Приговоры судов по ст 1591 ук рф

Апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 21 марта 2017 г. по делу N 22-1591/2017 (ключевые темы: горячая вода — отопительный сезон — тепловая энергия — ЖКХ — ст.171 УК РФ)

Апелляционное постановление Красноярского краевого суда от 21 марта 2017 г. по делу N 22-1591/2017

Красноярский краевой суд в составе председательствующего судьи Верхотурова И.И., при секретаре Белобородове В.О.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвокатов Поломошнова С.Л. и Симоновой В.А. в интересах осужденного Шахова В.П. на приговор Минусинского городского суда Красноярского края от 18 января 2017 года, которым

Шахов Виктор Павлович, «данные изъяты»

осужден по п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 30 000 рублей,

по делу разрешен вопрос о вещественных доказательствах и отменен наложенный арест на имущество осужденного.

Изложив краткое содержание приговора, существо апелляционной жалобы и представленных материалов уголовного дела, заслушав выступление адвоката Вильчик П.В., поддержавшей доводы жалобы, мнение прокурора Посыльного Р.Н., полагавшего необходимым приговор суда отменить, суд апелляционной инстанции

Шахов В.П. признан виновным в том, что он, являясь директором МУП «ЖКХ» Минусинского района Красноярского края, умышленно из корыстных побуждений без лицензии осуществлял подлежащую обязательному лицензированию эксплуатацию котельной с двумя паровыми котлами, предназначенными для подачи тепловой энергии в горячей воде для нужд отопления, вентиляции, горячего водоснабжения и технологических целей, отнесенными к взрывопожароопасным производственным объектам 3 класса опасности.

Согласно приговору за период с 15 сентября 2014 года по 31 августа 2015 года в результате предпринимательской деятельности по отпуску потребителям тепловой энергии в горячей воде для нужд отопления, вентиляции, горячего водоснабжения и технологических целей, осуществляемой без лицензии, когда ее наличие являлось обязательным, МУП «ЖКХ» Минусинского района в лице директора Шахова В.П. получен доход в общей сумме 23 143 182 рубля 40 копеек, то есть в особо крупном размере.

Преступление совершено в с. Малая Минуса Минусинского района Красноярского края при обстоятельствах, установленных судом и подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе адвокаты Поломошнов С.Л. и Симонова В.А. в интересах осужденного Шахова В.П., выражают несогласие с приговором, просят его отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона в связи с отсутствием в действиях осужденного состава и события преступления.

Полагают, что согласно уставу МУП «ЖКХ» Минусинского района создано в целях и для решения социальных задач и вопросов местного значения в интересах муниципального образования Минусинский район, в рамках предоставления населению жилищно-коммунальных услуг, что свидетельствует об отсутствии цели извлечения прибыли от пользования имуществом, продажи товаров.

Указывают, что действия директора МУП «ЖКХ» Шахова В.П. не причинили и не могли причинить существенный вред охраняемому уголовным законом объекту, поскольку выполнялись под контролем муниципального образования Минусинский район и в его интересах. Считают, что действия Шахова В.П. хотя формально и содержат признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляют большой общественной опасности и не могут рассматриваться в качестве преступления.

Ссылаются на отсутствие в действиях осужденного признаков объективной стороны состава преступления, так как деятельность паровых котлов, подлежащих лицензированию, была направлена на обеспечение деятельности технологического процесса производства горячей воды и не предполагала получение прибыли от непосредственного использования (реализации) произведенного котлами пара, а потому отсутствуют основания рассматривать данную деятельность в качестве самостоятельной предпринимательской деятельности, связанной с получением прибыли.

Считают, что поскольку в инкриминируемый период времени эксплуатировались три котла (два паровых и один водогрейный), которые эксплуатировались как по отдельности, так и все вместе, в связи с невозможностью разделения технологического процесса, исключается возможность установления суммы прибыли, полученной МУП «ЖКХ» от использования конкретно паровых котлов.

Обращают внимание на отсутствие прямого умысла у Шахова В.П. на совершение инкриминируемого ему преступления, поскольку директором МУП «ЖКХ» выполнялись необходимые лицензионные мероприятия — проводилось обучение персонала, заключен договор на обслуживание аварийно-спасательными службами, проведена регистрация опасного производственного объекта в государственном реестре, проведена экспертиза промышленной безопасности и страховка опасного производственного объекта.

Ссылаются на невозможность прекращения директором МУП «ЖКХ» Шаховым В.П. эксплуатации паровых котлов котельной с. Лугавское, так как он действовал в состоянии крайней необходимости, отопительный период 2014-2105 годов не мог быть прерван, теплоснабжение подавалось населению Минусинского района и социально значимым объектам, а прекращение подачи теплоснабжения в период отопительного сезона могло повлечь за собой тяжкие неблагоприятные последствия и угрозу жизни и здоровью людей.

На апелляционную жалобу государственным обвинителем — старшим помощником Минусинского межрайонного прокурора Красноярского края Дю М.А. принесены возражения, в которых она, опровергая доводы жалобы о незаконности приговора, просит приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу защитников — без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и поступившие возражения, суд апелляционной инстанции приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, что обеспечивается также соблюдением требований ст. 307 УПК РФ, предусматривающих обязательное изложение в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию в том числе событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления), виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы, характер и размер вреда, причиненного преступлением, обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Однако указанные требования уголовно-процессуального закона судом при постановлении приговора по настоящему делу выполнены не были.

В обоснование виновности директора МУП «ЖКХ» Минусинского района Шахова В.П. суд сослался в приговоре на показания свидетелей ФИО8, ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18, эксперта ФИО19, а также на оглашенные в судебном заседании письменные материалы дела и заключения экспертов, представленные органами предварительного следствия, которыми подтверждается, что котельная с. Лугавское Минусинского района, переданная отделом имущественных отношений администрации Минусинского района с 1 сентября 2014 года в хозяйственное ведение МУП «ЖКХ» Минусинского района, не имеющему лицензии, функционирование которой обеспечивалось МУП «ЖКХ» Минусинского района, являлась единственным источником тепловой энергии в горячей воде для потребителей с. Лугавское Минусинского района, а доход, полученный МУП «ЖКХ» Минусинского района от эксплуатации указанной котельной в период с 15 сентября 2014 года по 31 августа 2015 года составил 23 143 182 рубля 40 копеек.

