Ст292 ук рф оправдательный приговор

ст. 292 УК РФ (оправдательный приговор)

ст. 292 УК РФ (оправдательный приговор) 22.04.2014 00:58

Фигура милиционера, а сейчас – полицейского воспринимается в обществе весьма неоднозначно. Укоренилось мнение, что в милиции – полиции работают люди, совсем не склонные охранять права граждан, а наоборот нарушающие закон на каждом шагу. Такое мнение, сформировавшееся в обществе, порою мешает быть беспристрастными к этой категории правоохранителей со стороны иных «служителей закона», когда в отношении милиционеров возбуждаются уголовные дела и при отсутствии к этому оснований.

В итоге – случаются оправдательные приговоры.

12.04.2010года Первоуральским городским судом был вынесен оправдательный приговор в отношении сотрудника ГИБДД «П», который обвинялся в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст.286 УК РФ.

26.05.2010года Судебная Коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда оставила без удовлетворения кассационную жалобу потерпевшего и кассационное представление прокурора города Первоуральска, оставив оправдательный приговор без изменения.

На настоящее время мой подзащитный «П» имеет на руках вступившее в законную силу решение Первоуральского городского суда об удовлетворении его исковых требований по компенсации морального вреда.

В конце марта 2011 года ко мне за юридической помощью обратился сотрудник патрульно-постовой службы ОВД по ГО Ревда и ГО Дегтярск «Ш», который, как выяснилось, привлечен к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 292 Уголовного Кодекса РФ, им уже выполнены требования ст. 217 Уголовно-процессуального Кодекса РФ и уголовное дело направлено на рассмотрение в Ревдинский городской суд.

После ознакомления с материалами уголовного дела, у меня сложилось впечатление, что обвинение «Ш» является не обоснованным и в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный указанной выше нормой уголовного Закона.

«Ш» обвинялся в том, что он, являясь сотрудником патрульно-постовой службы ОВД по ГО Ревда и ГО Дегтярск, то есть должностным лицом, составил протокол об административном правонарушении в отношении гр. «Р…» по ч. 2 ст. 20.20 Кодекса об административных правонарушения РФ, который фактически данного правонарушения не совершал. В последствии, в отношении гр. «Р…» было вынесено постановление о привлечении к административной ответственности и на него наложен административный штраф в сумме 500 руб. 00 коп.

11 апреля 2011 года «Ш» был осужден Ревдинским городским судом по ч. 1 ст. 292 Уголовного Кодекса РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 8 месяцев, с применением положений ст.73 Уголовного Кодекса РФ, условно с испытательным сроком 6 месяцев.

20 мая 2011года Судебной Коллегией по уголовным делам Свердловского областного суда рассмотрена моя кассационная жалоба, как защитника осужденного «Ш», которая полностью удовлетворена, приговор в отношении «Ш» отменен, уголовное дело прекращено в связи с отсутствием в его действиях признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 Уголовного Кодекса РФ.

Суть позиции защиты сводилась к тому, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактически установленным обстоятельствам, что в конечном итоге привело к неправильному применению норм материального права.

По моему мнению, изложенному в кассационной жалобе, совершение объективной стороны состава преступления не подтверждено исследованными материалами дела, суд необоснованно отверг доводы свидетелей защиты, построив обвинительный приговор на показаниях свидетелей обвинения, которые по своей сути являлись противоречивыми и противоречия в ходе судебного следствия устранены не были.

Так же, по мнению защиты, протокол об административном правонарушении не может относиться к официальному документу и внесение в него любых сведений (правдивых, ложных) не образует состав преступления, предусмотренного ч.1 ст.292 УК РФ. Кроме прочего, не был доказан и мотив совершения преступления «иная личная заинтересованность», в приговоре суд сам определил что по его мнению является «иной личной заинтересованностью» «Ш», выйдя таким образом за пределы предъявленного ему обвинения органом следствия.

Что касается внесения заведомо ложных сведений в официальный документ- в определении Судебной Коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда еще в 2006 году указывалось: «по смыслу уголовного закона официальными являются документы, определяющие какие-либо полномочия учреждений, организаций, объединений, но не частных лиц…». По более узкому определению ст. 5 Федерального закона РФ «Об обязательном экземпляре документов», официальные документы – документы, принятые органами законодательной, исполнительной, судебной власти, носящие обязательный, рекомендательный или информационный характер.

Таким образом, документ, изготовленный в отношении конкретного лица, не смотря на то, что он изготовлен должностным лицом, нельзя признать официальным документом». Таким образом, по моему мнению, внесение в протокол об административном правонарушении ложных сведений не может образовать состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.292 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, в своем определении указала, что все доводы защитника являются обоснованными, отменила приговор Ревдинского городского суда в отношении «Ш» и, как я указала выше, уголовное дело прекратила в связи с отсутствием в действиях «Ш» состава инкриминированного ему преступления.

Достигнутое окончательное решение по данному уголовному делу для меня является важным по нескольким существенным мотивам:

1. Закон должен пониматься одинаково следователями, судьями, прокурорами, адвокатами. Интерпретация закона в рамках ведомственных интересов, неминуемо приводит к его нарушению. Закон должен иметь равную силу для всех.

2. Два самых свежих примера из моей практики свидетельствуют, что и сотрудники милиции-полиции нуждаются (оказывается!) в такой же защите государства, как и другие граждане, поскольку не все они и не всегда — отрицательные герои милицейских будней.

3. Может уже настало время, когда мы должны досконально исследовать любой факт, ставший предметом следствия, либо судебного разбирательства и давать ему оценку беспристрастно, с позиции закона, а не узковедомственных интересов?

Дата опубликования: 2 сентября 2011 г.

Кемеровский областной суд

Докладчик Першина Т.Ю. Дело № 22-3960

г.Кемерово «21» июля 2011г.

Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда в составе:

председательствующего: Уразаевой Л.А.

судей: Куртуковой В.В., Першиной Т.Ю.

при секретаре: Копаневой М.А.

рассмотрела в судебном заседании от 21 июля 2011 года кассационное представление государственного обвинителя Ретунских Т.П. на приговор Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 24 мая 2011 года, которым

Полянский А.А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец , , проживающий по адресу: , ранее не судимый,

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.292 УК РФ, за отсутствием в его действиях события преступления, с признанием за Полянским А.А. права на реабилитацию.

Гражданский иск Б. о возмещении материального и морального ущерба оставлен без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Першиной Т.Ю., выслушав мнение прокурора Лебедевой Т.А., поддержавшей кассационное представление и полагавшей приговор отменить, а представление – удовлетворить, а также объяснение оправданного Полянского А.А. и мнение адвоката Малькова К.А., просивших приговор оставить без изменения, а доводы представления – без удовлетворения, судебная коллегия

Полянский А.А. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.292 УК РФ, за отсутствием события преступления.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ретунских Т.П. просит приговор отменить, как незаконный и необоснованный, ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также нарушения требований ст.305 УПК РФ.

Оправдательный приговор в отношении Полянского А.А. считает незаконным, необоснованным и подлежащим отмене ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушения требований ст.305 УПК РФ к описательно-мотивировочной части оправдательного приговора.

