (родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний потерпевший).

При этом следует иметь в виду, что функции законного представителя потерпевшего в судебном разбирательстве прекращаются по достижении последним возраста 18 лет.

В то же время законные представители потерпевшего, которым к моменту производства по делу в судах апелляционной и кассационной инстанций исполнилось 18 лет, вправе принимать участие в судебных заседаниях этих судов и обжаловать судебное решение.

Если несовершеннолетний потерпевший не имеет родителей и проживает один или у лица, не являющегося родственником и не назначенного надлежащим образом его опекуном или попечителем, в качестве законного представителя несовершеннолетнего надлежит вызывать в судебное заседание представителя органа опеки и попечительства.

Потерпевший, законный представитель, представитель, а также гражданский истец и его представитель, согласно статьям 42 , 44 , 45 УПК РФ, вправе принимать участие во всех судебных заседаниях по рассматриваемому делу для защиты своих прав и законных интересов.

В этих целях суд обязан известить их о дате, времени и месте судебных заседаний.

При отложении разбирательства дела суд должен разъяснить потерпевшему право на участие в последующих судебных заседаниях и последствия отказа от использования этого права, что должно быть отражено в протоколе судебного заседания.

Неучастие этих лиц в последующих после отложения разбирательства дела судебных заседаниях должно носить добровольный характер.

Отменен по жалобе потерпевшего приговор Центрального районного суда в отношении З. и К., осужденных по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы каждый.

Одним из оснований отмены приговора, суд кассационной инстанции указал, что, согласно ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации, судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, при этом положения Конституции Российской Федерации предполагают необходимость реального обеспечения лицу соответствующих возможностей для защиты своих прав и интересов при рассмотрении дела судом любой инстанции.

В соответствии со ст. 249 УПК РФ судебное разбирательство происходит при участии потерпевшего и (или) его представителя. О дате, времени и месте заседания потерпевший должен быть своевременно извещен судом, — не менее чем за 5 суток до его начала, что регламентировано ч. 4 ст. 231 УПК РФ.

Указанные требования уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом первой инстанции соблюдены не были, поскольку в деле не имеется сведений, опровергающих доводы потерпевшей о том, что о дате и времени рассмотрения дела ей было сообщено в то время, когда уже состоялось судебное заседание, и о том, что о его отложении на иное время она не извещалась.

Согласно имеющимся в деле уведомлениям от 26 июля 2010 года сторонам сообщалось о проведении судебного заседания в 10 часов 30 минут 30 августа 2010 года, однако каких-либо данных о фактическом извещении Б.У.Т. в деле нет, поэтому до выяснения данного вопроса у суда имелись препятствия для рассмотрения дела в отсутствии потерпевшей, что являлось существенным нарушением уголовно-процессуального закона, подлежащим устранению судом его допустившим.

Судебная коллегия пришла к выводу, что потерпевшая Б.У.Т. фактически была лишена возможности участия в судебном заседании, что ограничило ее доступ к правосудию и могло повлиять на принятие законного решения, на что обоснованно указано в представлении прокурора и в кассационной жалобе потерпевшей.

Потерпевшему, его представителю, законному представителю на любом этапе уголовного судопроизводства должна быть предоставлена возможность довести до сведения суда свою позицию по существу дела и те доводы, которые он считает необходимыми для ее обоснования. В связи с этим потерпевший пользуется равными со стороной защиты правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях.

В пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» от 29 июня 2010 года разъясняется, что суду следует учитывать доводы потерпевшего по вопросам, которыми затрагиваются его права и законные интересы, и дать им мотивированную оценку при принятии судебного решения.

Так, в кассационном порядке отменено постановление суда апелляционной инстанции. Из материалов дела следует, что, в судебном заседании суда апелляционной инстанции частным обвинителем было заявлено ходатайство о приостановлении рассмотрения дела и о направлении запроса в Конституционный суд. Право частного обвинителя высказывать суду предложения о применении уголовного закона, предусмотрено ч. 2 ст. 43 , ч. 5 ст. 246 УПК РФ. Право потерпевшего заявлять ходатайства закреплено в п. 5 ст. 42 УПК РФ.

В нарушение требований ч. 2 ст. 271 УПК РФ, предусматривающей порядок разрешения заявленного ходатайства, суд не рассмотрел его, не вынес решение об удовлетворении ходатайства либо об отказе в его удовлетворении.