Вместе с тем, выводы суда о наличии в действиях осужденного состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ суд апелляционной инстанции признает ошибочными, в связи с чем постановленный приговор не может быть признан законным и в силу требований п. 3 ч. 1 ст. 38915, ст. 38918 УПК РФ подлежит отмене.

В силу ч. 5 ст. 20 Федерального закона от 27 июля 2010 года N 190-ФЗ «О теплоснабжении» теплоснабжающие организации обязаны обеспечивать, в том числе безаварийную работу объектов теплоснабжения (п. 7) и надежное теплоснабжение потребителей (п. 8).

Признавая Шахова В.П. виновным в осуществлении предпринимательской деятельности без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, суд не проверил доводы стороны защиты об отсутствии умысла на незаконное предпринимательство, не установилналичие в его действиях прямого умысла на осуществление предпринимательской деятельности без лицензии, что существенно повлияло на выводы суда о виновности осужденного.

Вместе с тем из представленных материалов дела усматривается, что Шахов В.П. был назначен с 15 сентября 2014 года на основании распоряжения Главы администрации Минусинского района N 139-р от 15 сентября 2014 года на должность директора МУП «ЖКХ» Минусинского района, созданного на основании постановления Главы администрации Минусинского района N 438-П от 28 мая 2014 года, и в период эксплуатации котельной с двумя паровыми котлами с декабря 2014 года по сентябрь 2015 года неоднократно обращался в Енисейское управление Ростехнадзора для регистрации опасного производственного объекта и получения лицензии на осуществление эксплуатацию взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов, которая была получена 21 сентября 2015 года (т. 2 л.д. 223-224).

В материалах дела имеются также постановления главы администрации Минусинского района от 8 и 16 сентября 2014 года, 14 апреля и 14 мая 2015 года о начале отопительного периода 2014-2015 годов на территории Минусинского района с 15 сентября 2014 года и окончании отопительного периода — 15 мая 2015 года (т. 2 л.д. 214-217).

Из пункта 2.1 Устава МУП «ЖКХ» Минусинского района следует, что основными целями деятельности Предприятия является решение социальных задач и вопросов местного значения, осуществление необходимой хозяйственной общественно-полезной деятельности в интересах Муниципального образования Минусинский район, в том числе эксплуатация систем теплоснабжения, котельных, тепловых пунктов и других объектов инженерной инфраструктуры, необходимых для снабжения тепловой энергией населения и иных потребителей.

Таким образом, из показаний свидетелей и письменных материалов дела следует, что инкриминируемые Шахову В.П. действия были выполнены им для обеспечения надежной работы объектов теплоснабжения, в целях выполнения распоряжения Главы администрации Минусинского района о начале отопительного периода 2014-2015 годов на территории Минусинского района, и обусловлены опасностью срыва отопительного сезона в населенном пункте с. Лугавское с большим числом жителей и социальной инфраструктурой.

При этом эксплуатируемая МУП «ЖКХ» Минусинского района котельная с двумя паровыми котлами с. Лугавское являлась единственным источником тепловой энергии, обеспечивающим теплом социально значимые категории потребителей с. Лугавское, в том числе учебные заведения.

С учетом анализа приведенных доказательств, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии в содеянном признаков ч. 1 ст. 39 УК РФ, в силу положений которой не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

При таких данных, осуждение Шахова В.П. по п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ нельзя признать обоснованным, приговор в этой части подлежит отмене, а дело прекращению ввиду отсутствия в действиях осужденного состава данного преступления.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ за Шаховым В.П. следует признать право на реабилитацию.

Руководствуясь ст. ст. 38913, 38920, 38928, 38933 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

Приговор Минусинского городского суда Красноярского края от 18 января 2017 года в отношении Шахова Виктора Павловича осужденного по п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ — отменить, производство по делу прекратить, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, признав за ним право на реабилитацию, предусмотренное статьями 133 и 134 УПК РФ.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главой 471 УПК РФ в Президиум Красноярского краевого суда.

Судья краевого суда И.И.Верхотуров

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Дело № 9-Д13-25

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 июля 2013 года

председательствующего Ситникова Ю.В.,

с участием прокурора Химченковой М.М.

при секретаре Воронине М.А.

рассмотрела в судебном заседании дело по надзорной жалобе осуждённого Шульгинова А.Е. о пересмотре приговора Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 14 декабря 2011 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 15 июня 2012 года и постановления президиума Нижегородского областного суда от 23 января 2013 года.

По приговору Нижегородского районного суда г. Н. Новгорода от 14 декабря 2011 года,

[скрыто], судимый: 09.06.2007 г. по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 159; ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159; ч. 3 ст. 33, ст. 105 ч. 2 пп. «ж», «з», ч. 3 ст. 69 УК РФ к 16 годам лишения свободы; 23.10.2008 г. по ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 159, ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 16 годам 9 месяцам лишения свободы,

осуждён по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 7.03.2011 г.) за каждое из 12 совершённых преступлений к 4 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности указанных преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по

совокупности всех преступлений, в том числе по приговору суда от 23.10.2008 г., окончательно назначено 17 лет 5 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания с зачётом отбытого наказания по приговорам суда от 09.06.2007 г. и от 23.10.2008 г. исчислен с 05.07.2006 г.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 15 июня 2012 года приговор в отношении Шульгинова А.Е. изменён. В соответствии со ст. 61 ч.1 п. «и» УК РФ явка с повинной признана обстоятельством, смягчающим наказание. За каждое из 12 совершённых преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 7.03.2011 г.), назначено 4 года 5 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 6 лет 5 месяцев лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно Шульгинову назначено 17 лет 4 месяца лишения свободы. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением Борского городского суда Нижегородской области от 14 января 2013 года приговоры в отношении Шульгинова А.Е. приведены в соответствие с действующим законом. По приговору от 9.06.2007 г. действия осужденного квалифицированы по ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.), по которой назначено 4 года 10 месяцев лишения свободы; по ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 07.03.2011 г.), по которой назначено 6 лет 10 месяцев лишения свободы, постановлено также считать его осуждённым по ч. 3 ст. 33, ст. 105 ч.2 пп. «ж», «з» УК РФ к 12 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений Шульгинову назначено 15 лет 9 месяцев лишения свободы. По приговору от 23.10.2008 г. действия осуждённого квалифицированы по ч. 3 ст. 1591 УК РФ (в редакции Федерального закона № 207-ФЗ от 29.11.2012 г.), по которой назначено 2 года 9 месяцев лишения свободы; по ч. 2 ст. 1591 УК РФ (в редакции Федерального закона № 207-ФЗ от 29.11.2012 г.), по которой назначено 1 год 9 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 3 года лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно Шульгинову назначено 16 лет лишения свободы. По приговору от 14.12.2011 г. действия осуждённого квалифицированы по ч. 4 ст. 159 УК РФ (в редакции Федерального закона № 26-ФЗ от 7.03.2011 г.) за каждое из 12 совершённых преступлений к 4 годам 5 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 6 лет 5 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательно Шульгинову назначено 16 лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением президиума Нижегородского областного суда от 23 января 2013 года приговор от 14.12.2011 года и кассационное определение от 15 июня 2012 года в отношении Шульгинова А.Е. изменены. Исключён из осуждения Шульгинова по каждому из 11 преступлений, предусмотренных ч.