В нарушение п.4 ч.1 ст.305 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора не содержит мотивов, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения, в приговоре перечислены эти доказательства, причем фактически указаны только противоречия между ними, но не дана оценка этим доказательствам во всей их совокупности и сопоставимости с другими исследованными судом доказательствами.

Так суд в своих выводах указывает на существенные противоречия в показаниях потерпевшего Б., свидетелей Та. и С.. Однако, суд при этом не дает никакой юридической оценки тому, что и Та., и С. последовательно на протяжении предварительного следствия и в судебном заседании утверждали, что они никогда не были свидетелями административного нарушения, в котором обвинялся Б., и 28.03.2010 они не находились у барака по ул.Горняцкая,28.

Кроме этого, судом неверно оценены показания свидетелей П. и Т. с позиции их заинтересованности в исходе данного уголовного дела, поскольку они являются сослуживцами подсудимого Полянского А.А., что имеет существенное значение для дела. Вместе с тем, суд не оценил показания свидетелей Та. и С. с позиции их, незаинтересованности в результате рассмотрении дела и полагает, что оснований оговаривать Полянского у них не было. Однако, данные факты не нашли своего отражения в приговоре и судом не дано им никакой оценки, что также существенно повлияло на выводы суда о невиновности подсудимого, изложенные в приговоре.

Более того, выводы суда о невиновности Полянского не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, а именно вывод суда о том, что отсутствуют достоверные доказательства, свидетельствующие об отсутствии события преступления. Данный вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку никто из допрошенных в судебном заседании лиц — ни сам подсудимый Полянский, ни потерпевший, ни свидетели, в том числе и работники милиции — Т. и П. не подтверждают те обстоятельства, какие были изложены в протоколе об административном правонарушении (л.д.98 т№1). Из показаний Т. и П. и даже из показаний самого Полянского видно, что он не смог ни на следствии, ни в судебном заседании подробно пояснить, в чём, кроме нецензурного выражения в адрес собеседника, выразились хулиганские действия Б.. В то же время в протоколе он указал, на то, что Б. хватал окружающих руками, при этом присутствовали дети. Из данных показаний видно, что фактически Б. мелкого хулиганства не совершал. Само по себе одно лишь то обстоятельство, что Б. на улице нецензурно выразился в адрес своего собеседника, не является еще административным правонарушением.

Мужчина, в отношении которого он выразился нецензурно, не имел к нему претензий и Полянский его даже не опросил, хотя имел возможность для этого. Судом не дана надлежащая оценка показаниям П., а также тому, что неизвестный мужчина, в отношении которого якобы было совершено мелкое хулиганство, не был даже опрошен, хотя Полянский обязан был это сделать, поскольку оформлял протокол об административном нарушении.

Кроме того, судом в приговоре не дана оценка постановлению мирового судьи от 30.03.2010г. о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении Б. в связи с отсутствием состава административного правонарушения в его действиях. Данное решение суда никем не отменено вступило в законную силу, а потому, согласно ст.90 УПК РФ, имеет юридическую силу и значимость. Тем самым суд не мотивировал — почему он отверг данный документ как одно из доказательств виновности Полянского, которым фактически установлено отсутствие мелкого хулиганства в действиях Б..

Поэтому вышеизложенные обстоятельства судом не учтены в полном объеме, а также не дана полная оценка данных обстоятельств в совокупности с другими исследованными в ходе судебного заседания доказательствами, что существенно повлияло на правильность выводов суда.

Не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и выводы суда о том, что в действиях Полянского не было личной заинтересованности.

Не согласен с оценкой судом показаний свидетелей Т., Р., То. и Л. и что сам факт заполнения административного протокола, как официального документа и внесения в него официальных данных именно Полянским А.А. в судебном заседании, считаю, был установлен.

При данных обстоятельствах вина подсудимого и его причастность к совершению служебного подлога нашла свое полное подтверждение в ходе судебного заседания и его действия должны быть квалифицированы по ч.2 ст.292 УК РФ — служебный подлог, т.е. внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, совершенных из личной заинтересованности, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, и охраняемых законом интересы общества и государства.

Таким образом, считает, что суд незаконно и необоснованно при наличии приведенных доказательств, представленных стороной обвинения, оправдал Полянского А.А., а потому оправдательный приговор подлежит отмене.

В возражении на кассационное представление адвокат Н. в защиту интересов Полянского А.А. просит приговор оставить без изменения, а кассационное представление – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражение, заслушав мнение прокурора Лебедевой Т.А., а также прокурора Лебедевой Т.А., а также объяснение оправданного Полянского А.А. и мнение адвоката Малькова К.А., судебная коллегия считает приговор законным и обоснованным, а доводы представления – не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Органами предварительного расследования было предъявлено Полянскому А.А. обвинение в том, что он, работая в должности милиционера ППС УВД г.Прокопьевска, осуществляя функции представителя власти, т.е. являясь должностным лицом, уполномоченный обеспечивать безопасность личности, правопорядок на улицах и пресекать административные правонарушения, охранять общественный порядок, оказывать помощь физическим лицам в защите их прав и законных интересов (в том числе составлять протоколы об административных правонарушениях), желая улучшить результативность своей работы и собственные показатели по службе, 28.03.2010г. около 16 часов, находясь при исполнении служебных обязанностей, в служебном автомобиле у дома №21 по ул.Селиванова в г.Прокопьевске, умышленно совершил служебный подлог путем фальсификации протокола об административном правонарушении на основании сфальсифицированного им же протоколов показаний свидетелей от имени лиц, которые фактически таковыми не являлись. То есть Полянскому А.А. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.292 УК РФ.

Суд правильно положил в основу оправдательного приговора показания самого Полянского А.А., свидетелей См., Си., частично показания Р. на предварительном следствии и в судебном заседании, а также показания свидетелей То. и Л. в суде, как достоверные и допустимые, дал им полную оценку, не вызывающую сомнений и обоснованно указал на отсутствие со стороны указанных свидетелей заинтересованности в исходе дела, а то обстоятельство, что свидетели являются сослуживцами подсудимого Полянского А.А., на что указано в представлении, не является достаточным основанием сомневаться в их правдивости. Не говорил о какой-либо заинтересованности свидетелей в исходе дела и потерпевший. Об этом не заявлял и государственный обвинитель в судебном заседании.

На основании показаний указанных свидетелей суд обоснованно пришел к выводу, что никакой ответственности за количество выявленных или невыявленных административных правонарушений во время дежурства сотрудники не несут, за это не поощряют и не наказывают. В связи с чем суд обоснованно пришел к выводам, что личной заинтересованности Полянского А.А. в составлении административного протокола не было. А те обстоятельства, что административный протокол заполнен самим Полянским А.А., при наличии совокупности допустимых и достоверных доказательств, опровергающих наличие у Полянского А.А. прямого умысла на совершение служебного подлога, наличие иной личной заинтересованности в совершении служебного подлога, то есть, как обоснованно указал суд – отсутствие субъективной стороны вмененного преступления, не указывают на его виновность в предъявленном обвинении. В связи с чем выводы суда, изложенные в приговоре, полностью соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, а доводы представления не подлежат удовлетворения из-за их необоснованности.