Судебная коллегия отменила постановление суда и дело направила на новое апелляционное разбирательство.

В соответствии с ч. 2 ст. 292 УПК РФ суд обязан разъяснить потерпевшему, его законному представителю, представителю право участвовать в прениях сторон и известить этих лиц о дате, времени и месте их проведения, а также обеспечить им возможность выступить в прениях сторон, если они того пожелают, за исключением случаев, когда потерпевший отказался от участия в судебном заседании.

Соблюдение данных условий должно найти свое отражение в протоколе судебного заседания.

Отменен приговор Советского городского суда Калининградской области в отношении А., осужденной по ч. 1 ст. 161 УК.

В соответствии со ст. 45 УПК РФ законные представители потерпевшего имеют те же процессуальные права, что и представляемые ими лица.

Ст. 42 УПК РФ закрепляет право потерпевшего выступать в судебных прениях.

Как видно из протокола судебного заседания потерпевшая А.Ю.А., ее законный представитель А. А.Е. участвовали в судебном заседании, однако им не предоставлена возможность выступить в судебных прениях. Отказ названных лиц от участия в судебных прениях в материалах дела не зафиксирован.

Допустив приведенные нарушения закона, суд лишил потерпевшего права выступать в прениях, поддерживать обвинение.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения и ограничения прав участников уголовного судопроизводства повлияли на постановление законного, обоснованного приговора, судебная коллегия оценила как основания к отмене судебного постановления.

В соответствии со ст. 246 УПК РФ если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Изменение обвинения в сторону смягчения в случаях, приведенных в ч. 8 ст. 246 УПК РФ, а также отказ от обвинения определяют пределы судебного разбирательства и, следовательно, затрагивают законные интересы потерпевшего как лица, которому причинен преступлением вред.

В связи с этим суд должен предоставить возможность потерпевшему реализовать свое право высказать мнение о справедливости решения государственного обвинителя об отказе от обвинения либо об изменении обвинения на более мягкое.

Суд кассационной инстанции отменил постановление Гусевского городского суда Калининградской области о прекращении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК в отношении обвиняемого Б., в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ.

В обоснование своих выводов суд второй инстанции указал, что решение о прекращении уголовного дела принято ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения. В этот день неявка потерпевшего в судебное заседание была вызвана уважительной причиной — болезнью, о чем было сообщено суду и подтверждено впоследствии медицинскими документами. Несмотря на ходатайство представителя потерпевшего, просившего об отложении рассмотрения дела, и позицию государственного обвинителя, который также полагал невозможным продолжение рассмотрения дела в отсутствие потерпевшего, суд закончил судебное следствие, тем самым лишил потерпевшего в полном объеме реализовать предоставленные ему законом права. При таких обстоятельствах, суд кассационной инстанции пришел к выводу о несоблюдении процедуры принятия отказа от обвинения.

В другом случае суд кассационной инстанции не согласился с доводами потерпевшего о неправильной квалификации и указал, что исходя из правовой позиции, выраженной в решениях Конституционного Суда РФ, суд вправе устанавливать виновность лица лишь при условии, если доказывают ее органы и лица, осуществляющие уголовное преследование, поскольку по смыслу ст. 118 , ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, суд, рассматривая уголовные дела, осуществляет исключительно функцию отправления правосудия и не должен подменять органы и лиц, выдвигающих и обосновывающих обвинение. В случае если прокурор отказался от поддержания обвинения (полностью или частично), это должно приводить к постановлению в отношении обвиняемого оправдательного приговора или обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступлении.

Учитывая, что решение о переквалификации действий И. с ч. 1 ст. 105 на ч. 1 ст. 107 УПК РФ принято государственным обвинителем после завершения исследования значимых для этого материалов дела, и мотивировано, а судом обеспечена возможность для реализации права потерпевшей высказать мнение о справедливости такого решения, изменение обвинения в сторону смягчения является обязательным для суда.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеются в виду ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 107 УК РФ

В связи с изложенным суд кассационной инстанции оставил без изменения приговор Советского городского суда в отношении И., осужденного по ч. 1 ст. 107 УК РФ, а кассационную жалобу потерпевшей без удовлетворения.

Имели место случаи, когда постановления о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения отменялись по жалобам потерпевших в связи с тем, что отказ прокурора не был мотивированным, основанным на анализе доказательств.