4 ст. 159 УК РФ, квалифицирующий признак — «группой лиц по предварительному сговору». Наказание, назначенное за каждое из 11 совершённых преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, смягчено до 4 лет 4 месяцев лишения свободы. Из осуждения Шульгинова по преступлению в отношении [скрыто] предусмотренному ч. 4 ст. 159 УК РФ, исключены квалифицирующие признаки мошенничества — «по предварительному сговору группой лиц» и «с причинением значительного ущерба» и смягчено наказание до 4 лет 3 месяцев лишения свободы. В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, осуждённому назначено 6 лет 2 месяца лишения свободы. В соответствии с ч.

5 ст. 69 УК РФ окончательно Шульгинову А.Е. назначено 17 лет лишения свободы. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю. В., изложившего обстоятельства дела, содержание судебных решений, мотивы надзорной жалобы, мнение прокурора Химченковой М.М. о необходимости удовлетворения надзорной жалобы, Судебная коллегия

установила:

по приговору Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 14 декабря 2011 года Шульгинов признан виновным и осуждён за совершение организованной группой в период с 5 мая 2005 года по 23 января 2006 года двенадцати мошенничеств.

В надзорной жалобе осуждённый Шульгинов просит о пересмотре постановления президиума Нижегородского областного суда, указывая, что суд надзорной инстанции, пересматривая в отношении него приговор от 14 декабря 2011 года, снизил назначенное ему по ч. 5 ст. 69 УК РФ наказание до 17 лет лишения свободы, однако не учёл ранее внесённые в этот же приговор изменения в части окончательно назначенного ему наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия находит судебные решения подлежащими изменению на основании ст. 409, п. 1 ст. 382 УПК РФ в связи с неправильным применением уголовного закона.

Так, из материалов дела усматривается, что президиум Нижегородского областного суда, пересматривая 23 января 2013 года в порядке надзора приговор от 14.12.2011 года и кассационное определение в отношении Шульгинова, исключил из судебных решений квалифицирующий признак 11 преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, — «группой лиц по предварительному сговору» и квалифицирующие признаки преступления, совершённого в отношении [скрыто] и предусмотренного ч. 4 ст. 159

УК РФ, — «группой лиц по предварительному сговору» и «с причинением значительного ущерба». С учётом этих изменений суд надзорной инстанции снизил назначенное Шульгинову наказание, как отдельно за каждое из совершённых им преступлений, так и по совокупности преступлений, назначенных в порядке ч.ч. 3, 5 ст. 69 УК РФ. При этом окончательное наказание в порядке ч. 5 ст. 69 УК РФ Шульгинову назначено в виде 17 лет лишения свободы.

При этом суд надзорной инстанции не учёл, что постановлением Борского городского суда Нижегородской области от 14 января 2013 года, приговоры в отношении Шульгинова были приведены в соответствие с действующим законом, и назначено наказание по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ в виде 16 лет 8 месяцев лишения свободы.

Таким образом, президиум Нижегородского областного суда назначил Шульгинову окончательное наказание в большем размере, чем ранее было назначено судом первой инстанции в порядке исполнения приговора, чем ухудшил положение осуждённого. Поэтому оно подлежит снижению соразмерно всем установленным по делу обстоятельствам.

Назначение наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ обоснованно, поскольку преступления, виновность Шульгинова в совершении которых признана приговором суда от 14.12.2011 г., были совершены до вынесения приговоров от 09.06.2007 г. и от 23.10.2008 г.

Руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление президиума Нижегородского областного суда от 23 января 2013 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда от 15 июня 2012 года, постановление Борского городского суда Нижегородской области от 14 января 2013 года в отношении Шульгинова [скрыто] Е изменить.

По приговору Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 14 декабря 2011 года снизить назначенное ему окончательное наказание по ч. 5 ст. 69 УК РФ до 16 лет 2 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном указанные постановление президиума, кассационное определение, постановление городского суда и приговор суда оставить без изменения.

Приговоры судов по ст 1591 ук рф

Обзор судебной практики Республики Хакасия

по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

(статьи 159-159 3 ,159 5 , 159 6 и 160 УК РФ)

Верховным Судом Республики Хакасия проведена работа по изучению судебной практики по уголовным делам о мошенничестве, присвоении и растрате (статьи 159-159.3, 159.5, 1596 и 160 УК РФ).

За основу обобщения взята «Примерная программа изучения судебной практики», подготовленная Управлением систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда РФ, в соответствии с которой необходимо было обобщить и проанализировать практику рассмотрения районными и городскими судами уголовных дел об указанных преступлениях за 2016 — 2017 годы. Для проведения обобщения использовались также аналитические справки и судебные акты, представленные районными и городскими судами за указанный период, ответы судов на запросы о даче разъяснений тех или иных положений законодательства и судебной практики.

Анализ практики был осуществлен отдельно по каждой из указанных форм хищения и показал следующее.

Хищения чужого имущества или приобретение права на него в форме мошенничества совершались чаще всего путем обмана, реже – путем злоупотребления доверием.

Например, согласно приговору Черногорского городского суда в отношении К., хищение денежных средств, совершенное последней путем обмана, выразилось в следующем.