Не вызывают сомнений выводы суда о признании недостоверными показания свидетеля Т. в части необходимости составления за смену двух административных материалов, поскольку, как правильно указал суд эти его показания опровергаются показаниями свидетелей Р., То. и Л., и показаниями подсудимого. Также не усматривается оснований не согласиться с оценкой судом показаний свидетеля Р. и признании их недостоверными в части его показаний по служебной проверке в отношении Полянского А.А., поскольку данная оценка суда подтверждается материалами дела, в частности, как правильно указано в приговоре, заключением служебной проверки (л.д.138-139), показаниями свидетелей П. и Т., показаниями подсудимого, поскольку показания указанных свидетелей подробные, последовательные, согласуются между собой и подтверждаются указанными письменными материалами по делу.

Поэтому доводы представления в части несогласия с оценкой показаний самого Полянского А.А., свидетелей См., Си., Р., То., Л., П. и Т. необоснованны.

В ходе судебного разбирательства были подробно допрошены потерпевший Б., свидетели Та. и С. по обстоятельствам вмененного Полянскому А.А. обвинения, устранены противоречия в их показаниях путем оглашения показаний на предварительном следствии и в судебном заседании от 23.08.12010 года, насколько это возможно в судебном заседании, а сами свидетели не смогли объяснить причину противоречий. А также в приговоре подробно изложены показания данных участников судебного процесса, и судом проведен полный анализ их показаний, в результате которого суд обоснованно пришел к выводу, что показания потерпевшего Б., свидетелей Та. и С. следует признать недостоверными, поскольку они противоречат как между собой, так и с показаниями свидетелей П. и Т., подсудимого и письменными материалами по делу, в частности постовой книгой нарядов, служебной характеристикой и т.д. Суд правильно усмотрел, что Та. и С. не знакомы с подсудимым и что в тоже время Та. знакома с потерпевшим Б., что также подтверждает правильность выводов суда в оценке показаний потерпевшего и данных свидетелей.

Поэтому не усматривается оснований сомневаться в выводах суда о том, что противоречия в показаниях потерпевшего Б., свидетелей Та. и С. вызывают неустранимые сомнения в виновности подсудимого и из них невозможно с достоверностью установить существенные обстоятельства уголовного дела, в частности имел ли место факт, что сотрудники милиции приезжали к Та., что не позволяет принять их показания как достоверные и положить в основу обвинения. Кроме того, необходимо отметить, что согласно предъявленного обвинения протокол об административном правонарушении составлен был подсудимым в служебном автомобиле у дома по ул. Селиванова, 21 в г. Прокопьевске, а не в доме, как указано в представлении по показаниям свидетелей, с оценкой показаний которых он не согласен. То есть несогласие государственного обвинителя с оценкой показаний свидетелей приводит к изменению места совершения вмененного Полянскому А.А. преступления.

По мнению судебной коллегии, суд на основании совокупности исследованных в судебном заседании и указанных в приговоре доказательств пришел к правильному выводу об отсутствии доказательств, опровергающих составление протокола об административном правонарушении и сбор по нему материалов в строгом соответствии с законом.

Поэтому доводы представления о несогласии с оценкой суда показаний потерпевшего Б., свидетелей Та. и С. необоснованны и опровергаются материалами дела.

Доводы представления, что судом не дана оценка постановлению мирового судьи от 30.03.2010г. о прекращении производства по делу об административном правонарушении в отношении Б., необоснованны и опровергаются текстом самого приговора, в котором суд указал, что в качестве виновности подсудимого Полянского А.А. сторона обвинения представила также письменные материалы дела, в том числе постановлению мирового судьи от 30.03.2010г., и дал ему оценку, указав, что оно не может служить достаточным доказательством для признания подсудимого виновным по предъявленному обвинению.

Таким образом не нашли своего подтверждения доводы представления о допущении судом при вынесении приговора требования п.4 ч.1 ст.305 УПК РФ.

Выводы суда об отсутствии достоверных доказательств, свидетельствующих о наличии события преступления, предусмотренного ч.2 ст.292 УК РФ, совершение которого вменяется в вину Полянскому А.А., полностью подтверждены материалами дела. И из показаний свидетелей, на которые указано в представлении, не представляется возможным сделать вывод, что фактически Б. мелкого хулиганства не совершал, как об этом указано государственным обвинителем. А ссылка в представлении на то, что судом не установлен и не допрошен мужчина, присутствующий на месте правонарушения вместе с Б., несостоятельна и не соответствует нормам уголовно-процессуального закона, поскольку в соответствии со ст.15 УПК РФ установить свидетеля обвинения и заявить в судебном заседании ходатайство о его допросе входит в обязанности государственного обвинителя, а не суда, и что не было сделано, что следует из протокола судебного заседания. Поэтому судом правильно указано, что государственным обвинением не представлены достаточные доказательства виновности подсудимого в предъявленном обвинении.

Судебная коллегия считает, что суд, оценив полно собранные по делу доказательства, правильно установив фактические обстоятельства дела, объективно и обоснованно пришёл к выводу, что на предварительном следствии и в судебном заседании не добыты доказательства, с достоверностью подтверждающие, что Полянский А.А. из личной или иной заинтересованности умышленно совершил служебный подлог путем фальсификации протокола об административном правонарушении на основании сфальсифицированного им же протоколов показаний свидетелей от имени лиц, которые фактически таковыми не являлись.

Поэтому суд обоснованно не нашел основания для вынесения в отношении подсудимого Полянского А.А. обвинительного приговора и оправдал его по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.292 УК РФ, за отсутствием события преступления.

На основании изложенного следует, что доводы, изложенные в кассационном представлении несостоятельны, поскольку не нашли своего подтверждения в судебном заседании. Они опровергаются совокупностью доказательств, тщательно исследованных судом и приведённых в приговоре.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не усматривается.

Судебная коллегия считает, что оправдательный приговор суда в отношении Полянского А.А. постановлен законно и обоснованно. Органами предварительного следствия и стороной обвинения в судебном заседании по делу не представлено достаточно достоверных доказательств, подтверждающих совершение вменённого подсудимому преступления. В условиях же судебного заседания исчерпаны все возможности получения дополнительных доказательств по данному делу. Доказательства, положенные в основу оправдательного приговора, приведены в приговоре, судом им дана надлежащая оценка.

Руководствуясь ст.ст.377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

Приговор Центрального районного суда г. Прокопьевска Кемеровской области от 24 мая 2011 года по оправданию Полянского А.А. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.292 УК РФ, за отсутствием события преступления – оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Ретунских Т.П. – без удовлетворения.

Председательствующий: /подпись/ /Уразаева Л.А./

Судья вынес оправдательный приговор своему врачу // И был отстранен от должности

Дисциплинарная коллегия Верховного суда поддержала решение квалифколлегии Калмыкии, досрочно отстранившей судью районного суда республики от должности из-за его внепроцессуальных отношений с подсудимым. Он рассматривал дело в отношении врача районной больницы, который параллельно судебному процессу оказывал судье медицинские услуги. Врач обвинялся в присвоении и растрате, а также в подлоге. Судья частично оправдал его. При повторном рассмотрении дела обвинительный приговор был вынесен по всем статьям.