В силу положений части 1 статьи 44 УПК РФ потерпевший, предъявивший требование о возмещении имущественного вреда, а также о компенсации причиненного преступлением морального вреда, должен быть признан гражданским истцом.

Решение о признании гражданским истцом может быть принято до окончания судебного следствия и оформляется постановлением судьи или определением суда.

При установлении, что органами предварительного расследования потерпевшему не разъяснено его право на предъявление гражданского иска, суду следует устранить допущенное нарушение, разъяснив потерпевшему его права в ходе предварительного слушания либо в подготовительной части судебного заседания ( часть 1 статьи 234 , часть 1 статьи 268 УПК РФ), а при наличии к тому оснований — принять меры к обеспечению гражданского иска ( статья 230 УПК РФ).

Судебная коллегия не согласилась с доводами Р., осужденного приговором Балтийского районного суда г. Калининграда, изложенными в кассационной жалобе, о необоснованности взыскания с него компенсации морального вреда и нарушении закона при рассмотрении судом первой инстанции гражданского иска.

Так по делу Р., обвиняемого по ст. 158 и ст. 111 УК РФ, в ходе предварительного следствия был заявлен гражданский иск на сумму похищенного имущества, по ст. 111 УК РФ — гражданский иск не заявлялся.

При данных обстоятельствах, суд в ходе судебного разбирательства разъяснил право потерпевшему заявить требования о возмещении морального вреда до удаления суда в совещательную комнату и предоставил потерпевшему время для оформления своих требований. Затем огласил исковое заявление потерпевшего о взыскании компенсации морального вреда, причиненного совершением преступления, предусмотренного ст. 111 УК РФ, и разрешил с учетом мнения сторон вопрос о принятии искового заявления. Признав подсудимого гражданским ответчиком, суд предоставил ему возможность высказать свое мнение. При постановлении приговора суд принял решение о взыскании с осужденного в пользу потерпевшего материального ущерба и компенсации морального вреда.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о соблюдении судом требований закона.

Решая вопрос о размере компенсации причиненного потерпевшему морального вреда, суду следует исходить из положений статьи 151 и пункта 2 статьи 1101 ГК РФ и учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, руководствуясь при этом требованиями разумности и справедливости. В случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке.

Характер физических и нравственных страданий устанавливается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, поведения подсудимого непосредственно после совершения преступления (например, оказание либо неоказание помощи потерпевшему), индивидуальных особенностей потерпевшего (возраст, состояние здоровья, поведение в момент совершения преступления и т.п.), а также других обстоятельств (например, потеря работы потерпевшим).

По каждому предъявленному в уголовном деле гражданскому иску суд обязан принять процессуальное решение. Исходя из положений статей 306 , 309 УПК РФ оно принимается при постановлении приговора или иного окончательного судебного решения.

Согласно ч. 2 ст. 309 УПК РФ при необходимости произвести связанные с гражданским иском дополнительные расчеты, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. В таких случаях дополнительного заявления от гражданского истца не требуется.

Вместе с тем имеют место случаи несоблюдения судьями данных требований закона.

Так, например, в резолютивной части приговора суд принял решение, не предусмотренное законом, указав на оставление гражданского иска без рассмотрения.

В связи с этим судебная коллегия исключила из резолютивной части приговора указание на оставление гражданского иска Т. без рассмотрения, признав за Т. право на удовлетворение гражданского иска, а вопрос о его размере передала на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В другом случае суд кассационной инстанции отменил в части гражданского иска приговор Ленинградского районного суда г. Калининграда от 23 декабря 2009 года в отношении Д. с направлением дела для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В обоснование решения судебная коллегия указала, что в соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ при постановлении обвинительного приговора суд обязан разрешить предъявленный по делу гражданский иск. С учетом требований ст. ст. 299 , 305-307 , 309 УПК РФ суд обязан привести в приговоре мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на основании которого разрешен гражданский иск.

Однако приговор в части разрешения гражданского иска не соответствует данным требованиям закона.

Судом не приведены мотивы, обосновывающие частичное удовлетворение заявленных исковых требований, закон, на основании которого разрешен гражданский иск, соответствующие расчеты с учетом частичного возмещения ущерба Д.