Потерпевшая обратилась к К. с просьбой оказать риэлтерские услуги, после чего отдала ей денежные средства в сумме 470 000 руб. для передачи их собственнику приобретаемой квартиры. К., не обладая полномочиями, подписала с потерпевшей предварительный договор купли-продажи квартиры, в который внесла ложные сведения о том, что действует на основании доверенности от собственника приобретаемой квартиры, фактически таковой не имея. Полученные денежные средства в сумме 470 000 руб. К. собственнику квартиры не передала, распорядилась ими по своему усмотрению.

Действия виновной квалифицированы судом по ч.3 ст.159 УК РФ как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в крупном размере.

В соответствии с приговором Аскизского районного суда действия Г. квалифицированы по ч. 2 ст. 159 УК РФ как мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем злоупотребления доверием, с причинением значительного ущерба гражданину.

Действия по совершению преступления выразились в следующем.

Г., имея преступный умысел, направленный на хищение путем злоупотребления доверием, с целью безвозмездного противоправного изъятия чужого имущества и обращения его в свою пользу, действуя из корыстных побуждений, под предлогом сохранения у себя денежных средств, принадлежащих потерпевшей, ввел ее в заблуждение, и, не намереваясь возвращать, предложил последней передать ему на временное хранение денежные средства. Потерпевшая, будучи знакома с Г. и доверяя ему, не подозревая о его преступных намерениях, передала на временное хранение денежные средства в размере 5000 руб. Г., завладев денежными средствами, с места преступления скрылся.

При признании мошенничества оконченным суды руководствуются п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», согласно которому мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц, и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Как неоконченный состав мошенничества судами квалифицировались действия лиц, направленные на хищение чужого имущества путем обмана, в результате которых по не зависящим от виновного лица обстоятельствам после выполнения им объективной стороны преступления чужое имущество не было ему передано или после передачи чужого имущества виновный не смог распорядиться им по своему усмотрению.

Например, как покушение на мошенничество (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 159 УК РФ) Абаканским городским судом квалифицированы следующие действия М.

Виновная, действуя с преступным умыслом на хищение чужого имущества путем обмана, из корыстных побуждений, с целью безвозмездного противоправного изъятия чужого имущества и обращения его в свою пользу, находясь в квартире потерпевшей, представилась работником Пенсионного фонда. В ходе беседы М. пояснила потерпевшей, что ей, как человеку пенсионного возраста, назначена доплата к пенсии по старости лет в сумме 300 руб., указав при этом, что в наличии у нее имеется купюра достоинством 5000 руб., с которой потерпевшая должна дать ей сдачу, достоверно зная при этом, что передаваемая ею купюра не является платежным средством, представляет собой лист бумаги с изображением основных элементов денежного билета номиналом 5000 руб. и надписью «Банк приколов».

Потерпевшая, не подозревая о преступном умысле М., будучи введенная ею в заблуждение по поводу вышеуказанной выплаты, с целью выдачи сдачи М. предприняла попытки передать ей разницу в сумме 4700 руб., однако, в виду отсутствия разменных купюр, не смогла этого сделать, в связи с чем М. не смогла довести до конца свои преступные действия по не зависящим от нее обстоятельствам.

Приговором Абаканского городского суда действия Т. квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Так, Т., достоверно зная, что в отношении супруга потерпевшей по уголовному делу избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, решил воспользоваться сложившейся ситуацией и путем обмана похитить принадлежащие ей денежные средства.

Для этого Т. обратился к потерпевшей с предложением оказать помощь в освобождении ее супруга из-под стражи за денежное вознаграждение в размере 3 000 000 руб., достоверно зная, что он не располагает возможностью решения данного вопроса.

Потерпевшая, подозревая, что Т. имеет намерение путем обмана похитить принадлежащие ей денежные средства, обратилась в полицию, и в ходе оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» Т. после передачи ему денежных средств был задержан.

Действия виновного квалифицированы судом как покушение на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана, в особо крупном размере, не доведенное до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

За рассматриваемый период в практике региона отсутствуют случаи квалификации действий лиц как приготовление к мошенничеству.

По рассмотренным уголовным делам изучаемой категории в качестве доказательств отсутствия у лица намерения исполнить обязательства, связанные с условиями передачи ему чужого имущества или приобретения права на него, судами признавались сведения о заведомом отсутствии у лица реальной финансовой возможности исполнить принимаемые обязательства или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, а также использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества.

Проведенный анализ показал, что действия виновных в мошенничестве получают юридическую оценку судов в зависимости от установленных обстоятельств и формулировки обвинения как единое продолжаемое преступление либо совокупность отдельных преступлений.

Примером квалификации мошеннических действий как единого продолжаемого преступления может служить следующее уголовное дело.

И. органами предварительного следствия обвинялся в совершении семи преступлений, предусмотренных ч.2 ст.159 УК РФ, по хищению имущества потерпевшей М.

Согласно материалам дела, И. неоднократно в период с 22 ноября 2014 года по 13 марта 2016 года обращался к потерпевшей М. с просьбой о предоставлении ему денежных средств в долг, а также — на проведение ремонтных и строительных работ в виде предварительной платы по заключаемым с ней договорам и денежных средств для приобретения материалов, необходимых для ремонтных и строительных работ, сообщая заведомо ложные сведения о своей возможности и намерении вернуть денежные средства, после чего получал от потерпевшей денежные средства, затем умышленно не исполнял взятые на себя обязательства.

Саяногорский городской суд, постановив по делу обвинительный приговор, пришел к выводу, что подсудимым совершено одно продолжаемое преступление, поскольку, как следует из обвинения, предъявленного И., основанному на материалах дела, его действия складывались из ряда юридически тождественных деяний, в отношении одной потерпевшей, характеризовались единым умыслом и способом хищения, совершены в течение ограниченного периода времени, с единым предметом преступного посягательства (денежные средства) и преступными последствиями. С учетом изложенного, совершенные в отношении имущества М. в период с 22 ноября 2014 года по 13 марта 2016 года действия И. суд квалифицировал по ч. 2 ст. 159 УК РФ – мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину.

В качестве примера квалификации мошеннических действий как совокупности однотипных преступлений можно привести следующее уголовное дело.