В понедельник дисциплинарная коллегия Верховного суда (ВС) РФ рассмотрела жалобу судьи Юстинского районного суда Калмыкии Очира Теблеева на решение Квалификационной коллегии судей (ККС). Коллегия в июле этого года по представлению председателя Верховного суда республики Валерия Петренко приняла решение о досрочном прекращении полномочий Очира Теблеева и лишении его квалификационного класса. Поводом стали внепроцессуальные отношения с участником уголовного дела — врачом, которого судья в декабре 2013 года частично оправдал.

Бывший главврач районной больницы Игорь Бокушев обвинялся в присвоении и растрате (ч. 3 ст. 160 УК РФ) и подлоге (ч. 1 ст. 292 УК), поскольку в 2013 году он выплачивал деньги себе и своей супруге за работу, которая фактически не выполнялась или выполнялась другими. Очир Теблеев в декабре 2013 года осудил доктора только по ч. 3 ст. 160 УК РФ. При этом по статье о служебном подлоге врач был оправдан из-за отсутствия в его деяниях состава преступления. Приговор в части оправдания (по ч. 1 ст. 292 УК РФ) был отменен в июле 2014 года в апелляции (с карточкой дела можно ознакомиться здесь, текст определения суда см. здесь). При новом рассмотрении дела в первой инстанции 19 декабря прошлого года под председательством судьи Зинаиды Очировой врач был осужден и по ст. 292 УК РФ (карточка дела — здесь, текст решения по делу см. здесь).

Поводом для открытия дисциплинарного дела в отношении Очира Теблеева стало сообщение в ВС Калмыкии от органов ФСБ о том, что судья имел внепроцессуальное общение с подсудимым. Это выяснилось при расследовании уголовного дела в отношении врача: по записям телефонных переговоров подсудимого были установлены отношения с Очиром Теблеевым. В частности, в конце декабря Игорь Бокушев звонил судье, поздравлял с праздниками и обсуждал вопрос доставки мяса, следует из материалов дела.

Сам судья объяснил, что обсуждал с Игорем Бокушевым только свое здоровье. Врач оказывал ему медицинские услуги — делал перевязки, для чего приезжал дважды в день на дом. А обсуждение мяса судья назвал «медицинским сленгом». Поскольку операция была «интимного характера», то воспользоваться услугами медсестры судья «постеснялся», а на тот момент, по словам судьи, Игорь Бокушев был единственным врачом в больнице. Судья не посчитал нужным заявить самоотвод по делу, потому как был уверен, что факт общения с доктором «не помешает его объективности и справедливости». Впрочем, в ККС республики с этим не согласились и приняли решение о досрочном отстранении судьи от должности с лишением квалификационного класса судьи. Такую позицию поддержала и дисциплинарная коллегия ВС РФ, которая отказала в удовлетворении жалобы судьи на решение ККС.

На решение ККС и судей могло повлиять еще и то, что это был не первый случай привлечения Очира Теблеева к дисциплинарной ответственности. Годом ранее ККС вынесла ему предупреждение за то, что для него было приобретено на федеральные средства жилье «по размерам, значительно превышающим его потребность», которое судья вскоре продал бывшему собственнику.

Определение Верховного Суда РФ от 01.03.2002 N 82-Д02пр-3 Оправдательный приговор и судебные акты по уголовному делу о служебном подлоге оставлены без изменения в связи с отсутствием состава преступления.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 1 марта 2002 г. N 82-Д02пр-3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Свиридова Ю.А.

судей — Колышкина В.И., Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании 1 марта 2002 г. дело по протесту в порядке надзора заместителя Генерального прокурора Российской Федерации в отношении Т.

Приговором Курганского городского суда Курганской области от 13 сентября 2001 года

Т., , ранее не судимый,

оправдан по ст. 292 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Курганского областного суда от 23 октября 2001 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Курганского областного суда от 19 ноября 2001 года состоявшиеся судебные постановления по делу оставлены без изменения, а протест прокурора области — без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Колышкина В.И., заключение прокурора Нечина В.В., поддержавшего доводы протеста заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, судебная коллегия

органами предварительного следствия Т. обвинялся в том, что он, работая в должности начальника следственного отдела Управления ФСНП РФ по Курганской области, и, являясь должностным лицом, осуществляющим функции представителя власти, совершил служебный подлог при следующих обстоятельствах.

На протяжении 2000 года он в своем служебном кабинете, расположенном в помещении Управления ФСНП РФ по Курганской области по адресу: г. Курган, ул. Климова, д. 60, с целью искусственного улучшения показателей результативности работы Управления ФСНП РФ по Курганской области, создания видимости благополучия по борьбе с налоговыми правонарушениями и получения в связи с этим за достижения по службе материальных вознаграждений в виде премий и иных поощрений, систематически вносил заведомо ложные сведения в официальные документы — итоговую государственную статистическую отчетность “Отчет о следственной работе“ формы “1Е“, в ежемесячные отчеты “Основные показатели следственной работы органов прокуратуры, внутренних дел и налоговой полиции (с нарастающим итогом)“ формы “1ЕМ“, утвержденные и введенные в действие совместным приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, ФСНП РФ N 30 от 23.05.97 года и постановлениями Государственного комитета РФ по статистике N 20 от 26.03.97 года и N 31 от 20.04.2000 года. Удостоверяя эти сведения своей личной подписью, Т. представлял их в установленном порядке в прокуратуру г. Кургана и Курганской области.

Оправдывая Т. по предъявленному обвинению за отсутствием в деянии состава преступления, суд указал, что в судебном заседании не нашел своего подтверждения умысел на внесение в отчеты заведомо ложных сведений, а также мотив действий Т. “из корыстной и иной личной заинтересованности“.

Кассационная инстанция, согласившись с приговором, указала, что утверждение Т. о добросовестном заблуждении при составлении статотчетов о работе группы дознания должным образом не опровергнуто. Существенных противоречий в показаниях Т., а равно личной, корыстной заинтересованности у Т. при составлении статотчетов не установлено.

В протесте заместителя Генерального прокурора Российской Федерации поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В протесте утверждается о том, что вывод суда изложенный в приговоре не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В протесте указано, что на момент инкриминируемых деяний Т. знал о недопустимости учета материалов, как уголовных дел.

Это следует из показаний свидетеля Ч. о том, что по результатам прокурорской проверки за 1999 год он разъяснил Т. недопустимость учета отказных материалов как расследованных уголовных дел. Сам Т. на предварительном следствии (т. 3 л.д. 204) не отрицал факта такой беседы. На это же обстоятельство обращалось внимание в представлении первого заместителя прокурора области от 11 апреля 2000 года, адресованном начальнику УФСНП (т. 1 л.д. 15). Из показаний Т. (т. 2 л.д. 206) следует, что он был ознакомлен с этим представлением, но до октября 2000 года продолжал завышать в отчетах количество уголовных дел.