Отменен в кассационном порядке приговор в отношении К. и Ч. в части гражданского иска, заявленного потерпевшей Кз., с направлением дела в этой части для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводств.

Согласно приговору гражданский иск потерпевшей Кз. удовлетворен и постановлено взыскать с К. и Ч. солидарно в пользу Кз. 2300 рублей.

В соответствии с ч. 2 ст. 309 УПК РФ при постановлении обвинительного приговора суд обязан разрешить предъявленный по делу гражданский иск. С учетом требований ст. ст. 299 , 305-307 , 309 УПК РФ суд обязан привести в приговоре мотивы, обосновывающие удовлетворение иска.

Вместе с тем судом не приведены мотивы, обосновывающие вывод о солидарном взыскании с осужденных К. и Ч. в пользу Кз. 2300 рублей.

Тогда как приговором установлено, что имущественный вред потерпевшей Кз. причинен преступными действиями К., а не совместными действиями осужденных.

Положения п. 11 ч. 3 ст. 44 УПК РФ наделяют потерпевшего не только правом поддержать гражданский иск, но и предусматривают право отказаться от предъявленного им иска.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. имеется в виду п. 11 ч. 4 ст. 44 УПК РФ

Отменен приговор Октябрьского районного суда г. Калининграда в отношении Л. в части удовлетворения судом гражданского иска о компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей, и дело в этой части передано для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Суд кассационной инстанции указал, что согласно п. 11 ч. 3 ст. 44 УПК РФ гражданский истец вправе отказаться от предъявленного им гражданского иска. До принятия отказа от гражданского иска суд разъясняет гражданскому истцу последствия отказа от гражданского иска, предусмотренные ч. 5 ст. 44 УПК РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 44 УПК РФ отказ от гражданского иска может быть заявлен гражданским истцом в любой момент производства по уголовному делу, но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Отказ от гражданского иска влечет за собой прекращение производства по нему.

Как видно из материалов дела, в ходе предварительного следствия Б. был заявлен гражданский иск о взыскании с Л. компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей и материального ущерба. В связи с тем, что гражданский иск в части компенсации материального ущерба Б. поддержала, суд пришел к выводу о взыскании с осужденного компенсации расходов, понесенных в связи с захоронением Бр., что не обжаловалось стороной защиты.

В то же время до удаления суда в совещательную комнату Б. отказалась о взыскания с подсудимого морального вреда, пояснив, что не желает взыскания и получения денежных средств от убийцы своего сына, находясь в местах лишения свободы, он полностью выплатить присужденные ей денежные средства не сможет.

Однако суд, не разъяснив последствия отказа от иска Б., имеющей право отказаться от предъявленных исковых требований, принял решение о взыскании с осужденного компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей, не обосновав свой вывод о вынужденности отказа от иска.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что допущенные судом процессуальные нарушения при разрешении гражданского иска влекут отмену приговора в части удовлетворения гражданского иска о компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей.

В соответствии с ч. 2 ст. 383 УПК РФ отмена приговора в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении либо за мягкостью наказания, а равно отмена оправдательного приговора при отсутствии кассационного представления прокурора может иметь место только в случаях, когда потерпевший или его законный представитель, представитель подал кассационную жалобу именно по указанным основаниям.

Если же потерпевший или его законный представитель, представитель обжаловал приговор по другим основаниям, то суд кассационной инстанции не вправе ухудшить положение осужденного или отменить оправдательный приговор.

Анализ обобщенных дел показал, что имеют место случаи отмены в кассационном порядке приговоров по доводам жалоб потерпевших ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Так, отменен по жалобе потерпевшего приговор Центрального районного суда в отношении З. и К., осужденных по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

В обоснование своего решения судебная коллегия указала, что при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на условия жизни осужденного и на условия жизни его семьи.

Однако суд первой инстанции указанные требования закона выполнил не в полной мере, на что обоснованно ссылается потерпевшая. При назначении осужденным наказания суд оставил без внимания ряд важных обстоятельств: преступление, в совершении которого признаны виновными З. и К. отнесено к категории особо тяжких, степень его общественной опасности определяется способом совершения преступления, наличием в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкцией статьи.

Смягчающими наказание обстоятельствами в отношении обоих осужденных суд признал: совершение преступления впервые, признание ими своей вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, молодой возраст, наличие у З. тяжелого заболевания, а также противоправное поведение потерпевшего.