Как следует из приговора Абаканского городского суда, С., являясь учредителем и директором ООО, используя свое служебное положение, заключал с потерпевшими договоры по подбору объектов недвижимости, согласно которым он обязался оказать посреднические услуги по приобретению объектов недвижимости и заключению предварительного договора купли-продажи, скрывая от потерпевших, что он не имеет законных полномочий и реальной возможности по продаже данных объектов недвижимости. При заключении договоров С. получил от потерпевших денежные средства в качестве задатка за приобретаемый объект недвижимости, которые похитил путем обмана, не исполнив принятые на себя договором обязательства. Тем самым С. совершил в разный период времени четыре факта мошеннических действий, то есть четыре хищения чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину, с использованием своего служебного положения, причинив ущерб потерпевшим В., Ч., П., Н.

Судом каждое из преступлений квалифицировано по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Также в практике судов отмечены случаи, когда суд квалифицировал единым преступлением посягательство, которое было совершено на имущество разных владельцев.

Так, в соответствии с приговором Черногорского городского суда К., имея умысел на хищение чужого имущества путем обмана, действуя из корыстных побуждений, с целью противоправного безвозмездного изъятия чужого имущества и обращения его в свою пользу, под предлогом осуществления деятельности ООО совершал хищение денежных средств путем оформления кредитов физическим лицам и займов у последних денежных средств, полученных в результате заключения кредитных договоров, а также займов денежных средств у физических лиц. К., обладая достоверной информацией о том, что банки в рамках программ кредитования граждан на неотложные нужды выдают физическим лицам денежные кредиты, зная механизм выдачи кредитов и необходимых для оформления кредитов документов, для гарантированного оформления кредитов обеспечивал заемщиков ложными данными о месте работы и размере заработной платы, предоставляя из ООО справки о необходимом размере заработной платы.

К. обещал гражданам самостоятельно, своевременно и в полном объеме осуществлять платежи по кредитным договорам, однако принятые на себя обязательства по выплате кредитов выполнять не собирался. С целью придания видимости своей платежеспособности, К. писал расписки о возврате денежных средств и передавал их заемщикам. Потерпевшими по делу были признаны физические лица, на которых банками оформлялись кредиты.

В приговоре указано, что преступными действиями К. каждому из потерпевших, вынужденных отвечать по кредитным обязательствам перед банками, причинен материальный ущерб в особо крупном размере.

Суд квалифицировал действия К. по ч. 4 ст. 159 УК РФ как единое продолжаемое преступление, состоящее из нескольких однотипных преступных действий, совершенных путем изъятия имущества, объединенное единым умыслом на завладение чужим имуществом из корыстных побуждений.

При этом суд указал в приговоре, что К. не ставил цели похитить определенное количество денежных средств у граждан, поскольку не знал число граждан, которые согласятся оформить кредиты на поставленных им условиях, точные суммы одобренных кредитных заявок и заключенных кредитных договоров. Однако отсутствие конкретно-определенной цели не лишает содеянное К. содержательного, внутреннего единства, поскольку совершаемые им неоднократные действия по склонению граждан к оформлению кредитов и передачи ему полученных денежных средств полностью либо частично обладают однотипностью, тождественностью способов их совершения, а также единством умысла.

В тех случаях, когда владелец денежных средств, находящихся на банковских счетах, электронных денежных средств либо сам осуществляет их перевод злоумышленнику, либо передаёт ему конфиденциальную информацию, необходимую для получения доступа к денежным средствам (например, свои персональные данные, данные платежных карт, контрольную информацию, пароли), указанные действия также квалифицируются как мошенничество.

Как следует из приговора Усть-Абаканского районного суда в отношении Ш., потерпевшая, не подозревая о преступных намерениях Ш., перечислила со своего расчетного счета на его расчетный счет денежные средства, завладев которыми он принятые на себя обязательства по оказанию помощи в оплате за обучение и получение водительского удостоверения не выполнил, обратил денежные средства в свою пользу и распорядился им по своему усмотрению, тем самым путем обмана совершил хищение денежных средств, причинив значительный материальный ущерб. Действия Ш. квалифицированы судом по ч. 2 ст. 159 УК РФ.

В практике региона не имеется случаев, когда действия лица, направленные на получение (изъятие) денежных средств, находящихся на банковских счетах, электронных денежных средств, признавались бы покушением на хищение. Однако, по мнению большинства судей региона, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение, если лицо использовало похищенную или поддельную кредитную либо расчетную карту, но по не зависящим от него обстоятельствам ему не удалось обратить в свою пользу или в пользу других лиц чужие денежные средства.

При отграничении мошенничества от составов преступлений, предусмотренных статьями 165, 1722, 200.3и 330 УК РФ, судьи региона исходят из следующего.

Мошенничество (ст. 159 УК РФ) отличается от причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (ст. 165 УК РФ) тем, что при мошенничестве потерпевшему причиняется реальный ущерб, а при причинении имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием – ущерб в виде упущенной выгоды. В случае причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием признаки хищения отсутствуют. Возможна также ситуация, когда имущество оказывается у виновного на правомерном основании, однако последний, злоупотребив доверием собственника, причиняет ему имущественный ущерб (вследствие непередачи виновным имущества, удержания у себя имущества).

В отличие от мошенничества, организация деятельности по привлечению денежных средств и (или) иного имущества (статья 172.2 УК РФ), где предметом преступления выступают также денежные средства и иное имущество физических и юридических лиц, с объективной стороны выражается в организации деятельности привлечения предмета преступления в виде так называемой финансовой пирамиды, конструктивным признаком данного состава преступления выступает крупный размер такой деятельности (свыше 2,25 млн. рублей).

Привлечение денежных средств граждан в нарушение требований законодательства РФ об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости (статья 2003 УК РФ) от мошенничества отличается по объективной стороне преступления, которая характеризуется общественно опасным деянием, заключающимся в привлечении денежных средств граждан для строительства в нарушение требований РФ об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости в крупном размере (свыше 3 млн. руб.). Кроме того, необходимым условием данного преступления является несоблюдение требований, предусмотренных ст. 3 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», которая регулирует порядок привлечения денежных средств для строительства многоквартирных домов и (или) иных объектов недвижимости.