Из показаний свидетеля В. усматривается, что она дала Т. единственную рекомендацию — составлять отчет в точном соответствии с его заголовком и строками, в которых речь идет только об учете уголовных дел и материалов протокольной формы досудебной подготовки.

В соответствии с Инструкцией по статистической отчетности о следственной работе по форме “1Е“, утвержденной приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ и ФСНП РФ N 30 от 23.05.97 года, в отчете указываются основные показатели работы следствия и дознания УФСНП области, которым являются число уголовных дел, направленных в суд, в том числе прекращенных, а также направленных в суд материалов протокольной формы досудебной подготовки. Это же следует и из заголовка бланка отчета формы “1Е“ и “1ЕМ“. В связи с чем доводы Т. о неправильном толковании Инструкций и его утверждение о том, что до конца июня 2000 года он не знал о завышении им статистических показателей за счет отказных материалов, являются несостоятельными. В протесте подробно мотивируется, в чем состояла корыстная и личная заинтересованность Т. в совершении служебного подлога.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста в порядке надзора и возражения оправданного на протест, судебная коллегия находит приговор, кассационное определение и постановление президиума областного суда законными и обоснованными, а протест заместителя Генерального прокурора РФ не подлежащим удовлетворению.

Показания свидетеля Ч., на которые имеется ссылка в протесте, как на доказательство виновности Т., зафиксированы в протоколе судебного заседания (т. 4 л.д. 105 — 106), свидетель Ч. в ходе допроса показал, что во время проверки он не вникал в вопросы статистики, так как в его задачу входило проверить законность принятых в ходе следствия и дознания решений. Свидетель Ч. подтвердил объяснения Т. о том, что на его вопросы он лишь рекомендовал ему руководствоваться соответствующей инструкцией.

Свидетель В., на показания которой также сделана ссылка в протесте, подтвердила пояснения Т. о том, что он (Т.) обращался к ней по вопросу составления статотчетов форм “1Е“, “1ЕМ“. Она, не являясь специалистом в этих вопросах, рекомендовала ему руководствоваться инструкцией.

Свидетели Б., Н., Л., Т.Е., П. (руководящие работники УФСНП) подтвердили пояснения Т. о том, что вопрос о включении в отчеты “1Е“, “1ЕМ“ материалов, по которым в возбуждении уголовных дел было отказано по не реабилитирующим основаниям, обсуждался, и он добросовестно заблуждался о возможности такого включения.

Представление прокуратуры области от 11 апреля 2000 года (т. 1 л.д. 15) касается самых различных вопросов деятельности УФСНП по разрешению заявлений граждан и расследования уголовных дел. Лишь один абзац в этом документе относится к составлению статотчетов. Однако в нем речь идет об отчете о рассмотрении заявлений и сообщений. Формы “1Е“, “1ЕМ“ в представлении не упоминаются. В этой связи суд обоснованно признал объяснения Т. по этому поводу состоятельными.

Довод протеста о том, что запрет учета материалов в этих отчетах следовал из текста, судебная коллегия находит неубедительным.

В протесте утверждается, что об умысле Т. на внесение ложных данных свидетельствует тот установленный ревизией факт, что показатели в статотчетах только завышены. Судебная коллегия не может согласиться этим доводом по следующим основаниям. Как установлено материалами дела статотчеты составлялись нарастающим итогом, поэтому занижение количества возможно лишь в результате описки или счетной ошибки, что и имело место (акт ревизии т. 3 л.д. 175 стр. 6).

Довод протеста о противоречивости показаний Т. также нельзя признать состоятельным. Каких-либо существенных противоречий в показаниях Т. не имеется. Как в ходе предварительного следствия, так и в судебных заседаниях его позиция не претерпела существенных изменений.

Следует отметить, что все приведенные доводы в протесте, касающиеся умысла Т. на совершение вмененного ему состава преступления, то это обстоятельство было всесторонне, полно и объективно исследовано в судебном заседании и получило надлежащую, мотивированную оценку в судебных решениях по настоящему делу.

Утверждение Т. о добросовестном заблуждении при составлении статотчетов о работе группы дознания не было опровергнуто должным образом. Этот вывод суда является обоснованным и согласуется с материалами дела, которые тщательно исследованы в ходе судебных рассмотрений.

Допущенное Т. завышение данных о работе следственного отдела является незначительным. Из акта ревизии (т. 3 л.д. 171 — 178) следует, что по следственному отделу завышение числа дел по Курганской области за период января — сентябрь составило шесть единиц. При этом надлежит заметить, что эти шесть единиц перешли с августа, отчет за который Т. не составлялся. За первое полугодие 2000 года завышение составило лишь три единицы.

Отсутствие умысла на совершение служебного подлога исключает и наличие корыстной или личной заинтересованности.

В протесте отмечено, что отделы дознания и следствия УФСНП области являются составной частью одного правоохранительного органа и нацелены на выполнение единых задач, в связи с этим Т. заинтересован в высоких показателях работы УФСНП области. В обоснование этого довода приведен факт поощрения Т. Почетной грамотой Администрации Курганской области от 15 марта 2000 года, приказ о снятии ранее наложенного взыскания от 25 июля 2000 года и приказ о премировании Т. от 7 декабря 2000 года. Эти доводы протеста судебная коллегия находит необоснованными.

Ни в обвинительном заключении, ни в судебном заседании, ни в протесте не приведено никаких данных, либо доводов о личной заинтересованности Т. в завышении показателей работы группы дознания, к деятельности которой оправданный не имел никакого отношения.

Достоверно по делу установлено, что Т. поощрялся не за достижения руководимого им подразделения, а за достижения высоких результатов в оперативно-служебной деятельности, проявленные при этом профессионализм и ответственность, а также в связи с памятными датами налоговой полиции.

В связи с этим следует признать, что вывод судебных инстанций об отсутствии у Т. корыстных или личных мотивов при составлении отчетов является обоснованным и не противоречит фактическим обстоятельствам дела.

С учетом изложенного и руководствуясь п. 1 ст. 378 УПК РСФСР, судебная коллегия

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на приговор Курганского городского суда от 13 сентября 2001 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Курганского областного суда от 23 октября 2001 года и постановление президиума Курганского областного суда от 19 ноября 2001 года в отношении Т. оставить без удовлетворения.

Дело № 22-285/2014

29 июля 2014 года город Элиста

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия в составе:

председательствующего Ильжиринова В.И.,

судей Кикенова Д.В. и Гончарова С.Н.,

прокурора уголовно-судебного отдела

прокуратуры Республики Калмыкия Чубановой В.А.,

осуждённого Бокушева И.Н.,

защитника в лице адвоката Сангаджиевой Б.У.,

при секретаре Шириновой Ю.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционное представление прокурора Юстинского района Республики Калмыкия Дорджиева Н.М. и апелляционные жалобы осуждённого Бокушева И.Н. на приговор Юстинского районного суда Республики Калмыкия от 9 июня 2014 года, которым

Бокушев Игорь Николаевич, несудимый,

осуждён по ч. 3 ст. 160 УК РФ с лишением права занимать должности, связанные с выполнением организационно — распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, сроком на 2 года;

оправдан по ч.1 ст. 292 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его деяниях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Гончарова С.Н. об обстоятельствах дела, выступление осуждённого Бокушева И.Н. и его защитника Сангаджиевой Б.У., поддержавших апелляционные жалобы по изложенным в них доводам, и просивших представление прокурора оставить без удовлетворения, а также мнение прокурора Чубановой В.А., поддержавшей представление государственного обвинителя и полагавшей необходимым приговор суда отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение, судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

Бокушев И.Н.признан виновным в присвоении, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, и обращении его в свою пользу, с использованием своего служебного положения. Преступление совершено осуждённым при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

По предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ Бокушев И.Н. оправдан в связи с отсутствием в его деяниях состава преступления.