В силу закона, обстоятельства, смягчающие наказание, признаются таковыми только с учетом установленных в судебном заседании фактических данных.

Вместе с тем, в чем выражено активное способствование в раскрытии преступления со стороны К. и З., в приговоре суда не приведено. Отсутствуют и указания о конкретных проявлениях стремлений загладить причиненный вред. Указание на неправомерное поведение потерпевшего противоречит фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, где о таковом ничего не сказано. Объяснения от 22 апреля 2010 года, которые сочтены как явка с повинной, судом не исследовались, и мотивы по которым они отнесены к обстоятельствам, предусмотренным п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, не указаны.

Таким образом, данная судом в приговоре оценка характеру и степени общественной опасности содеянного З. и К., а также отсутствие в приговоре мотивации при признании смягчающими обстоятельствами «активного способствования раскрытию преступления, явки с повинной» и противоречия в выводах относительно неправомерного поведения потерпевшего, не позволяет признать назначенное им наказание справедливым и соответствующим тяжести содеянного, обстоятельствам дела и данным о личности осужденных.

В связи с отмеченными нарушениями уголовно-процессуального, уголовного закона приговор отменен, а уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство.

Приговор Ленинградского районного суда от 16 марта 2010 года в отношении И. и А., осужденных по пп. «а , б» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, также отменен по доводам жалобы потерпевшего.

Судом первой инстанции установлено, что 22 октября 2007 года в рамках проверки заявления В. оперуполномоченные «данные изъяты» отдела УБОП УВД по Калининградской области И., состоящий в звании капитана милиции, и А. — старший лейтенант милиции, осуществляли наблюдение за встречей представителя заявительницы с Н. По окончании этой встречи, А. подъехал на своем автомобиле к автомашине Н., перекрыв последнему выезд со стоянки. После чего И. без разрешения собственника транспортного средства, не представившись в установленном порядке, самовольно сел на переднее пассажирское сиденье его автомобиля и потребовал от потерпевшего выйти из машины. В свою очередь А., также не представившись в установленном порядке, самовольно открыл водительскую дверь и, в нарушении ст. 24 Федерального Закона РФ «Об оружии» от 13 декабря 1996 года, без достаточных на то оснований приставил имеющийся у него травматический пистолет «Лидер ТТ» калибра 10х32т N УЕ-3505 к телу Н., после чего насильно вытащил потерпевшего из автомобиля, затем И. и А. сообща нанесли потерпевшему несколько ударов руками и ногами в область ног, рук и лица. После того, как потерпевший вырвался и стал убегать от нападавших, крича о помощи, А. необоснованно произвел несколько выстрелов из травматического пистолета в воздух. И., догнав Н., незаконно применил к нему удушающий прием борьбы и повалил на землю, и, явно превышая свои полномочия, надел на запястья рук потерпевшего наручники и вместе с А. насильно усадил его в автомобиль, сев за руль которого без согласия владельца проследовали в УБОП УВД Калининградской области. В результате указанных действий И. и А. потерпевшему Н. были причинены следующие телесные повреждения: закрытая черепно-мозговая травма с сотрясением головного мозга, с кровоподтеком на веках правого глаза, кровоподтеки на левой кисти, на левом голеностопном суставе, на левом локтевом суставе, ссадины на левой кисти, на правом коленном суставе, которые причинили легкий вред здоровью, как повлекшие его кратковременное расстройство на срок до 21 дня.

Суд кассационной инстанции, отменяя приговор по доводам жалобы потерпевшего, в обоснование принятого решения указал, что при назначении осужденным наказания оставлено без внимания тяжесть совершенного преступления, социальная опасность которого определяется кроме прочих критериев и занимаемой должностью осужденных, способом совершения преступления, наличием в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкцией статьи. Кроме того, суд первой инстанции не привел в приговоре, в чем выражено содействие И. и А. в раскрытии преступления. Отсутствуют в приговоре и указания о конкретных проявлениях раскаяния со стороны осужденных с учетом их отношения к содеянному, стремления загладить причиненный вред. Делая вывод о возможности назначения наказания без изоляции от общества, районный суд в должной степени не учел требования ст. 6 , ч. 2 ст. 43 УК РФ, согласно которым наказание применяется не только в целях исправления осужденных, но и в целях предупреждения совершения новых преступлений и восстановления социальной справедливости.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что назначенное осужденным наказание не соответствует тяжести содеянного и данным о личности осужденных.