При отграничении мошенничества от самоуправства (ст. 330 УК РФ) следует учитывать, что в последнем случае объективная сторона преступления выражается в том, что действие совершается виновным самовольно, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку. При этом у виновного лица есть реальное или предполагаемое право на совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, и такими действиями причиняется существенный вред законным интересам граждан или организаций. Субъективная сторона рассматриваемого преступления, в отличие от мошенничества, характеризуется отсутствием корыстной цели.

Изучение практики вынесения судами по статье 159 УК РФ оправдательных приговоров показало, что суды принимали решения об оправдании лиц, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УК РФ, в связи с отсутствием состава преступления.

Так, приговором Бейского районного суда В. оправдан по ч.3 ст.159.2 УК РФ.

Суд указал, что для квалификации деяния как хищения, совершенного путем мошенничества, необходимо предоставить доказательства умысла на хищение у подсудимого корыстной цели, доказательства совершения объективной стороны данной разновидности хищения — совершения обманных действий, как способа завладения имуществом, а также установить наличие ущерба у потерпевшего.

Специфика мошенничества, предусмотренного ч. 3 ст. 159.2 УК РФ, в том, что деяние совершается путем активного обмана.

Данный вид мошенничества представляет хищение, для которого характерна вина только в виде прямого умысла. Предоставление недостоверных сведений может рассматриваться в качестве способа совершения преступления лишь в случае, если лицо осознает их недостоверность, т.е. несоответствие их действительности.

При этом материалы дела не содержали достаточных доказательств того, что В. осознавал ложность предоставляемых сведений, в связи с чем обман как часть объективной стороны вменяемого ему преступления отсутствует.

На основании апелляционного постановления Верховного Суда Республики Хакасия приговор Бейского районного суда оставлен без изменения.

Согласно приговору Саяногорского городского суда, А. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, оправдан в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Суд указал, что исследованными доказательствами не подтвержден факт того, что А. обманным путем заставил потерпевшего подписать договор купли-продажи недвижимого имущества и расписку о получении за это имущество денежных средств, которые в реальности переданы не были.

На основании апелляционного определения Верховного Суда Республики Хакасия приговор Саяногорского городского суда оставлен без изменения.

Для квалификации мошенничества как сопряжённого с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (части 5-7 статьи 159 УК РФ) при определении понятия договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности судьи руководствуются разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2016 г. № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности», а также положениями Гражданского кодекса РФ. Основанием для возникновения договорных обязательств является договор, т.е. соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 420 Гражданского кодекса РФ). Под договорными обязательствами в сфере предпринимательской деятельности понимаются обязательства, когда сторонами договора являются индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

К обстоятельствам, подтверждающим умышленный характер деяния на преднамеренное неисполнение договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, суды относят обстоятельства, указывающие на то, что у лица фактически не имелось и не могло быть реальной возможности исполнить обязательство; сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества; распоряжение денежными средствами, полученными от стороны договора, в личных целях. Выводы суда о виновности лица должны быть основаны на оценке всей совокупности доказательств: показаний потерпевших, свидетелей, заключений экспертиз, вещественных доказательств, иных документов.

В части 5 статьи 159 УК РФ признак «причинение значительного ущерба» выступает в качестве криминообразующего. Согласно пункту 1 примечаний к этой статье, таковым признаётся ущерб в сумме, составляющей не менее десяти тысяч рублей. При решении вопроса о наличии в действиях лица состава указанного преступления судами учитывается имущественное положение потерпевшего, который в данном случае может быть индивидуальным предпринимателем или коммерческой организацией. Для определения значительности ущерба суды исходят из совокупности всех обстоятельств дела, учитывая стоимость похищенного имущества и имущественное положение потерпевшего, в частности наличие у него иного источника доходов.

Судьи региона полагают, что сформулированные в частях 5-7 статьи 159 УК РФ нормы являются специальными по отношению к нормам, содержащимся в частях 1-4 статьи 159 УК РФ.

По мошенничеству в сфере кредитования (статья 1591 УК РФ) у судей Республики Хакасия сложностей при отграничении преступления, предусмотренного ст. 1591 УК РФ, совершённого индивидуальным предпринимателем либо руководителем организации, от преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, не возникало. Такое отграничение следует проводить по субъекту преступления, который при незаконном получении кредита, в отличие от мошенничества, может быть только специальным (индивидуальный предприниматель либо руководитель организации), а также по умыслу, который при совершении преступления, предусмотренного ст. 176 УК РФ, направлен лишь на незаконное получение кредита без цели обращения денежных средств в свою собственность.

По рассмотренным за анализируемый период уголовным делам о совершении преступлений, предусмотренных ст. 1591 УК РФ, в качестве «иных кредиторов» судами Республики Хакасия признавались микро-финансовые организации.

Так, приговором Абаканского городского суда М. осужден по ч.1 ст.159.1 УК РФ.

При этом его преступные действия выразились в том, что он, реализуя умысел, направленный на хищение денежных средств, принадлежащих ООО МО, по телефону осуществил заявку на оформление потребительского займа, не имея намерений на его погашение. Затем, с целью гарантированного получения потребительского займа, М. предоставил персональному менеджеру ООО МО паспорт на свое имя, а также сообщил заведомо ложные сведения о месте работы, заработной плате и месте проживания. Сообщенные М. сведения были внесены персональным менеджером ООО МО в договор потребительского займа на сумму 20 000 рублей.

Далее М. получил от ООО МО денежные средства в размере 20 000 рублей, которыми распорядился по своему усмотрению, после чего ни одного платежа в счет погашения задолженности не произвел.

В практике региона за анализируемый период имеется единичный случай рассмотрения уголовного дела о мошенничестве в сфере кредитования в отношении лица, не обладающего статусом заёмщика, но непосредственно участвующего совместно с заёмщиком в хищении имущества путём обмана.

Так, приговором Абаканского городского суда В. и К. признаны виновными в следующем.

В. и К., действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью безвозмездного противоправного изъятия чужого имущества и обращения его в свою пользу, договорились совместно похитить денежные средства банка путем оформления кредита с предоставлением банку заведомо ложных сведений, не имея намерений возвращать кредит.

Реализуя совместный умысел, В. проставила в паспорте К. штамп ОУФМС России по Республике Хакасия о регистрации по месту жительства в г. Абакане с целью облегчения получения кредита К., а также предоставила последнему заведомо ложную информацию о месте его работы, которую он должен был сообщить при оформлении кредита, после чего доставила его к отделению банка.