В судебном заседании Бокушев И.Н. вину в предъявленном обвинении не признал.

Не согласившись с приговором суда, прокурор Юстинского района Республики Калмыкия Дорджиев Н.М. обратился с апелляционным представлением, считая приговор суда, которым Бокушев И.Н. осужден по ч. 3 ст. 160 УК РФ несправедливым вследствие его чрезмерной мягкости. Назначенное Бокушеву И.Н. наказание не отвечает целям восстановления социальной справедливости, предупреждения совершения новых преступлений, поскольку Бокушев И.Н. от занимаемой должности главного врача БУ РК отстранен, трудовой договор с ним расторгнут, а на территории района иных государственных муниципальных учреждений здравоохранения не имеется. Совершенное Бокушевым И.Н. преступление по ч. 3 ст. 160 УК РФ относится к категории тяжких, осужденный вину не признал.

Полагает, что приговор суда в части оправдания Бокушева И.Н. по ч. 1 ст. 292 УК РФ незаконен, так как судом неправильно оценены показания свидетеля и не устранены противоречия в них, оставлены без должной оценки иные доказательства, опровергающие доводы указанного свидетеля, такие как показания свидетеля , которые не отражены в приговоре суда. При этом, доказательства, предоставленные стороной обвинения в совершении Бокушевым И.Н. служебного подлога, суд безосновательно отверг. Исследованные судом доказательства, указывают на наличие в действиях Бокушева И.Н. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, а допущенные судом нарушения повлекли вынесение несправедливого оправдательного приговора. Просит приговор суда отменить, направить уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе.

В возражении на апелляционное представление осужденный Бокушев И.Н. считает доводы, изложенные в апелляционном представлении прокурора необоснованным. Суд опроверг первоначальные показания свидетеля , поскольку данный свидетель указал, что в действительности показаний, данных ею на предварительном следствии, не давала. Иные доказательства никак не могут свидетельствовать о его вине в совершении преступления по ч.1 ст. 292 УК РФ.

В апелляционных жалобах (основной и дополнительной) осужденный Бокушев И.Н. считает приговор суда в части признания его виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст.160 УК РФ, несправедливым. Так, при вынесении приговора суд основывался на показаниях свидетеля , с которой имеются неприязненные отношения, послужившие причиной для оговора. Указывает, что заработную плату медсестры кабинета УЗИ за период учебного отпуска фактически получила , а за работу диетсестры — . Оценивая показания свидетеля о получении заработной платы за , суд не учел заключение эксперта от 20 апреля 2013 г. № , из которого следует, что невозможно установить кто поставил подпись вместо , в связи с чем утверждения суда о получении Бокушевым И.Н. заработной платы вместо являются голословными. Кроме того, суд неверно истолковал показания о том, что он написал заявление о приеме на работу по инициативе Бокушева И.Н. Суд необоснованно отклонил ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы с образцами почерков свидетелей . Не учел показания о получении им надбавки в размере за выполнение обязанностей медсестры. Показания свидетелей , указывающих на то, что видели в учреждении, но не знали какие функции она выполняет, суд также не принял во внимание. Доказательств наличия корыстной цели, умысла на совершение преступления и обращения имущества в свою пользу установлено не было. Считает, что заработная плата сотрудников учреждения ему не вверялась, составление табеля рабочего времени, начисление и выдача заработной платы не являются его обязанностями, в связи с чем имущества в его ведении не имелось. была принята на работу , в период замещения им должности главного врача. Противоречия в показаниях представителей потерпевших в оценке причиненного ущерба судом устранены не были. Суд, принимая решение, сделал выводы о доказанности совершения преступления, основываясь на предположениях. Полагает, что обстоятельства, подлежащие доказыванию, стороной обвинения и судом не установлены. Просит приговор Юстинского районного суда Республики Калмыкия от 9 июня 2014 года отменить, вынести оправдательный приговор по ч. 3 ст.160 УК РФ.

В возражении на апелляционную жалобу государственный обвинитель Дорджиев Н.М. полагает, что оснований для вынесения оправдательного приговора по ч. 3 ст. 160 УК РФ не имеется.

В суде апелляционной инстанции прокурор Чубанова В.А. поддержала требования государственного обвинителя по доводам, указанным в представлении.

Осужденный Бокушев И.Н. и его защитник Сангаджиева Б.У. просили приговор о признании его виновным в предъявленном обвинении по ч. 3 ст. 160 УК РФ отменить, а приговор об его оправдании по ч. 1 ст. 292 УК РФ оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления, апелляционных жалоб, возражений на них, судебная коллегия считает приговор суда в части признания Бокушева И.Н. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, законным обоснованным и справедливым, а приговор части оправдания в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, подлежащим отмене.

Анализ приведённых в приговоре доказательств, свидетельствует о правильном установлении судом фактических обстоятельств дела. Выводы суда о виновности Бокушева И.Н. в хищении вверенного имущества, с использованием своего служебного положения основаны на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных и оценённых в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

Так, из показаний свидетеля , следует, что она по распоряжению главного врача Бокушева И.Н. вносила в табель учета рабочего времени сведения о работе медсестры кабинета УЗИ , которая фактически не работала. По указанию Бокушева И.Н. она также вносила сведения об в табель, хотя последняя в 2011 году в больнице уже не работала.

Согласно показаниям свидетеля в 2011 году заработную плату, начисленную на имя врача травматолога , получал и расписывался за него в платежных ведомостях главный врач больницы Бокушев И.Н., при этом в этот период в районной больнице не работал. Заработную плату вместо за работу медсестры кабинета УЗИ получала .

Свидетель пояснил, что он является врачом кабинета УЗИ. После увольнения в 2010 году медсестры , он написал заявление о замещении вакансии медсестры, за что получает надбавку к заработной плате. с ним не работала.

Из показаний свидетеля следует, что в 2011 году к ней обратилась , которая предложила оформить ее на должность медсестры кабинета УЗИ и поработать под ее именем, на что она ответила согласием. При этом заявление о приеме на работу она не писала и заработную плату не получала.

Свидетель указал, что после увольнения 28 марта 2011 года, он в БУ РК не работал, больницу не посещал, прием больных не осуществлял и заработную плату не получал.

Согласно распоряжению главы от , приказу от Бокушев И.Н. назначен главным врачом с 2011 года.