Приговор Светлогорского городского суда от 18 мая 2010 года в отношении Л., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы отменен вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Приговором Л. признан виновным в том, что 21 августа 2009 года, находясь в г. С. на «капитанском мостике», на почве личных неприязненных отношений умышленно с целью причинения тяжкого вреда здоровью не менее 4 раз ударил О. затылком о металлический поручень ограждения «капитанского мостика», а затем не менее 2 раз ударил ее затылком о бетонные ступени мостика. В результате потерпевшей была причинена закрытая черепно-мозговая травма — перелом затылочной кости, ушиб головного мозга легкой степени, травматический отек мягких тканей волосистой части головы, относящиеся к тяжкому вреду здоровью по признаку опасности для жизни.

Признав Л. виновным в совершении данного преступления, суд пришел к выводу о нецелесообразности изоляции его от общества и применил к нему условное осуждение, сославшись на то, что он ранее не судим, положительно характеризуется, не был инициатором конфликта, раскаялся в содеянном, заявил о готовности возместить причиненный потерпевшей вред, имеет малолетних детей. В то же время судом установлено, что Л. не имеет постоянной работы и постоянного места жительства, по последнему месту жительства выселен.

При этом в приговоре не указано, почему указанные данные, относящиеся в основном к личности осужденного, суд счел достаточным основанием для применения условного осуждения, хотя инкриминированное деяние является тяжким, совершено в состоянии алкогольного опьянения в отношении потерпевшей 1989 года рождения, которая длительное время находилась на излечении по поводу полученной травмы головы.

Кроме того, и данные о личности Л. отражены в приговоре и учтены не надлежащим образом. Суд учел то, что по последнему месту жительства Л. характеризуется положительно, однако в характеристике указано, что удовлетворительно. Из материалов дела также следует, что по заявлению жены Л. был объявлен его розыск, поскольку семье, где имеются малолетние дети, длительное время не было известно его местонахождение.

Сославшись в приговоре на раскаяние Л. в содеянном, суд не указал, в чем оно выразилось. Из материалов дела данных о раскаянии также не усматривается. Одно утверждение осужденного лишь о намерении возместить вред потерпевшей при отсутствии реальных действий по возмещению вреда с его стороны не свидетельствует о раскаянии и не может учитываться при назначении наказания.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает обоснованными доводы потерпевшей и государственного обвинителя об отмене приговора вследствие его несправедливости.

Приговор Правдинского районного суда от 09 ноября 2011 года в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 109 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы условно отменен в кассационном порядке вследствие его несправедливости — чрезмерной мягкости назначенного наказания.

Признав К. виновным в совершении инкриминированного деяния, суд пришел к выводу о нецелесообразности изоляции его от общества и применил к нему условное осуждение. При этом суд сослался на наличие ряда смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, характеризующие данные, отсутствие судимости.

Согласно ч. 2 ст. 73 УК РФ при назначении условного осуждения суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства.

Судом установлено, что К. не работает, склонен к употреблению спиртных напитков.

Вместе с тем характеристика К. по месту жительства судом в приговоре оценена как удовлетворительная, и это не соответствует ее содержанию, так как согласно данной характеристике К. не только злоупотребляет спиртным, но и ведет асоциальный образ жизни, на что обоснованно указано потерпевшей в кассационной жалобе.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учел признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Однако, сославшись в приговоре на раскаяние К. в содеянном, суд в то же время не указал, в чем оно выразилось. Потерпевшая М., настаивавшая в прениях на реальном лишении свободы, в судебном заседании указала, что К. даже не извинился перед ней за смерть матери.

Также, судом при назначении наказания не учтены в полной мере характер и степень общественной опасности содеянного.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признала обоснованными доводы потерпевшей об отмене приговора вследствие его несправедливости.

Отменен приговор Светлогорского городского суда Калининградской области от 24 сентября 2010 года в отношении М.В.И., осужденного по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год.

М.В.И. признан виновным в том, что 20 июля 2009 года в утреннее время, управляя грузовым автомобилем «Ман», двигаясь задним ходом по променаду, расположенному по ул. Б. в г. С. в нарушение п. 8.12 Правил дорожного движения, совершил наезд на пешехода М.Г.А., которая от полученных в результате этого телесных повреждений скончалась на месте происшествия.