В свою очередь К., действуя согласно ранее достигнутой договоренности с В., подал заявку на получение кредита, предоставив сотруднику банка в подтверждение своей платежеспособности заведомо ложную информацию о месте работы, ранее подготовленную В., а также предоставил оригинал паспорта с оттиском штампа ОУФМС России по Республике Хакасия о месте регистрации.

После этого сотрудник банка, у которого не возникло сомнений в достоверности предоставленных банку сведений о платежеспособности, заключил с К. кредитный договор и выдал последнему кредитную карту с лимитом 55000 рублей.

Далее В., получив от К. оформленную последним кредитную карту, через банкомат сняла с кредитной карты денежные средства в сумме 52500 рублей, из которых 27000 рублей передала К., 25500 рублей оставила себе.

Денежными средствами В. и К. распорядились по своему усмотрению, платежи в счет погашения задолженности по кредитному договору не производили, причинив своими преступными действиями материальный ущерб банку.

Действия В. и К. квалифицированы судом по ч.2 ст.159.1 УК РФ как мошенничество в сфере кредитования, т.е. хищение денежных средств заемщиком путем предоставления банку заведомо ложных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

В Республике Хакасия сформирована судебная практика рассмотрения уголовных дел о мошенничестве при получении выплат (статья 159.2 УК РФ), т.е. пособий, компенсаций, субсидий, иных социальных выплат.

Например, по приговору Абаканского городского суда С. осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.159.2 УК РФ.

Согласно установленным в судебном заседании обстоятельствам, С., являясь генеральным директором ООО, имея умысел на хищение денежных средств при получении пособий, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, принадлежащих ГУ-РО ФСС РФ по РХ, путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений, обратился в офис ГУ-РО ФСС РФ по РХ с заявлением о восстановлении задолженности за ГУ-РО ФСС РФ по РХ на выделение средств на осуществление расходов страхователя в сумме 170124 рубля 59 копеек на выплату пособия по беременности и родам своей супруге, достоверно зная, что она фиктивно трудоустроена в ООО на должность оценщика и не выполняла никаких трудовых функций в этом Обществе.

Действия С. суд квалифицировал по ч.3 ст. 159.2 УК РФ как мошенничество при получении выплат, то есть хищение денежных средств при получении пособий, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путем предоставления заведомо ложных и недостоверных сведений, совершенное с использованием своего служебного положения.

Согласно приговору Ширинского районного суда, Ш. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159.2 УК РФ, – мошенничество при получении выплат, то есть в хищении денежных средств при получении субсидий и иных социальных выплат, установленных законом и иными нормативными актами, путем предоставления заведомо ложных сведений, в крупном размере.

Согласно установленным в судебном заседании обстоятельствам, Ш., получив свидетельство на право получения по целевой программе социальной выплаты на приобретение жилого помещения, вопреки условиям программы, приискал непригодный для проживания дом, после чего заключил с собственником договор купли-продажи, в котором указал завышенные, заведомо ложные сведения о цене купли-продажи, в действительности передав собственнику значительно меньшую сумму, и после государственной регистрации договора купли-продажи и получения свидетельства о государственной регистрации права собственности, получил от администрации муниципального образования денежные средства, которыми распорядился по своему усмотрению.

За анализируемый период субъектами рассматриваемого преступления признавались:

— лица, которые получали социальные выплаты, но не сообщили о возникновении обстоятельств, необходимых для прекращения производства этих выплат (пенсия по случаю потери кормильца, пособие по безработице);

— лица, предоставившие подложные сведения, что явилось основанием для назначения им социальных выплат.

Выплаты назначались на основании официального распоряжения (документа), что, по мнению судей Республики Хакасия, и является специальным признаком субъекта для квалификации его действий по ст. 159.2 УК РФ.

Таким образом, субъектом рассматриваемого преступления является лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, наделенное правом получения соответствующих социальных выплат.

В Республике Хакасия имеются случаи осуждения лиц за мошенничество с использованием платежных карт (статья 159.3 УК РФ). В качестве примера можно привести приговор Абаканского городского суда в отношении Ш., согласно которому к нему обратился потерпевший М. для оказания помощи в переводе со сберегательной книжки ПАО на банковскую карту денежных средств для последующего их снятия через банкомат ПАО, передав ему банковскую карту.

Ш., располагая сведениями о том, что на счету М. имеются денежные средства, вставив карту в картридер банкомата, зайдя в папку «личный кабинет», подключил услугу он-лайн по банковской карте потерпевшего к своему номеру сотового телефона, установил одноразовые логин и пароль лицевого счета потерпевшего, получив тем самым доступ к лицевому счету потерпевшего. В дальнейшем, используя полученные данные, Ш. неоднократно входил в личный кабинет потерпевшего, производил для себя неоднократные переводы денежных средств, тем самым причинил потерпевшему материальный ущерб в крупном размере.

Практика рассмотрения судами уголовных дел о мошенничестве в сфере страхования (статья 159.5 УК РФ), компьютерной информации (статья 159.6 УК РФ) за анализируемый период в регионе отсутствует.

Тем не менее, судьями высказано мнение, что субъектом мошенничества в сфере страхования следует считать лицо, достигшее 16 лет и заключившее договор страхования в качестве страхователя. В качестве таковых могут выступать и иные лица, вступившие в сговор со страхователем и выполняющие объективную сторону данного преступления.

Размер хищения при квалификации деяния по ст. 159.5 УК РФ должен определяться из расчета суммы страхового возмещения. Суммы выплаченных страховых взносов (страховой премии) при определении значительного ущерба, крупного и особо крупного размера приниматься во внимание не должны. Суды должны исходить из суммы страхового возмещения, на которую страхователь не имел права, поскольку именно в размере этой суммы и причиняется ущерб страховой компании.

Что касается преступления, предусмотренного ст. 159.6 УК РФ, когда мошеннические действия сопряжены с неправомерным внедрением в чужую информационную систему или с иным неправомерным доступом к охраняемой законом компьютерной информации кредитных учреждений либо с созданием заведомо вредоносных компьютерных программ, внесением изменений в существующие программы, использованием или распространением вредоносных компьютерных программ, содеянное, по мнению судей, подлежит квалификации как мошенничество в сфере компьютерной информации только по статье 159.6 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по статьям 272 или 273 УК РФ.