Из должностной инструкции главного врача следует, что главный врач учреждения осуществляет руководство учреждением здравоохранения, обеспечивает организацию лечебно-профилактической, административно-хозяйственной и финансовой деятельности учреждения, осуществляет общий контроль за деятельностью структурных подразделений и персонала учреждения.

Кроме того, суд привёл в приговоре другие доказательства виновности осуждённого в инкриминируемом ему преступлении, в частности, показания свидетелей , а также протоколы осмотра документов от , заключения экспертов от и иные доказательства, содержание которых подробно изложено в приговоре.

Оценивая эти и другие доказательства, как отдельно, так и в их совокупности, суд первой инстанции, обоснованно признал их допустимыми и достоверными, поскольку они подробны, последовательны, согласуются по времени, месту, способу и другим обстоятельствам происшедшего, и получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Вопреки доводам апелляционной жалобы установленный судом факт неприязненных отношений не свидетельствует об оговоре подсудимого, поскольку показания данного свидетеля исследованы с достаточной полнотой, подтверждаются совокупностью имеющихся в материалах дела доказательств, обоснованно признаны судом объективными и сомнений у суда апелляционной инстанции не вызывают. предупреждена об уголовной ответственности по ст. 307-308 УК РФ, в связи с чем у суда не было оснований для признания ее показаний недопустимыми и недостоверными.

Ссылка в жалобе на получение заработной платы вместо голословна и опровергается материалами дела.

Нельзя признать состоятельными утверждения в жалобе о недоказанности факта получения Бокушевым И.Н. заработной платы вместо и написании последним заявления о приеме на работу без участия Бокушева И.Н., поскольку это опровергается показаниями самого и свидетеля , приведенными выше.

Заключением эксперта от установлено, что подписи от имени в платежных ведомостях выполнены не , а другим лицом, которое определить невозможно из-за простоты выполнения подписей, малого количества объектов для сравнения и схожести почерков.

Однако, данное заключение эксперта не опровергает факт получения заработной платы Бокушевым И.Н. вместо и не ставит под сомнение виновность Бокушева И.Н. в инкриминируемом деянии, поскольку Бокушев И.Н. расписывался в платежных ведомостях, имитируя подпись .

Факт невыполнения работы по должности врача-травматолога и обязанностей медсестры УЗИ-кабинета и диетической сестры, в инкриминируемые Бокушеву И.Н. периоды, подтверждается показаниями свидетелей , в связи с чем доводы жалобы о том, что показаниями указанных свидетелей подтверждается нахождение на рабочем месте, признаются несостоятельными.

Оснований не доверять показаниям указанных свидетелей, судом не установлено.

Утверждение в жалобе о необоснованном отказе в удовлетворении ходатайства о проведении почерковедческой экспертизы несостоятельны, так как судебная экспертиза, согласно ст. 195 УПК РФ, производится только в случае ее необходимости.

Показаниями свидетеля , заключением эксперта от и протоколами осмотра документов от подтверждается, что за заработную плату получила , в связи с чем необходимости в проведении заявленной экспертизы не имелось, и суд правомерно отказал в удовлетворении ходатайства, руководствуясь принципом достаточности доказательств.

Доводы в апелляционной жалобе об отсутствии у Бокушева И.Н. полномочий по распоряжению вверенным имуществом, являются несостоятельными, поскольку он являлся должностным лицом – главным врачом учреждения, осуществлял руководство учреждением и обеспечивал организацию административно-хозяйственной и финансовой деятельности, что подтверждается исследованными в судебном заседании распоряжением, приказом и должностной инструкцией.

Указание в жалобе на показания свидетелей , как доказательства нахождения на рабочем месте, не подтверждается материалами дела.

Ссылка на то, что осужденный на работу не принимал и трудового договора с ней не заключал, правового значения для признания Бокушева И.Н. виновным в совершении хищении вверенного имущества не имеет, так как факт совершения преступления установлен, в период замещения Бокушевым И.Н. должности главного врача.

Указание в жалобе на наличие разногласий в показаниях представителей потерпевших о существенности причиненного ущерба не может быть принято во внимание, поскольку существенный вред квалифицирующим признаком данного преступления не является.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, предположений относительно виновности Бокушева И.Н., приговор не содержит. Описательно-мотивировочная часть приговора соответствует требованиям ст. 302 и 307 УПК РФ, в нем содержатся доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении осуждённого, и мотивы, по которым суд признал доказательства достоверными и допустимыми. Судом правильно установлены место, время, способ совершения и мотив преступления.

Таким образом, совокупность исследованных доказательств и фактические обстоятельства дела, установленные судом, вопреки утверждению жалобы, свидетельствуют о наличии в действиях Бокушева И.Н. корыстной цели и прямого умысла на совершение хищения, так как Бокушев И.Н., зная, что работу медсестры кабинета УЗИ выполняет врач , за что получает надбавку, дал указание вносить в табель рабочего времени работу в качестве медсестры этого же кабинета. За Бокушев И.Н. получал денежные средства лично.

Между тем, судебная коллегия отмечает, что суд первой инстанции, описывая обстоятельства совершения Бокушевым И.Н. хищения вверенного ему имущества установил, что в период с по года и в период с по года Бокушев И.Н. совершил хищение вверенного ему имущества, путем незаконного начисления и выдачи денежных средств в сумме рублей копеек в пользу своей супруги . В период с по года совершил хищение имущества также путем незаконного начисления денежных средств в сумме рублей копейки в пользу своей супруги, которая их получила. В период с по года Бокушев И.Н. совершил хищение, путем незаконного начисления на имя заработной платы, и обратил данные средства в сумме рублей копеек в свою пользу.

Указанные эпизоды суд первой инстанции квалифицировал как присвоение. Однако, противоправное безвозмездное обращение лицом, вверенного ему имущества в пользу других лиц, является растратой.

Таким образом, действия Бокушева И.Н. в части получения заработной платы вместо суд правильно определил как присвоение, а действия в части хищения имущества и его обращения в пользу супруги следует квалифицировать как растрата.

Уточнение квалификации совершенного преступления не влияет на вид и размер наказания, поскольку действия Бокушева И.Н. охватывались единым умыслом и были направлены на хищение чужого имущества, вверенного Бокушеву И.Н. и его обращение в свою пользу и в пользу других лиц, ответственность за которые предусмотрена ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Наказание за совершенное Бокушевым И.Н. преступление назначено в пределах санкции ч. 3 ст. 160 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, относящегося согласно ст. 15 УК РФ к категории тяжких преступлений, конкретных обстоятельств дела, данных о личности, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств и, вопреки доводам апелляционного представления не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной мягкости.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Бокушева И.Н. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 160 УК РФ, в связи с чем оснований для изменения приговора и удовлетворения апелляционных представления и жалоб не имеется.

Принимая решение в части оправдания Бокушева И.Н. в предъявленном ему обвинении в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, суд положил в основу приговора показания свидетеля , данные в судебном заседании.

С данными выводами суда нельзя согласиться, ввиду неправильной оценки доказательств.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда считается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

При постановлении приговора суд должен дать объективную оценку всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам, как подтверждающим выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащим этим выводам.