Суд кассационной инстанции признал доводы жалобы потерпевшей подлежащими удовлетворению, а приговор суда — отмене в связи с его необоснованностью вследствие нарушения требований ст. 60 УК РФ, устанавливающей общие начала назначения наказания.

Как следует из приговора, суд, признав виновным М.В.И. в совершенном преступлении, пришел к выводу о возможности назначения наказания в виде лишения свободы условно, приняв во внимание его положительную характеристику, раскаяние в содеянном, состав семьи, смягчающее наказание обстоятельство — наличие на иждивении малолетнего ребенка.

Вместе с тем, признав достаточным наличие такой совокупности обстоятельств, относящихся по существу лишь к данным, характеризующим личность и семейное положение, и обосновывая этим возможность отбывания наказания без изоляции от общества, суд в нарушение ст. 60 УК РФ не привел в приговоре убедительных мотивов, обосновывающих выводы о необходимости условной меры наказания, не дал при этом надлежащей оценки характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, а именно обстоятельствам его совершения, наступившим последствиям, поведению в период следствия, указывающему на действительное наличие раскаяния, то есть тем обстоятельствам, которые свидетельствовали бы о небольшой общественной опасности личности виновного, его желании загладить причиненный вред, уменьшить тяжесть содеянного либо иным образом устранить наступившие негативные последствия.

Делая вывод о возможности назначения наказания без изоляции от общества, суд в должной степени не учел и требования ст. 6 , ч. 2 ст. 43 УК РФ, согласно которым наказание применяется не только в целях исправления осужденного, но и в целях восстановления социальной справедливости. Указанные требования закона, характеризующие индивидуализацию, обоснованность и справедливость назначаемого наказания, с учетом обстоятельств совершения преступления в пешеходной прогулочной зоне отдыха и массового скопления людей, и при отсутствии каких-либо данных о деятельном раскаянии, судом при вынесении приговора в отношении М.В.И. во внимание в должной степени приняты не были.

Кроме того, в соответствии с ч. 6 ст. 388 УПК РФ указания суда кассационной инстанции обязательны для исполнения при новом рассмотрении уголовного дела.

Как следует из материалов дела, кассационным определением Калининградского областного суда от 6 апреля 2010 года приговор в отношении М.В.И. по ч. 3 ст. 264 УК РФ, которым он уже также был осужден условно к лишению свободы, отменен в связи с его оспариванием прокурором и потерпевшим, в том числе и по мотивам несправедливости меры наказания.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что приговор, ввиду его чрезмерной мягкости вследствие необоснованного применения условного осуждения, является незаконным, в связи с чем он подлежит отмене.

Согласно ст. 131 УПК РФ к процессуальным издержкам относятся суммы, выплачиваемые потерпевшим на покрытие расходов, связанных с явкой к месту процессуальных действий и проживанием, которые выплачиваются по постановлению судьи в порядке и размерах, установленных Правительством РФ.

В соответствии с п.п. 11 , 14 Инструкции от 14 июля 1990 года «О порядке и размерах возмещения расходов лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия или в суд» проезд к месту явки в суд и обратно выплачивается органом производящим вызов из специальных средств немедленно и независимо от фактического получения и взыскания судебных издержек с осужденных по уголовным делам.

При указанных требованиях законодательства решение суда о взыскании именно с осужденного М.В.И. в пользу потерпевшего М.Ю.Г. понесенных им расходов на проезд в размере 80838 рублей признано неправомерным.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении N 17 рекомендует в каждом случае выявления судом обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушений прав и свобод потерпевшего выносить частное определение (постановление), в котором обращать внимание соответствующих организаций или должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер.

Вместе с тем не во всех выявленных при судебном разбирательстве случаях нарушения прав потерпевшего судьи выносят частные постановления.

Например, по уголовному делу в отношении Ю. органами расследования допущена волокита, что повлекло прекращение дела судом за истечением сроков давности, и, как следствие, нарушение права потерпевшего на рассмотрение дела в разумные сроки. Вместе с тем районный суд не отреагировал на данные обстоятельства.

Между тем на указанные обстоятельства обратил суд кассационной инстанции и в соответствии с частью 4 статьи 29 УПК РФ в адрес начальника Следственного Управления при УВД по Калининградской области вынес частное определение, в котором обратил внимание на нарушения, допущенные при расследовании уголовного дела в отношении Ю., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК.