Содеянное может быть дополнительно квалифицировано по ст. 272 УК РФ только в случае, если в результате неправомерного доступа к компьютерной информации произошло уничтожение, блокирование, модификация либо копирование компьютерной информации, не имеющей отношения непосредственно к хищению или в результате создания, распространения или использования компьютерных программ либо иной компьютерной информации произошло уничтожение, блокирование, модификация, копирование компьютерной информации или нейтрализации средств защиты компьютерной информации (что образует совокупность со ст. 273 УК РФ).

Наиболее характерные примеры квалификации действий виновного как хищения в виде присвоения и хищения в виде растраты (статья 160 УК РФ), а также формулировки обвинения, показывают нижеприведенные судебные акты.

Согласно приговору Алтайского районного суда, Г. признан виновным, в том числе в совершении двух присвоений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ.

При этом Г., являясь директором ООО и действуя с преступным умыслом, направленным на хищение чужого имущества, вверенного виновному, с целью противоправного обращения его в свою пользу, из корыстных побуждений заключал с потерпевшими договоры на поставку пиломатериала.

Потерпевшие, не подозревавшие о преступных намерениях Г., в счет приобретения пиломатериалов вверяли ему денежные средства. Одновременно Г. собственноручно заполнял и заверял бланки приходных кассовых ордеров, согласно которым в кассу ООО от потерпевших поступали денежные средств.

После этого Г. поставлял потерпевшим пиломатериал на меньшую сумму, чем была ему вверена, а оставшиеся денежные средства присваивал себе, распоряжаясь ими по своему усмотрению, чем причинял потерпевшим значительный материальный ущерб.

В соответствии с приговором Алтайского районного суда П. осужден по ч. 3 ст. 160 УК РФ за совершение растраты.

При этом П., являясь директором ОАО, т.е. должностным лицом, обладающим организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями, неоднократно был признан виновным в совершении административных правонарушений. Ему, как должностному лицу, в каждом случае назначалось наказание в виде административного штрафа. После получения каждого постановления о назначении ему административного наказания П., используя свое служебное положение, давал устное указание главному бухгалтеру предприятия перечислить с расчетного счета возглавляемого ОАО денежные средства в счет погашения штрафов.

Под вверенным имуществом судьями Республики Хакасия понимается имущество, находящееся в правомерном владении субъекта преступления, в отношении которого виновное лицо в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения государственной или общественной организации, а также со стороны собственника или владельца имущества, осуществляет определенные полномочия по распоряжению, управлению, хранению и т.д.

В судебной практике дискуссионным является вопрос определения территориальной подсудности уголовных дел, если предметом хищения являются денежные средства, находящиеся на счетах в банках, которые похищаются путём их перевода на банковский счёт виновного лица. При этом в теории и практике в целом существуют несколько подходов к обозначенному вопросу, в соответствии с которыми местом совершения преступления может признаваться:

а) место, где были совершены преступные действия виновного, связанные с обманом потерпевшего;

б) место, где был открыт банковский счёт виновного, на который поступили похищенные денежные средства;

в) место, где потерпевший лишился своих денежных средств (место открытия банковского счёта потерпевшего либо место расположения платежного терминала, посредством которого потерпевший перечислил денежные средства), то есть где для потерпевшего наступили общественно опасные последствия.

Исходя из имеющейся в Республике Хакасия практики, местом совершения преступления, если предметом хищения являются денежные средства, находящиеся на счетах в банках, которые похищаются путём их перевода на банковский счёт виновного лица, признается место, где были совершены преступные действия виновного, связанные с обманом потерпевшего.

По результатам проведённого изучения каких-либо существенных различий в практике рассмотрения уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате, вопросов, требующих их разъяснения, не установлено.

Смотрите еще:

  • Получения приза на банковскую карту от сбербанка развод Заработок, финансы, создание и продвижение сайтов Популярные публикации Вирус создал ярлык флешки на флешке 1 089 views Развод с QIWI кошельком 636 views Наборщик текста страховой взнос 162 views Можно ли записывать телефонные переговоры 158 views ТОП […]
  • Работа юрист в кемерово Работа юриста в Кемерово По запросу работа юристом в Кемерово на сайте HotWork.ru собрано 18 вакансий. За эту неделю добавлено 131 свежих вакансий. Успешно закрыто 113 вакансий. Новые вакансии добавляются ежедневно. Средняя зарплата для профессии юрист в Кемерово - 30 […]
  • Статья 31 упк рк Статья 31. Подсудность уголовных дел Информация об изменениях: Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ в статью 31 настоящего Кодекса внесены изменения, вступающие в силу через пять месяцев со дня официального опубликования названного Федерального […]
  • Заявление на возврат ндфл в ифнс 1 Образец заявления на возврат НДФЛ за лечение Актуально на: 21 февраля 2017 г. ​Образец заявления на возврат НДФЛ за лечение К доходам физлица, облагаемым по ставке 13%, могут быть применены социальные налоговые вычеты, в т.ч. на лечение (п. 1 ст. 219 НК РФ). О форме […]
  • Работа юрист рязань вакансии Работа юриста в Рязани По запросу работа юристом в Рязани на сайте HotWork.ru собрано 45 вакансий. За эту неделю добавлено 161 свежих вакансий. Успешно закрыто 116 вакансий. Новые вакансии добавляются ежедневно. Средняя зарплата для профессии юрист в Рязани - 35 000 […]
  • 108 федеральный закон о рекламе Федеральный закон от 18 июля 1995 г. N 108-ФЗ "О рекламе" Федеральный закон от 18 июля 1995 г. N 108-ФЗ"О рекламе" С изменениями и дополнениями от: 18 июня, 14, 30 декабря 2001 г., 20, 22 августа, 2 ноября 2004 г., 9 мая 2005 г. Принят Государственной Думой 14 июня […]
  • Федеральный закон об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих Федеральный закон от 21 апреля 2011 г. N 74-ФЗ "О внесении изменений в статьи 4 и 5 Федерального закона "Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов […]
  • 50 от зарплаты алименты Размер алиментов на одного ребенка увеличили до 50 процентов Общепринятый размер алиментов на одного ребенка в Украине составляет 25% от заработка того, с кого они удерживаются. Однако бывают случаи, когда алиментщик работает не на полную ставку и выплачивает на […]