При этом в силу требований ст. 305 УПК РФ суд обязан указать в оправдательном приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

В силу ст. 87 УПК РФ проверка доказательств проводится судом путём сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Согласно требованиям ст. 88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела.

Указанные требования закона судом первой инстанции в полной мере не выполнены.

Так, в подтверждение вывода об отсутствии в деянии Бокушева И.Н. состава преступления суд в приговоре привел показания свидетеля , данные в судебном заседании, которые по мнению суда согласуются с показаниями самого Бокушева И.Н., с другими исследованными доказательствами, и опровергают показания данного свидетеля на предварительном следствии.

Между тем, согласованность в судебном заседании показаний Бокушева И.Н. и между собой не может являться основанием для признания показаний свидетеля в судебном заседании в качестве достоверных, а соотносимость показаний в судебном заседании с другими исследованными доказательствами голословна, так как судом таких доказательств не установлено и в приговоре не приведено. Не установлено их и судом апелляционной инстанции.

Давая оценку показаниям данного свидетеля, суд не принял во внимание тот факт, что нарушений уголовно-процессуального закона при допросе свидетеля в ходе предварительного следствия и оглашения ее показаний в судебном заседании в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ не имеется, не учел наличие сложившихся на протяжении длительного времени служебных отношений между свидетелем и оправданным, показания свидетеля , а также очевидность факта, что справка оформлена лицом, не уполномоченным на это.

Признавая показания свидетеля на предварительном следствии недостаточными для признания Бокушева И.Н. виновным в совершении преступления, суд также не принял во внимание и не дал оценки показаниям свидетеля о том, что нарушений уголовно-процессуального закона при допросе допущено не было, показания он давала добровольно, прочитав их, удостоверила подписью.

Кроме того, показания свидетеля , приведенные в приговоре суда, о том, что ее допрашивали несколько раз, давали на подпись протоколы, которые она, возможно не читая, подписывала, не соответствуют показаниям данного свидетеля, изложенным в протоколе судебного заседания. Таких сведений нет и в оглашенных показаниях данного свидетеля, в связи с чем суд обосновал свое решение на доказательствах, не добытых в судебном заседании.

Оценивая доказательства, суд первой инстанции не привел убедительных доводов предпочтения показаний свидетеля , данных в судебном заседании, не подвергнув их должной проверке, не устранив в полной мере имеющиеся противоречия и не мотивировав свой вывод.

Такая оценка доказательств является односторонней, необъективной и противоречащей требованиям ст. 87- 88 УПК РФ.

Таким образом, суд оправдал Бокушева И.Н. в совершении служебного подлога в связи с отсутствием в его деяниях состава преступления, неправильно дав оценку доказательствам, положил их в основу приговора, что повлияло на постановление незаконного, необоснованного и несправедливого приговора.

Кроме того, суд, оправдывая Бокушева И.Н., признал версию обвинения об осведомленности оправданного о фиктивности справки и внесении недостоверных сведений в ее содержание недоказанной. Однако решение об оправдании вынес в связи с отсутствием в его деяниях состава преступления, что свидетельствует о наличии противоречий в выводах суда.

В связи с чем, судебная коллегия считает необходимым приговор суда в части оправдания Бокушева И.Н. в совершении им преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ отменить, в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона и наличием противоречий в выводах суда, которые повлияли на вынесение законного и обоснованного судебного решения. Уголовное дело в этой части направить на новое судебное разбирательство.

Направление уголовного дела на новое судебное разбирательство необходимо также и с целью обеспечения реализации прав граждан, предусмотренных ст. 47 и ч. 3 ст. 50 Конституции РФ, на рассмотрение дела именно тем судом, которому оно подсудно с возможностью инстанционного обжалования принятых решений.

При новом рассмотрении дела суду первой инстанции необходимо устранить отмеченные недостатки, всесторонне, полно и в соответствии с требованиями закона с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон исследовать все доказательства, представленные сторонами, оценить их в строгом соответствии с правилами оценки доказательств как каждое в отдельности, так и в их совокупности, проверив также обоснованность доводов, приведённых в апелляционном представлении, при необходимости принять иные процессуальные действия по исследованию доказательств для правильного разрешения дела, и постановить законное, обоснованное и справедливое решение.

Таким образом, руководствуясь ст. 38920, 38915-38917,38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

приговор Юстинского районного суда Республики Калмыкия в отношении Бокушева Игоря Николаевича в части оправдания по ч. 1 ст. 292 УК РФ отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе со стадии судебного разбирательства.

В остальной части приговор суда оставить без изменения.

Апелляционное представление прокурора Юстинского района Республики Калмыкия удовлетворить частично, а апелляционные жалобы Бокушева И.Н. оставить без удовлетворения.

Смотрите еще:

  • Пособие при увольнении в запас Консультация юриста: Пособие при увольнении в связи с предельным возрастом Здравствуйте! Какие выплаты полагаются прапорщику при увольнении в запас по предельному возрасту с выслугой более 20 лет? Виктор, 47 лет, г. Челябинск Виктор, здравствуйте. В соответствии с ч. […]
  • Как восстановится после развода Как восстановиться после развода Сразу после развала семьи наступает психологически сложный период. К разводу нужно быть готовым психологически В это время важно понять, как восстановиться после развода, чтобы адекватно пережить потерю и с исцеленной душой наладить […]
  • Количество разводов в россии и сша Меньше всего семей распадается в Чили – статистика разводов по странам мира В современных реалиях люди стали значительно проще относиться к брачным союзам. Если раньше многие создавали семьи и оставались в них до конца жизни, то теперь все значительно иначе. В […]
  • Материнский капитал в 12 тысяч Как получить 12000 (двенадцать тысяч) рублей материнского капитала Материнский капитал можно будет разделить и потратить 12000 рублей на любые нужды. Внимание! За судьбой нового законопроекта о единовременной выплате из материнского капитала следим по этой ссылке. В […]
  • Проект закона об изменения в гражданский кодекс Проект изменений в ГК: обсуждение поправок В Госдуме РФ продолжается рассмотрение проекта Федерального закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса РФ, а также в отдельные законодательные акты РФ" Первый заместитель […]
  • Исковое заявление об изъятии автомобиля из чужого незаконного владения Исковое заявление об истребовании имущества из незаконного владения Хорошим способом защиты права собственности является исковое заявление об истребовании имущества из незаконного владения. Такой вариант подходит, когда собственник намерен достичь определенной цели. […]
  • Договор купли продажи автомобиля бланк 2011 год Договор купли продажи автомобиля в 2017 году, скачать бланк и образец заполнения Для официальной продажи движимой собственности – транспортное средство (автомобиль, мотоцикл, прицеп и т.д.) начиная с 2014 года согласно законодательству Российской Федерации можно […]
  • Права многодетного родителя Налоговая социальная льгота на детей Систематизацию этой темы можете посмотреть (и скачать) на странице Таблица: Расчеты налоговой социальной льготы нa детей в ситуациях и влияние прожиточного минимума. Ниже - некоторые вопросы-ответы по теме Налоговая социальная […]