Судом кассационной инстанции установлено, что уголовное дело, возбужденное 15 апреля 2009 года, в ходе предварительного расследования неоднократно приостанавливалось. В постановлениях о приостановлении предварительного следствия не приводилось конкретных обстоятельств, объективно препятствующих проведению расследования. Все постановления о приостановлении предварительного следствия по данному делу признаны незаконными решениями руководителя следственного органа. Вместе с тем каждое последующее приостановление расследования обуславливалось теми же основаниями, невзирая на причины отмены постановлений руководителем следственного органа, а в некоторых случаях расследование приостанавливалось в тот же день либо на следующий после возобновления производства по делу. Указанные нарушения уголовно-процессуального закона, привели к тому, что уголовное дело по обвинению Ю. поступило в суд Ленинградского района г. Калининграда за пределами сроков уголовного преследования и было прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УК РФ за истечением сроков давности. Принятое судом решение о прекращении уголовного дела препятствовало рассмотрению гражданского иска потерпевшей.

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ

Суд кассационной инстанции указал, что Конституция РФ не допускает отступления от принципа обеспечения каждому гражданину права на рассмотрение дела в разумные сроки и не позволяет произвольно и безосновательно затягивать производство по уголовному делу. Многократное принятие решений о приостановлении уголовного дела, отсутствие при этом должного контроля со стороны руководителя следственного органа, привело к безосновательному затягиванию расследования уголовного дела, что существенно нарушило в стадии досудебного производства права потерпевшей М. на судопроизводство в разумный срок.

Судебная коллегия по уголовным делам

Калининградского областного суда

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Смотрите еще:

  • Налог на имущество юридических лиц это какой налог Налог на имущество организаций Налоги и налоговая система Налоговый кодекс Российской Федерации Налог на имущество организаций Налог на имущество организаций является ключевым налогом в системе имущественного налогообложения организаций. Его можно […]
  • Мировой суд котласа участок 5 МИРОВОЙ СУДЬЯ СУДЕБНОГО УЧАСТКА N 4 ГОРОДА КОТЛАСА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ Дело N 2-355 21 мая 2004 года РЕШЕНИЕ (извлечение) П. обратилась с иском к П. об определении порядка пользования жилым помещением - квартирой, приобретенной в период брака. Истец в судебном […]
  • Коап избирательные комиссии Комментарии к СТ 5.3 КоАП РФ Статья 5.3 КоАП РФ. Неисполнение решения избирательной комиссии, комиссии референдума. Непредставление сведений и материалов по запросу избирательной комиссии, комиссии референдума Комментарий к статье 5.3 КоАП РФ: 1. Объектом […]
  • Резюме юрист в череповец 23 000 руб Татьяна 38 лет (31 Августа 1980) Череповец Переезд невозможен 5 лет 6 месяцев Полное юридическое сопровождение, заключение и регистрация договоров аренды, открытие ТТ и т.д. Москва, 1999 — 2003 гг. 23 октября, 2015 20 000 руб 36 лет (24 ноября 1981) 2 […]
  • Усыновление ребенка реферат Усыновление (2) Главная > Реферат >Государство и право Актуальность темы исследования. Согласно ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации (далее - Конституция РФ) права и свободы человека и гражданина являются высшей ценностью государства; а, следовательно, […]
  • Статья 146 части 3 ук рф Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав Статья 146. Нарушение авторских и смежных прав Информация об изменениях: Федеральным законом от 8 апреля 2003 г. N 45-ФЗ часть 1 статьи 146 изложена в новой редакции 1. Присвоение авторства (плагиат), если это деяние […]
  • Иной документ удостоверяющий Документы, удостоверяющие личность (удостоверение личности) Личность гражданина России на территории России удостоверяют: - паспорт гражданина РФ. Выдается лицу в 14 лет. По достижении владельцем возраста 20 и 45 лет паспорт заменяется новым документом. Основание: […]
  • Консенсус юрист Консалтинговая компания Консенсус Консалтинговая компания «Консенсус» — одна из крупнейших аудиторских компаний на российском рынке. Компания существует с 2003 года. На сегодняшний день «Консалтинговая компания «Консенсус» это оказания услуг: — в области аудита […]